Перейти к материалам
Медики транспортируют Алексея Навального из омской больницы в аэропорт для отправки в Германию. Омск, 22 августа 2020 года.
истории

Главный оппозиционный политик России Алексей Навальный уже неделю в коме. Что делали в это время его соратники, врачи и власти? И когда он придет в сознание?

Источник: Meduza
Медики транспортируют Алексея Навального из омской больницы в аэропорт для отправки в Германию. Омск, 22 августа 2020 года.
Медики транспортируют Алексея Навального из омской больницы в аэропорт для отправки в Германию. Омск, 22 августа 2020 года.
Алексей Мальгавко / Reuters / Scanpix / LETA

Основатель Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) Алексей Навальный находится в коме с 20 августа — после того, как ему стало плохо на борту самолета, на котором он возвращался из сибирской командировки. «Медуза» напоминает главное, что стало известно о произошедшем за эту неделю: версиях его отравления, лечении, реакции российских и западных властей, расследовании и прогнозах, когда Навальный может прийти в себя.

С чего все началось

Алексей Навальный прилетел в Новосибирск вечером 13 августа, чтобы поддержать независимых кандидатов, планирующих участвовать в сентябрьских выборах в городские парламенты в Новосибирске и Томске. Одновременно он планировал снимать расследование про местных депутатов от «Единой России». Как утверждает МК, за передвижениями политика по Сибири постоянно следили силовики. Его сторонники тоже замечали наружное наблюдение. 

Добравшись до Томска, Навальный остановился в гостинице Xander Hotel (ее владельцев издание «Тайга.инфо» позже связало с региональными властями), а перед вылетом из томского аэропорта 20 августа около восьми утра политик выпил стакан чая в «Венской кофейне» в аэропорту. Это единственное, что он ел или пил с утра, подчеркивала его пресс-секретарь Кира Ярмыш, которая сопровождала Навального.

Во время полета из Томска в Москву рейсом S7 2614 ему стало плохо почти сразу после взлета, рассказала Ярмыш, Навальный начал кричать и потерял сознание (при этом в самом самолете политик ничего не ел и не пил, позже сообщили в авиакомпании S7). Экипаж экстренно посадил самолет в Омске.

Навальный в омской больнице: противоречивые диагнозы и противостояние с врачами

В омском аэропорту Навального погрузили в реанимобиль и повезли в токсикологическое отделение больницы скорой помощи № 1 (БСМП № 1). В больницу почти сразу же приехали сотрудники ФСБ и Следственного комитета, а ее территорию начали патрулировать полицейские.

Спустя несколько часов после госпитализации политика к журналистам вышел заместитель главного врача БСМП по медицинской части Анатолий Калиниченко. Он сообщил, что состояние политика стабилизировалось — точнее, стало «стабильно тяжелым». Одновременно Навального ввели в искусственную кому (при этом к вечеру 20 августа Минздрав Омской области все еще сообщал, что Навальный «находится в состоянии естественной комы, продолжается искусственная вентиляция легких»).

Соратники и близкие Навального с первых минут говорили, что причиной состояния политика стало отравление — вероятно, чем-то, подмешанным в чай в томском аэропорту. Они ссылались также на разговор с неназванными сотрудниками транспортной полиции, которые якобы обнаружили в организме Навального некое опасное для человека и даже окружающих вещество (в самой полиции это не подтверждали).

«Мы сидели с Олегом Навальным и [врачом Алексея Навального] Анастасией Васильевой в кабинете главврача [омской БСМП № 1 Александра Мураховского]. В этот момент заходит женщина, которая представилась сотрудницей транспортной полиции, и говорит, что „вам просили срочно передать, что нашли вот такое вещество“, подошла к Мураховскому и показала на телефоне. На что Мураховский ответил, что „у меня такой информации пока нет“», — так директор Фонда борьбы с коррупцией Иван Жданов рассказал «Медузе» о событиях утра 20 августа. Он вышел вслед за этой женщиной, но она отказалась ему что-либо говорить, ссылаясь на тайну следствия, вспоминает Жданов. Но потом все-таки сказала: «Вещество очень опасное, все, кто рядом, должны быть в защитных костюмах».

У омских врачей, как говорил тогда врач Калиниченко, «есть несколько диагнозов, которые исключают и подтверждаются» и «нет никакой уверенности, что причиной его состояния является отравление».

Врач также отказался ответить, есть ли угроза жизни политика, но пообещал поставить ему диагноз до конца дня. Позже московский реаниматолог Борис Теплых, вызванный в Омск на консилиум, подтвердил в интервью «Медузе», что медикам действительно пришлось спасать Навальному жизнь.

В тот же день, 20 августа, врач Навального Ярослав Ашихмин сообщил «Медузе», что его необходимо везти на лечение в ганноверскую или страсбургскую больницу, поскольку у западных клиник может быть «потенциально больше опыта в поиске вещества, которое, возможно, вызвало отравление».

Однако супругу Навального Юлию — она прилетела в Омск днем 20 августа ближайшим рейсом — долго не хотели даже пускать в реанимацию к мужу, ссылаясь на то, что у нее нет с собой свидетельства о браке, а сам находящийся в коме Алексей Навальный не давал «согласия на посещение».

В ночь на 21 августа в Омск из Германии вылетел самолет, чтобы забрать политика. Позже соратник Навального Леонид Волков рассказал, что рейс самолета с реанимационным оборудованием оплатил фонд семьи основателя компании «Вымпелком» Дмитрия Зимина.

Днем 21 августа врачей из берлинской клиники впустили в омскую больницу, однако Юлии Навальной не позволили встретиться с ними, а вскоре вывезли их из клиники. Кира Ярмыш и директор ФБК Иван Жданов пытались остановить машину, на которой везли врачей, но их «силой оттаскивали сотрудники в штатском».

В течение всего дня врачи не могли назвать диагноз Навального. Главврач омской больницы Александр Мураховский сообщил, что на основании химико-токсикологической экспертизы был «окончательно исключен диагноз „отравление“». Его заместитель Калиниченко высказался осторожнее, уточнив, что «на сегодняшний день из тех исследований, которые были выполнены, ядов не выявлено в крови или моче. <…> Поэтому в настоящее время диагноз „отравление“, наверное, где-то остается в подкорке нашего сознания, но мы не считаем, что пациент перенес отравление».

Вскоре омские врачи заявили, что состояние Навального вызвано «нарушением углеводного баланса». Одновременно прокремлевские телеграм-каналы и журналисты государственных СМИ стали писать, что накануне отравления Навальный якобы пил, а потом принял таблетку от похмелья, что и спровоцировало отравление. Другая версия — ухудшение состояния Навального якобы связано с его «жесточайшей» диетой для похудения.

Позже омский Минздрав отчитался, что в моче политика были обнаружены алкоголь и кофеин, а никаких ядов эксперты не нашли. Пресс-секретарь политика Кира Ярмыш это опровергла, заявив, что Навальный перед вылетом не употреблял алкоголь и не пил таблеток.

К вечеру МВД по Омской области сообщило, что при исследовании смывов с одежды, рук, ногтей и волос Навального обнаружен промышленный химикат 2-этилгексил дифенил фосфат, но его концентрацию установить не удалось. Зато уточнялось, что этот пластификатор полимеров мог попасть к Навальному через пластиковый стаканчик.

Одновременно руководство больницы отказало в требовании Юлии Навальной и сторонников политика отпустить его в немецкую клинику. В БСМП говорили, что это невозможно из-за состояния пациента. На пресс-подходе главврач сказал, что решение «оставить Алексея в Омске» было принято на «консилиуме с немецкими врачами». Кира Ярмыш утверждала, что это «грубая ложь». По ее словам, немецкие врачи — профессиональные реаниматологи, — осмотрев Алексея Навального, пришли к выводу о том, что он транспортабелен и оборудование их самолета позволяет безопасно немедленно перевезти его в Берлин в университетскую клинику «Шарите» в соответствии с желанием Юлии Навальной. Сторонники Навального предполагали, что омские врачи по чьему-то указанию намеренно тянут время и не отдают политика на лечение коллегам из Германии, потому что ждут, пока «следы яда исчезнут».

Днем 21 августа Юлия Навальная обратилась к Владимиру Путину с требованием отпустить мужа на лечение в Германию: пресс-секретарь президента Дмитрий Песков ранее говорил, что Кремль готов оказать им содействие. В тот же день лидеры Германии и Франции Ангела Меркель и Эммануэль Макрон заявили, что готовы помочь с организацией лечения Навального, и потребовали от России скорейшего прояснения обстоятельств госпитализации политика.

Только к вечеру этого дня омские врачи согласились на транспортировку Навального в Германию, сказав, что его состояние стабилизировалось. Но вылет самолета был отложен до утра 22 августа: омский Минздрав объяснил эту задержку просьбой немецкой бригады и регламентом профсоюза авиаперевозчиков ФРГ.

Навальный в Германии: отравление подтверждается, уголовное дело никто не заводит

22 августа Навального перевезли в берлинскую клинику «Шарите» — после того, как омские врачи все же разрешили транспортировку Навального в Германию под ответственность его жены. Полет политик перенес нормально.

24 августа клиника «Шарите», куда доставили Навального, выпустила заявление. В нем говорится, что «клинические данные свидетельствуют об отравлении веществом из группы ингибиторов холинэстеразы. Конкретное вещество пока неизвестно, начата дальнейшая серия всесторонних тестов». Реаниматолог Теплых, комментируя это заявление, сказал «Медузе», что российские токсикологи тоже искали подобное отравляющее вещество, но «не нашли». При этом атропин, который служит антидотом при подобных отравлениях, политику в Омске вводили, подтвердил он. Замглавы омской больницы Калиниченко сказал «Интерфаксу»: «Я сейчас не могу откомментировать этот вопрос. Конечно, мы будем разбираться: мы ошиблись или лаборатория, или это все дезинформация». Позже журнал Spiegel сообщил, что врачи «Шарите» обратились за помощью к коллегам из Болгарии из-за возможного сходства между отравлением Навального и покушением на болгарского предпринимателя Емельяна Гебрева, которого, предположительно, отравили нервно-паралитическим веществом класса «Новичок» — эти вещества тоже относятся к ингибиторам холинэстеразы.

Уже в день госпитализации Навального его близкие подали в полицию и Следственный комитет заявление о его отравлении с требованием возбудить уголовное дело, говорила Ярмыш. В ответ на вопрос об этом пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил, что Кремль пока не видит для этого повода: «Нужен повод для расследования. Пока мы констатируем нахождение пациента в коме». Впрочем, 26 августа глава томского штаба Навального Ксения Фадеева рассказала, что ее опросили в полиции в рамках «какой-то доследственной проверки». Опрос проводили представители транспортной полиции, уточнила она. В полиции доследственную проверку подтвердили только 27 августа. Также известно, что силовики (по данным «Тайги.инфо», в их числе были сотрудники ФСБ) побывали в томской гостинице, где жил Навальный, и проверяли «Венскую кофейню», где он пил чай (после проверки она закрылась).

Дмитрий Песков заявил, что Москва и сама заинтересована в установлении причин произошедшего с оппозиционером. По его словам, Кремль не видит оснований для ухудшения отношений России со странами Запада на фоне произошедшего. При этом, ежедневно обсуждая с журналистами ситуацию с Навальным, Песков ни разу не назвал его фамилию.

А спикер Госдумы Вячеслав Володин 25 августа высказал соображение о том, что отравление Навального могло быть провокацией со стороны Запада, провокацией Германии и европейских стран.

Канцлер Германии Ангела Меркель была разочарована реакцией Путина на предполагаемое отравление Навального, сообщили близкие к ней источники. Путин ответил, что заинтересован в тщательном и объективном расследовании произошедшего с «А. Навальным», но «скороспелые и необоснованные обвинения» недопустимы. Германию это не успокоило: если расследования не будет, то «Москве будет невозможно снять существующие обвинения» на свой счет и это снова осложнит отношения России с Европой, процитировал 27 августа «Интерфакс» обещание главы немецкого МИДа Хайко Мааса.

В тот же день стало известно, что российская Генпрокуратура официально попросила правовую помощь органов юстиции Германии в деле Навального. «Несмотря на начатую еще 20 августа 2020 года доследственную проверку, каких-либо данных, свидетельствующих о совершении умышленных преступных действий в отношении Навального А. А. и позволяющих квалифицировать это происшествие по уголовному закону, до настоящего времени не установлено», — говорится в заявлении ведомства. У Германии попросили предоставить российским органам «объяснения, сведения и доказательства озвученных ими предварительных диагнозов», пообещав «на основе взаимности» предоставить результаты проведенных в России исследований. 

Политик находится в коме уже неделю. Сколько еще он может в ней провести?

24 августа в «Шарите» заявили, что Алексей Навальный, состояние которого оценивается как «серьезное», хотя и не угрожающее его жизни, находится в медикаментозной коме. Это значит, что ему вводят препараты, которые подавляют сознание. Так делается в некоторых случаях, чтобы обмен веществ в мозге шел не так интенсивно и энергия тратилась на восстановление, а не активную работу, в частности, поддержание сознания. Еще это бывает необходимо, чтобы человек не чувствовал серьезного дискомфорта из-за аппарата искусственной вентиляции легких и не навредил себе, если он находится в состоянии измененного сознания (правда, в этих случаях бывает достаточно слабой седации, когда сознание человека замутняется, но до стадии комы он не доходит).

Медикаментозная кома отличается от обычной тем, что она обратима в любой момент. Однако при необходимости в таком состоянии человека можно держать несколько месяцев — хотя обычно речь идет все же о днях. Что касается долгосрочных последствий такого лечения, то их сложно отделить от последствий основного заболевания, которое потребовало введения в медикаментозную кому.

Слушайте музыку, помогайте «Медузе»

Ирина Кравцова, Дарья Саркисян

Реклама