Перейти к материалам
Главный врач БСМП № 1 Александр Мураховский. 21 августа 2020 года
истории

Как омские врачи изо всех сил старались не отпустить Навального в немецкую клинику — но почему-то все же согласились. Репортаж «Медузы»

Источник: Meduza
Главный врач БСМП № 1 Александр Мураховский. 21 августа 2020 года
Главный врач БСМП № 1 Александр Мураховский. 21 августа 2020 года
Dimitar Dilkoff / AFP / Scanpix / LETA

20 августа основатель Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) Алексей Навальный попал в реанимацию в Омске — он до сих пор находится в коме, обстоятельства случившегося неизвестны. Соратники политика считают, что его отравили. Навального пытались эвакуировать в Германию для лечения в берлинской клинике, но омские врачи отказывали родственникам, утверждая, что это может быть опасно. «У них есть приказ: не выпускать [из России], чтобы не было возможности в независимой лаборатории установить яд», — так комментировал эту ситуацию один из ближайших соратников Навального Леонид Волков. К вечеру пятницы, 21 августа, омских врачей все-таки (и пока непонятно почему) удалось переубедить. В течение ближайших часов Навальный должен вылететь в Берлин. По просьбе «Медузы» о том, что происходило в омской больнице на второй день госпитализации Навального, рассказывает журналист местного издания «Город55» Василий Епанчинцев.

С самого утра в Омске ждали борт из Германии. Накануне вечером стало известно, что в ночь на 21 августа в Омск вылетит самолет, который может доставить Алексея Навального на лечение в клинику Charite в Берлине. Эта возможность появилась благодаря организации Cinema for Peace Foundation, которая в 2018 году таким же образом — и в очень похожих обстоятельствах — доставила в ту же клинику участника Pussy Riot, издателя «Медиазоны» Петра Верзилова.

Именно Верзилов попросил организацию помочь Навальному. Однако пока шли переговоры по поводу самолета, ясности относительно того, разрешат ли омские врачи транспортировку политика, не было. 20 августа они настаивали, что перевозить Навального опасно для его здоровья.

Вместо немецких врачей с утра в омской больнице скорой помощи № 1 (БСМП № 1) появился брат оппозиционера Олег Навальный, срочно прилетевший в Омск. Он пришел в клинику прямо с чемоданом. «В целом больница вызвала ностальгию — один в один медсанчасть в ИК-5 Нарышкино. Менты, облупленные стены, последний ремонт в честь Олимпиады 1980 [года]. Вообще говоря, отсюда его безопасно транспортировать даже на дрезине — не то что на реанималете», — написал Олег в фейсбуке после выхода из больницы. От комментариев «Медузе» он отказался.

В это время в больнице проходил консилиум с участием московских специалистов — из Центра нейрохирургии имени академика Бурденко и Национального медико-хирургического центра имени Пирогова (они тоже прилетели в Омск, чтобы осмотреть Навального). Совещание затягивалось, первый пресс-подход медиков к журналистам перенесли на час вперед.

К журналистам, собравшимся у приемного отделения, вдруг вышли жена политика Юлия Навальная и его соратник Иван Жданов. Они сообщили, что транспортная полиция, которая должна была помочь вывезти Навального из Омска в Германию, нашла вещество, которым отравили оппозиционера. При этом вещество настолько опасно для окружающих, что всем находящимся рядом с Навальным нужны специальные костюмы.

Название вещества, якобы обнаруженного в организме Навального, не раскрывается, уточнила пресс-секретарь политика Кира Ярмыш. В транспортной полиции объяснили это «тайной следствия», сказал директор Фонда борьбы с коррупцией Иван Жданов. Позже в транспортной полиции Омска заявили, что не могут официально подтвердить эту информацию.

«Алексей должен лечиться в независимой клинике. Два часа назад главный врач был готов отпустить Алексея, но сейчас он просто убегает от нас», — рассказывала Юлия Навальная.

Действительно, еще в восемь утра стало известно, что врачи омской больницы отказались разрешать эвакуацию Навального в Германию. Согласия жены и брата на такую транспортировку оказалось недостаточно. Соратники Навального объясняли такое решение политическими причинами: медики затягивают время, чтобы независимые врачи не смогли найти яд в организме политика.

В 11:40 перед журналистами наконец появился главный врач клиники Александр Мураховский. Он сказал, что за ночь Навальному стало лучше, но его состояние не удается стабилизировать. Перевозить пациента можно будет только после этого, заявил он.

В следующий раз медики вышли к журналистам только через два часа; состояние Навального за это время, по их словам, не улучшилось. Однако вместе с заместителем главного врача БСМП № 1 Анатолием Калиниченко на этот раз с репортерами решил пообщаться заведующий отделением анестезиологии-реанимации московского центра Пирогова Борис Теплых. Он подтвердил вердикт омских врачей: перевозить Алексея нельзя.

«Анализы проведены, в том числе и в Москве. В крови и моче следов яда не обнаружено. Мы не считаем, что пациент перенес отравление. На сейчас имеем практически полный диагноз, есть осложнения. Жене и брату мы назвали диагноз устно», — сказал Калиниченко.

Олег Навальный и Юлия после получения информации от врачей выглядели подавленно. Жена политика возле служебного входа в слезах постоянно говорила по телефону. От общения с журналистами они отказывались, не подтверждая и не опровергая слова врачей по поводу того, что им сообщили диагноз. Позже в ФБК заявили, что родственникам предоставили не диагноз, а лишь набор симптомов, которые наблюдаются у Алексея Навального.

* * *

Поддержать Навального к больнице пришло порядка 50 местных сторонников. Днем у клиники появились первые одиночные пикеты — люди стояли с плакатами «Выпускай. #Навальныйживи», «Мураховский, выпускай!» и «Больница — не тюрьма».

Сторонники Навального у клиники. 21 августа 2020 года
Dimitar Dilkoff / AFP / Scanpix / LETA

«Своим примером пытаюсь воздействовать на молодежь. Режим-то подлый, а мне терять нечего. Молодежь, когда меня видит здесь стоящего, смелеет. Здесь держат его специально, чтобы яд сделал свое дело. Сейчас он лежит, у него идут необратимые процессы», — сказал «Медузе» пенсионер Александр Сторожук, стоявший в пикете.

Другой участник пикетов, молодой человек Денис, представившийся «просто гражданином», рассуждал: «Считаю, что его должны выпустить, просто потому что должны. Уверен, что в Омске ему помочь не могут. Нужна хорошая клиника с хорошим оборудованием».

Несколько сторонников Навального собралось в храме на территории больницы. Остальные спорили с омским блогером Владимиром Лифантьевым, который настаивал, что увезти Навального в Германию сейчас невозможно. «Вы чекист! Вы втираете какую-то дичь!» — отвечал ему один из сторонников политика.

Около 15:15 Юлию Навальную пустили в палату к мужу. А через полчаса Александр Мураховский впервые назвал предварительный диагноз. По его словам, причиной тяжелого состояния Навального стало «нарушение обмена веществ и углеводного баланса»: якобы в его крови упал уровень сахара, из-за чего при взлете самолета из Томска политику стало плохо. Личный врач Навального, лидер независимого «Альянса врачей» Анастасия Васильева охарактеризовала это заявление Мураховского как «подмену понятий» — и продолжала настаивать, что Навального отравили.

Мураховский также заявил, что в смывах с волос, ногтей и одежды Навального транспортная полиция действительного обнаружила следы химического вещества — 2-этилгексил дифенил фосфата. Но главный врач клиники подчеркнул, что это не яд, а «обычная промышленная химия». Например, вещество используется при изготовлении пластиковых стаканчиков. Позже в МВД по Омской области уточнили, что в ходе исследований не удалось выяснить концентрацию вещества. При этом источник «Интерфакса», знакомый с ситуацией, отметил, что оно не могло стать причиной ухудшения состояния политика.

* * *

Днем в больницу приехали немецкие врачи. Они осмотрели Навального и покинули БСМП № 1 примерно в полседьмого вечера. Возле больницы им не дали пообщаться с Иваном Ждановым и Юлией Навальной: люди в штатском попросту оттеснили юриста и жену политика от машины врачей. Позже те же люди прогуливались по территории больницы в компании полицейских; соратники Навального назвали их «гопниками».

В семь вечера, после очередного консилиума, главврач Александр Мураховский заявил, что немецкие врачи «согласились», что перевозить Навального небезопасно: взлет и посадка самолета с перепадом давления якобы представляют опасность для его жизни. Поэтому Навального вновь решили оставить в Омске.

Однако пресс-секретарь Навального Кира Ярмыш опровергла эту информацию. Она сообщила, что медики, наоборот, одобрили эвакуацию: «Немецкие врачи — профессиональные реаниматологи, — осмотрев Алексея Навального, пришли к выводу о том, что он транспортабелен и оборудование их самолета позволяет безопасно немедленно перевезти его в Берлин». Слова Мураховского она назвала «грубой ложью».

Около 21:30 источник «Медузы» в руководстве больницы сообщил, что Навального «увезут». Подробностей он не раскрыл. Ярмыш также написала, что переговоры об эвакуации «сдвинулись с мертвой точки».

Через несколько минут заместитель главного врача Анатолий Калиниченко подтвердил эту информацию: Навального наконец согласились отправить в немецкую клинику. По словам врача, состояние политика удалось стабилизировать — и «окончательно исключить» отравление в качестве диагноза. В течение нескольких часов политика должны перевезти в аэропорт, откуда его доставят в Берлин. Когда именно вылетит самолет — пока неизвестно. Кира Ярмыш сообщила, что это произойдет не раньше трех часов ночи по московскому времени.

Эти новости встретили аплодисментами те 50 сторонников Навального, которые дежурят возле больницы. Один из них в разговоре с «Медузой» сказал, что провел у клиники два дня: «Рад, что появилась определенность. Буду спокоен, когда Алексей окажется на борту немецкого самолета. Доверия независимым медикам больше. Там клятва Гиппократа значит больше, чем здесь».

Слушайте музыку, помогайте «Медузе»

Василий Епанчинцев, Омск

Реклама