Перейти к материалам
истории

Алексей Навальный в коме. Какой у него диагноз — неизвестно Вот что происходило весь день рядом с больницей в Омске, где он находится. Репортаж «Медузы»

Источник: Meduza
Максим Карлаев / EPA / Scanpix / LETA

20 августа основатель Фонда борьбы с коррупцией Алексей Навальный попал в реанимацию в Омске — ему стало плохо по дороге из Томска в Москву, самолет сделал вынужденную остановку. Политик в тяжелом состоянии: он в коме, его подключили к аппарату искусственной вентиляции легких. Предположительно, Навального отравили — но обстоятельства случившегося неизвестны; нет данных и о том, какое это могло быть вещество. По просьбе «Медузы» о происходящем в омской больнице, куда госпитализировали Навального, рассказывает журналист омского издания «Город55» Василий Епанчинцев.

«Состояние стабильно тяжелое»

Утром 20 августа Алексей Навальный возвращался из Томска в Москву: политик летал в Сибирь, чтобы поддержать своих сторонников, которые собираются участвовать в местных выборах, а также, по некоторым сведениям, для съемок расследования про местных депутатов от «Единой России».

Во время полета Навальному стало плохо. «Он сказал, что плохо себя чувствует, попросил у меня салфетку — у него была испарина. Попросил с ним поговорить, потому что ему хочется концентрироваться на звуке голоса. Я с ним разговаривала, после чего к нам подъехала тележка с водой. Я спросила, поможет ли ему вода, он сказал, что нет и, скорее всего, ему нужно отойти. Отошел в туалет и после этого потерял сознание», — рассказала пресс-секретарь политика Кира Ярмыш. Другие пассажиры слышали, как Навальный кричит — вероятно, от боли (и записали крики на видео).

Самолет экстренно посадили в Омске. Машину скорой помощи подогнали прямо к трапу. Навального погрузили в реанимобиль и повезли в токсикологический центр больницы скорой помощи № 1 (БСМП № 1). Эта больница находится недалеко от аэропорта и считается главной в Омске по работе с пациентами, которым нужна экстренная помощь. Однако на профильных сайтах десятки пациентов жалуются на «скотское отношение» и плохие условия. В расположенной неподалеку городской больнице № 1 имени Кабанова условия куда лучше; жители Омска считают, что им повезло, когда скорая везет их туда, а не в БСМП.

Спустя час после госпитализации, около 10:30 по омскому времени, министерство здравоохранения региона официально прокомментировало ситуацию с Навальным. Омские чиновники назвали его «известным блогером» и коротко сообщили, что его доставили в реанимацию «одной из больниц города».

В спортзале больницы организовали пресс-центр. Синие пластмассовые столики расставили между строительными лесами и волейбольной сеткой — на расстоянии друг от друга из-за ковида. Туда помимо журналистов приехали представители министерств здравоохранения и региональной политики омского правительства. К этому времени сторонники Навального уже вызвали в больницу полицию, чтобы добиться от врачей информации о состоянии Навального.

Политика подключили к аппарату искусственной вентиляции легких. По данным источников местного издания «Город55» в больнице, врачи сделали это, «опасаясь худшего»: дышал Навальный самостоятельно.

В час дня к журналистам впервые вышел заместитель главного врача БСМП по медицинской части Анатолий Калиниченко — к тому моменту Навальный уже находился в коме. Общение со СМИ и блогерами Калиниченко давалось тяжело. «Могу сообщить, что пациент находится у нас в больнице. Состояние его стабильно тяжелое. Есть несколько диагнозов, которые исключают и подтверждаются… Нет никакой уверенности, что причиной его состояния является отравление. Естественно, отравление рассматривается как одна из возможных причин», — сумбурно говорил Калиниченко.

Отвечать на уточняющие вопросы он отказался, сославшись на врачебную тайну — в том числе не сказал, есть ли угроза жизни политика. Только пообещал, что диагноз Навальному поставят до конца дня.

До следующего пресс-подхода в спортзале обсуждали противоречивую информацию из телеграм-каналов: в провластных писали, что политик накануне выпивал (в штабе политика эти слухи опровергли); сторонники Навального — о том, что его отравили по политическим причинам. Тут же сотрудники больницы смотрели то самое видео с борта самолета, на котором слышны крики Навального. Каждый пытался поставить свой диагноз.

К двум часам дня у больницы появился первый одиночный пикет в поддержку Навального. Мужчина в медицинской маске встал у здания с листком, на котором было написано: «Вам не уйти от позора, / Недоцарь и вся твоя свора; / В реанимации лежит Навальный. / Яд в чай? Ты, как обычно, банален!» (и так далее).

«Осторожный хороший прогностический признак»

«Слава богу, что попал к нам. У нас есть специализированный центр для лечения таких больных. Врачи реально сейчас занимаются спасением его жизни… Пока пациент не выписался из больницы, всегда есть какая-то угроза жизни», — заявил Анатолий Калиниченко во время второго брифинга. И снова отказался отвечать на уточняющие вопросы.

Тем временем в больницу приехали сотрудники ФСБ и Следственного комитета, территорию БСМП начали патрулировать полицейские. Пресс-секретарь Навального Кира Ярмыш говорила, что даже в реанимации «полно полицейских». Несмотря на это, клиника пыталась продолжать свою обычную работу. К приемному отделению каждые пять-десять минут подъезжали машины скорой помощи и реанимобили.

Журналисты, собравшиеся у здания, обсуждали слова личного врача Навального Ярослава Ашихмина, который заявил, что политика необходимо срочно перевезти в Ганновер или Страсбург. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков обещал помочь с эвакуацией Навального, если от его команды поступит такое обращение. Личный врач политика Анастасия Васильева уже попросила содействия в этом.

На фоне этих сообщений одного пустого реанимобиля, припаркованного у больницы, хватило, чтобы журналисты и сторонники Навального решили, что политика все-таки перевозят в другую клинику. Однако Калиниченко стремительно это опроверг: «Таких планов нет. Он получает всю необходимую помощь в нашем учреждении. На сегодняшний момент большего не требуется».

Врач также отметил, что пациент находится в тяжелом состоянии, однако его удалось стабилизировать. Он добавил, что это «осторожный, аккуратненький, хороший прогностический признак». Кроме того, по его словам, омские врачи консультировались со специалистами ведущих федеральных центров — и те якобы одобрили их действия.

Около 17:40 пресс-центр в спортзале больницы прекратил работу. Новую информацию в БСМП пообещали представить только в 10 утра 21 августа — после утренних консилиумов по поводу состояния Навального.

Юлия Навальная и Иван Жданов. 20 августа 2020 года
Алексей Мальгавко / Reuters / Scanpix / LETA

«Нетранспортабельное состояние»

Как только стало известно об отравлении Алексея Навального, в Омск вылетели его жена Юлия, юрист и соратник Иван Жданов, а также лидер независимого «Альянса врачей», личный врач Анастасия Васильева. Но их не пустили в омскую больницу: сотрудники сперва сослались на «отсутствие разрешения службы безопасности».

Затем Юлию Навальную отказались пускать в реанимацию, поскольку у нее нет с собой свидетельства о браке, а Алексей не давал «согласия на посещение». Тот факт, что политик находится в коме, сотрудников больницы не смутил. К главному врачу БСМП № 1, члену «Единой России» Александру Мураховскому ни Навальная, ни Васильева, ни Жданов не могли попасть из-за того, что у того якобы шло совещание.

«Не знаю, какие здесь врачи, но это обычная станция скорой помощи, тут и близко нет оборудования, необходимого для исследования тех токсинов, которыми могли отравить Навального», — одновременно комментировала Кира Ярмыш условия в больнице.

Спустя час жене политика и его соратникам все-таки позволили встретиться с главврачом. Юлию Навальную также пустили в палату к мужу. Министерство здравоохранения Омской области даже распространило среди местных журналистов специальное заявление главврача БСМП об этом, указав, что Навальная была «удовлетворена результатами встречи супруга».

Однако руководство больницы отказало в главном требовании жены и сторонников Навального — перевезти его в другую клинику. В БСМП посчитали, что это невозможно по медицинским показаниям. «Это позиция больницы, что его состояние не транспортабельное», — сказал Иван Жданов. Источник «Медузы», знакомый с результатами обследования Навального, заявил, что политик находится в таком состоянии, когда его транспортировка может привести к ухудшению. В Фонде борьбы с коррупцией уверены, что Навального не хотят отправлять за границу, пытаясь скрыть следы отравления. 

Около 20:30 Навальная, Васильева и Жданов покинули больницу. У здания оставалось порядка 20 сторонников Навального — и УАЗ с полицейскими. Один из оппозиционеров стоял в пикете с плакатом, на котором были перечислены фамилии: «Старовойтова, Политковская, Немцов… Навальный?» — и хештегом #мызнаемктовиновен.

В полдесятого вечера территория больницы опустела. Утром сторонники оппозиционера намерены вернуться к БСМП — к этому времени должна появиться новая информация о состоянии политика.

Диагноз Алексея Навального, несмотря на обещания омских врачей раскрыть эту информацию, остается неизвестным. Официально пресс-служба омского Минздрава сообщила, что «нет данных об инсульте и инфаркте, нет данных об инфекционных поражениях, в том числе и коронавирусной инфекции». Источник «Медузы», знакомый с результатами обследования, пояснил, что в действительности диагноз Навальному до сих пор не поставлен.

Вы совершили чудо «Медуза» продолжает работать, потому что есть вы

Василий Епанчинцев, Омск

При участии Светланы Рейтер, Москва