Перейти к материалам
Яка Бизил
истории

«Навальный находится в критическом состоянии» Интервью Яки Бизила — основателя немецкой организации, которая помогает срочно эвакуировать Алексея Навального из Омска в Берлин

Источник: Meduza
Яка Бизил
Яка Бизил
Splash / Vida Press

Вечером в пятницу, 21 августа, омские врачи все-таки согласились на эвакуацию основателя Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального в Германию. Политик по-прежнему находится в коме, точный диагноз неизвестен, его соратники считают, что его отравили. Через несколько часов Навальный должен покинуть Омск. При этом на протяжении суток российские доктора настаивали, что транспортировка невозможна — и как минимум один раз публично солгали (если верить пресс-секретарю Навального Кире Ярмыш), заявив, что немецкие врачи, которые должны сопровождать Навального, согласны с их позицией. В Берлин политика доставит самолет, который подготовила организация Cinema for Peace Foundation — в 2018 году она таким же образом доставила в Германию участника Pussy Riot Петра Верзилова, отравленного неизвестными лицами. Спецкор «Медузы» Светлана Рейтер позвонила в Берлин и поговорила с основателем организации Якой Бизилом об эвакуации политика.

— Во сколько вылетает самолет с Навальным?

— Вы знаете, мне все задают этот вопрос, но у меня нет на него ответа. Наш самолет готов вылететь в любую минуту, все зависит только от больницы [скорой помощи в Омске, где госпитализирован Навальный].

— Кто обратился к вам за помощью в организации эвакуации Алексея Навального из больницы в Омске?

— [Участница Pussy Riot] Надя Толоконникова. Вчера в 11 утра она позвонила мне из Лос-Анджелеса и попросила помочь. Позже позвонил [участник Pussy Riot, издатель «Медиазоны»] Петя Верзилов. 

— Насколько легко было организовать процесс эвакуации? 

— С организационной точки зрения это было невероятно сложно. Мы не спали ни минуты все это время — за довольно короткий период надо было собрать квалифицированную команду, получить все необходимые разрешения. Я сам поражен, что мы справились. Потом, когда наши люди прилетели [в Омск], мы столкнулись с трудностями, которых не должно было быть. Решение о том, что мы можем вывезти Алексея Навального в клинику Шарите, принималось гораздо дольше, чем мы думали. Но наши медики смогли убедить российских врачей, что смогут довезти Алексея Навального в целости и сохранности — несмотря на то, что он находится без сознания.

— Ваши медики видели Навального. Что они думают о диагнозе, который ему поставили российские врачи? Российские врачи говорили о гипогликемической коме, семья в этом диагнозе сомневалась.

— В задачу наших специалистов не входила постановка диагноза. Они осматривали его только с одной целью — смогут ли они его довезти. Они сказали: «Да, сможем».

— Жена Навального Юлия полетит вместе с ним?

— Я предполагаю, что так.

— Что было самым сложным в процессе эвакуации Алексея Навального?

— На самом деле все. Количество времени, политические взаимоотношения между странами, коронавирус, поиски самолета, оплата… Легким ничего не было.

— По слухам, вам помогала команда [немецкого канцлера] Ангелы Меркель. Это действительно так? 

— Нет, мы не можем это подтвердить. Но я очень благодарен Меркель за ее вчерашнее выступление на встрече с [президентом Франции] Эммануэлем Макроном (оба политика заявили, что их страны готовы лечить Навального, — прим. «Медузы»). Еще раз: нам не помогала команда Меркель, мы все делали силами собственной НКО, но то, что Меркель на встрече с Макроном показала свою осведомленность, нам, безусловно, помогло.

— Ваша команда, которая прилетела в Омск, объяснила вам, почему русские врачи отказывались отпускать Алексея Навального из больницы?

— Я не знаю. Возможно, вам стоит попытаться связаться с российскими врачами и спросить у них. 

— Но для вас это было неожиданностью?

— Безусловно. После вчерашнего заявления [пресс-секретаря президента России Владимира Путина] Дмитрия Пескова о том, что Кремль желает Навальному скорейшего выздоровления, как пожелал бы его любому гражданину России, мы были уверены, что никаких проблем с эвакуацией Навального в Берлин не будет. Мы были уверены, что нам всего лишь нужно соблюсти формальности — а даже на это ушла масса времени: мы подготовили все документы только к трем часам утра. И вот тогда, в три утра, мы были уверены: полетим, привезем, все быстро. Но быстро не вышло.

— В каком состоянии Навальный сейчас?

— В критическом. В стабильном, но критическом. В скором времени мы ждем его в Берлине.

— А дальше — немедленная госпитализация в клинику Шарите?

— Да. Там его будут лечить.

— Простите за вопрос, кто будет оплачивать его лечение?

— Его друзья, которые вышли на нас и предложили помощь. Но мы, честно говоря, не ждали, пока на нас выйдут и предложат финансовую помощь, мы просто начали работать. Все нынешние счета по эвакуации оплатили частные лица.

— Два года назад вы эвакуировали Петра Верзилова. 

— Да. И оба эти случая довольно страшные. Когда Петр прибыл в Берлин, мы уже знали, что если бы его вовремя не обнаружила [его подруга, участница Pussy Riot] Ника Никульшина, он бы умер. То же самое с Навальным: врачи сказали, что если бы самолет не совершил экстренную посадку в Омске, Навальный бы погиб. Оба были без сознания, оба мучались. Ужасно, на самом деле.

— Вы основали НКО «Кино за мир». Помогать людям в такой ситуации — ваша миссия?

— Нет. Но если есть возможность помочь тем, кто оказался в беде, довольно странно ею не воспользоваться. А так моя миссия — работать с режиссерами, продюсерами и заниматься кино.

Вы читали «Медузу». Вы слушали «Медузу». Вы смотрели «Медузу» Помогите нам спасти «Медузу»

Беседовала Светлана Рейтер