Перейти к материалам
истории

2020-й — отвратительный год. Но хоть что-то хорошее было? А на 2021-й стоит надеяться? Мы спросили об этом у Парфенова, Хаматовой, Клавы Коки, Долина и других людей, чье мнение интересно услышать

Источник: Meduza
истории

2020-й — отвратительный год. Но хоть что-то хорошее было? А на 2021-й стоит надеяться? Мы спросили об этом у Парфенова, Хаматовой, Клавы Коки, Долина и других людей, чье мнение интересно услышать

Источник: Meduza

Кажется, все согласны, что 2020-й получился (мягко говоря) так себе. Весь год мы писали о разных печальных событиях, а теперь — в надежде, что 2021-й будет получше, — решили вспомнить, было ли в 2020-м хоть что-то хорошее. И поговорили об этом с людьми из самых разных сфер, чье мнение значимо для нас и наших читателей.

Константин Гаазе

политолог

Я лично переживаю ощущение смерти прогресса — и что впереди в лучшем случае будет так же или хуже. Будущее однозначно сломалось. Но теоретически могло бы быть хуже. Везде так: куда ни повернись, вроде бы могло быть хуже, но и сейчас уже так себе.

Из плюсов: в целом человечество с определенным достоинством прошло пандемию. Не было массовых беспорядков и перебоев с едой в Северном полушарии. Не было войн, кроме Карабаха, хотя могли начаться войны за вакцину, еду, воду. Оказалось, что инфраструктура у человечества довольно крепка и она быстро приспособилась. Если бы сломалась, то без доставок, DHL и интернета было бы грустно. Хорошо показал себя интернет — учитывая рост нагрузки и что все сидели в сети по 24 часа в сутки.

Лично у меня были позитивные ожидания о том, что [левый политик] Берни Сандерс выиграет на праймериз и будет кандидатом от Демократической партии [на выборах президента США]. Не очень получилось. Зато Трамп не будет президентом в следующем году — это, конечно, хорошая новость, А Путин останется президентом — это не очень хорошая новость.

Самая большая проблема 2020-го в том, что мы весь год не понимали: что происходит, что это за вирус, как он работает? А современному человеку, который все расколдовал и все у него рационально, хуже всего, когда он чего-то не знает. Мы весь год находились в ситуации незнания — это кризис модерности.

Он продолжается и будет продолжаться, пока мы не пересмотрим отношения с вирусами. Война с вирусами началась в 1980-х с появлением ВИЧ. Она продолжается до сих пор, и все еще есть чувство, что мы проигрываем — а хотелось бы начать ее выигрывать.

Для этого нужно, чтобы мы стали тратить больше денег на то, чтобы больше узнать про вирусы.

Есть два мнения. Первое — давайте станем осознанными и будем ходить в масках. Но это не человеческий способ существования, он промежуточный и вынужденный.

Поэтому давайте мы всем человечеством накинемся, вложим много сил, денег и мозгов — и с вирусами разберемся. 40 лет уже идет [эта борьба] — и все 40 лет мы опаздываем, а они [вирусы] все время дают нам по голове. Поэтому в 2021-м ждем вакцин хороших — и побольше. Побольше бы вакцин, заводов, и, может быть, мы забудем про это все. Мне кажется, надежда есть. Вроде наука за год встряхнулась, собралась, еще не справилась, но потихоньку начинает. 

Все о вакцинах

Абсолютно исчерпывающий (и постоянно обновляемый) путеводитель «Медузы» по вакцинам от коронавируса Скорее бы, скорее бы!

Все о вакцинах

Абсолютно исчерпывающий (и постоянно обновляемый) путеводитель «Медузы» по вакцинам от коронавируса Скорее бы, скорее бы!

Владимир Стогниенко

спортивный комментатор

С общемировой точки зрения год в футбольной индустрии однозначно непростой. Пандемия на всех сказалась, а футбол — глобальный бизнес. Карантины, простои, прерванные сезоны, а потом возобновления в спешном порядке. Это ударило по многим клубам — даже по гигантам вроде «Барселоны» и «Ливерпуля». Не настолько, чтобы разориться, но настолько, чтобы учитывать сложности и последствия. Рынок ужался, доходы снизились, зрителей на стадионах нет. А российский футбол — часть мирового глобального рынка.

Надеюсь, наша сборная поедет на Евро в следующем году — я все же верю, что чемпионат Европы состоится летом. В последние месяцы сборная стала нас расстраивать, и закончилось все разгромным поражением от сборной Сербии. 

Клубы тоже не сверкали — неудачно отыграли в еврокубках. Но можно немного порадоваться за «Краснодар». Они долго строили клуб — и вот вышли в евровесну. Это не повод ликовать, но в Лиге Европы поиграют.

В «Краснодаре» [владелец клуба, основатель сети «Магнит»] Сергей Галицкий строит клуб так, как считает нужным, — это его личные деньги. Можно критиковать клубную философию, можно спорить, реально ли жить за счет своих воспитанников или это только идеальная модель, к которой нужно стремиться. Но у «Краснодара» отменная академия, отличный стадион с парком — одна из главных, если не главная достопримечательность города. У них было много травм, но они не стыдно отыграли и к концу группового этапа Лиги чемпионов набрали нужные очки. 

Еще из хорошего — наша молодежная сборная вышла в финальную часть чемпионата Европы. Не так часто наша молодежь добивается успехов. Если все будет хорошо [с коронавирусом], турнир состоится в июне.  

Греет, что сезон [в целом] провели, футбол не умер. У нас есть и победитель Лиги чемпионов, и чемпионаты продолжаются. Футбол выстоял, несмотря на серьезные удары по нему как по шоу-бизнесу.

Очень не хватает зрителей на стадионах. Конечно, играть можно, но это все-таки публичная история. Сейчас кое-где понемногу стали пускать зрителей на трибуны. В общем, сложный был год. И грустный. Под конец года от нас ушел Диего Марадона — один из величайших и самых любимых игроков в истории. Это трагедия. 

В 2021 году будем ждать чемпионат Европы по футболу, где будет выступать сборная России. Нет завышенных ожиданий, можно просто верить в лучшее — и иногда это помогает. 

Антон Долин

кинокритик

Этот год четче, чем когда бы то ни было, провел разделительную линию между диагнозом всеобщим, связанным со страной, миром, культурой, здоровьем, — и ситуацией частной, которая у каждого своя. Этот год люди провели в частном кругу — с близкими или в одиночестве. Человечество было вынуждено разделить частное и общее — и это все еще продолжает происходить. 

Кинопроизводство остановилось практически везде, дистрибуция замерла, и фильмы можно было изредка показывать на кинофестивалях. Новые фильмы не снимались и не выходили, работать над ними было невозможно, не считая камерных форматов. 

Камерные форматы — это неорганизованный стихийный процесс очищения. Это было придумано Ларсом фон Триером и его друзьями в 1995 году в рамках движения «Догма». Они называли это обетом целомудрия и обрядом очищения, когда все лишнее в кино — спецэффекты, звезд — ты убираешь. У тебя есть только идея, актер и даже непрофессиональная камера. Многие в этом году снимали так.

Есть альманах «Homemade» на Netflix, где около десяти современных режиссеров сняли маленькие фильмы кто во что горазд. [Например, итальянский режиссер] Паоло Соррентино — это всегда сложный свет, звук, архитектура кадра. А тут он на айфон снял две игрушечные фигурки королевы Англии и папы римского — и придумал им диалог. И это характерно узнаваемый Соррентино. Но это не значит, что Соррентино будет так снимать всегда. Просто сейчас экстремальные обстоятельства, к которым многие адаптировались. А кто-то поставил все на паузу. 

Считать ли освоение камерных форматов чем-то хорошим — пока не уверен. Пока мы не увидели потрясающих шедевров, снятых людьми за три копейки в зуме. [Но] любой поиск экспериментальных форматов был вынужденным. Ларс фон Триер говорит, что ограничение в искусстве и в кино в частности может быть очень плодотворно. Но может и не быть. Киноиндустрия оказалась в тяжелой ситуации. Очень трудно что-то подытожить, когда не видно конца-краю всему. 

Весь год велись разные дискуссии. Но это скорее процесс, а не спасение. Люди долго спорили о том, может ли кинематограф переехать в онлайн, отказаться от офлайн-показов. Однозначного ответа нет, но некоторые фестивали прошли онлайн, некоторые фильмы были выпущены онлайн вместо кинотеатров. Эта форма бытования кино рассматривается как полноправная альтернатива, но не единственная форма жизни.

Обсуждают формат проведения фестивалей, который не очень менялся с 1950-х годов. Есть ли смысл в фестивалях как праздниках с красными дорожками, звездами, светскими прессой и фотографами или все можно убрать и показать фестивали онлайн? Достаточно ли онлайн-механизмов в мире для монетизации больших дорогих фильмов? Раньше блокбастеры приносили прибыль только через кинотеатры. Можно ли получать сопоставимую прибыль через интернет? Все эти вопросы и раньше обсуждались, просто сейчас острее. 

Кристина Вазовски

авторка подкастов

За этот год подкасты в России невероятно выросли. Стало заходить все больше рекламодателей, клиентов, аудитория подкастов начала очень расти — по некоторым нашим проектам цифры увеличились в десять раз.

Никто не знает, как бы все выглядело, если бы пандемия не случилась — может быть, мы бы выросли тоже. Но факт остается фактом. Год назад подкасты начинали бумить, но когда я говорила, что занимаюсь подкастами, часто слышала: «А что это?» Сейчас такого не слышу вообще. 

В 2020 году все бренды поняли, что подкасты можно делать удаленно. Это сократило бюджеты на продакшн: компании поверили, что мы можем классно записаться на айфоны, стали нам больше доверять и мы стали хорошо делать проекты без сверхусилий. Плюс из-за удаленки многие гости, музыканты [были дома] — я сумела выцепить их на интервью. У людей меньше загруженности, больше времени, чтобы развивать свой public presence, — и мы могли получить невероятных гостей. 

Плюс подкасты, в отличие от ивентов и концертов, не подвязаны к офлайну. Многие начали задумываться, что подкасты могут стать не только мечтой или хобби, а быть стабильнее, чем работа в офисе.

Еще из хорошего: если раньше ты говорил в публичном поле, что что-то не получается, складывалось ощущение, что ты один такой неудачник, а все остальные успешны. Поскольку 2020 год — провал для всех, все стали как-то нежнее к себе относиться. Люди готовы искренне разговаривать, что все пошло не так. Все можно списать на 2020-й. 

В 2021 году индустрия продолжит развиваться. Я вижу, что будет только больше новых шоу, авторов, брендов, рекламодателей, проектов. Подкасты будут становиться популярнее и интереснее. Ведь прикол подкаста в том, что каждый может это сделать дома с носком и телефоном: людям не нужно приезжать на съемки как с ютьюбом, это не влияет на качество контента. Подкастинг очень демократичный медиум, и тут один человек без команды или компании, стоящей за ним, может сделать что-то крутое у себя в спальне.

Андрей Никеричев / агентство «Москва»

Антон Малышев

исполнительный директор фонда “Кинопрайм”

В целом, киноотрасль не в самом лучшем состоянии, но из хорошего — съемки не остановились, несмотря на ограничения. Да, нужно тратиться на маски и тесты, актеры валятся с ковидом, приходится переснимать, но если сравнивать нашу ситуацию с условным Голливудом, все не так плохо.

Несмотря на пандемию, прошли все конкурсы на распределение господдержки. Сейчас отрасли выделили 4,2 миллиарда рублей - на поддержку кинотеатров и кинокомпаний. Хотя никогда в жизни кинотеатры напрямую не поддерживались. 

Мы столько лет страдали, что Голливуд нас душит [релизами], но посмотрите: в последнем квартале все крупные голливудские релизы ушли на следующий год. Можно считать это положительным моментом для наших продюсеров. 

Во время карантина сильно выросли онлайн-кинотеатры. Для новых подписчиков понадобился контент, люди хотят новое и разное - и у нас купили [фильмы] “Гипноз” и “Китобой”. Хотя сложно представить, что в докарантинное время мы бы продали дебютную картину [режиссера] про мальчика из чукотского китобойного поселка - несмотря на приз в Венеции.

В итоге то, что мы потеряли в офлайне, мы приобрели в онлайне - и даже с определенным множителем. За счет роста онлайн-кинотеатров модель для независимого кино поменялась и стала более комфортной. 

Вера Котельникова

комикесса

Недавно посчитала (зачем-то), что сейчас в Москве в неделю проходит примерно 200 мероприятий, связанных со стендапом. Это ****** [офигеть] как много. Немного безответственно, что я радуюсь этому, конечно, в условиях пандемии.

Еще The Flow стали часто писать про комиков. На ютьюбе появился крутой канал Outside StandUp, где стали часто выходить сольники и мини-сольники. И люди их прямо смотрят. Открылось еще два стендап-клуба в Москве. То есть сейчас в Москве пять мест, где семь дней в неделю идут юмористические мероприятия. Вышел проект «Женский стендап» на ТНТ.

Слово «комикесса» перестает быть «хе-хе, комикесса, что за прикал». Есть одна площадка, которая не связана с телевизором и почти не связана с ютюбом — это «Фемстендап». Там выступают только девочки. Хотя "бабы не умеют шутить" (в целом устоявшееся выражение), эта площадка нужна для того, чтобы у девочек было просто больше шансов начать выступать - комфортные условия, где никого изначально не хейтят.

Все девочки, которые сейчас участвуют в телевизионных проектах стендапа, - это суперкрутые профессионалы, ни в чем не уступающие пацанам. А, на мой взгляд, во многом даже круче и интереснее - потому что говорят очень искренне и с позиции, которой долгое время не было в публичном пространстве. Это круто, когда можно говорить на какие-то темы, которые были чисто женские и не были проговорены, а сейчас проговариваются. Это дает право на то, чтобы честно и искренне говорить о других общечеловеческих позициях, которые не зависят от пола.

В этом году, кажется, стендап стал сильно более популярным - стало выходить много документальных фильмов про стендап, образ стендап-комика стал появляться в больших фильмах. Это прикольно само по себе. Но пока все, что появляется про стендап-комиков в России — обычно суперплоско и не изнутри сделано. Но ничего, это придет со временем.

Клава Кока

певица, блогер

2020-й принес много сюрпризов — никто не ожидал, что год окажется таким. Из-за того, что люди остались наедине с собой, они стали слушать больше музыки, узнавать новые имена и снимать тиктоки. Большие изменения произошли из-за тиктока. Еще год назад об этой площадке толком никто не знал. С приходом тиктока появилось много имен и блогеров, которые стараются выпускать новые работы. 

В музыке 2020-й привнес много фрешменов. Некоторые открылись для аудитории — например, HENSY, Slava Marlow. Кто-то закрепился: например, Niletto или Моргенштерн. Год получился полный хитов, интересных артистов и песен.