Перейти к материалам
истории

Будет ли ❤️ в отношениях 🇷🇺 и 🇺🇸 Многие думали, что при Трампе США сблизятся с Россией. А как было на самом деле? И чего ждать от Байдена, который не любит Путина?

Источник: Meduza
Lukas Coch / EPA/ Scanpix / LETA

Многим казалось, что при Дональде Трампе США начнут сближаться с Россией. Однако несмотря на постоянные обвинения в том, что Трамп — агент Кремля, американско-российские отношения за последние четыре года достигли очередного дна. А теперь в Белый дом придет Джо Байден, которого считают сторонником жесткого курса по отношению к Владимиру Путину. «Медуза» попросила экспертов объяснить, что произошло в отношениях двух стран при Трампе — и чего ждать от ближайшего будущего.

Андрей Кортунов, генеральный директор Российского совета по международным делам

Дмитрий Феоктистов / ТАСС

Надежды, которые в России были относительно США четыре года назад, не оправдались. За это время произошло ухудшение наших отношений с США в количественном и качественном выражении. При Трампе фактически прекратил работу институт российско-американских саммитов. Раньше, когда в США менялся президент, странам удавалась быстро организовать встречу на высшем уровне. Она нужна была, чтобы шестеренки неповоротливых государственных машин начинали крутиться. В случае с Трампом была только одна встреча в Хельсинки в 2018 году. Она только ухудшила отношения. Сразу после нее начались санкции, критика Трампа за то, что он якобы сдался Путину.

Второе: главным стержнем отношений США и России был контроль над вооружениями. Стороны могли спорить по разным вопросам, отношения могли ухудшаться, но США и Россия всегда считали, что контроль над стратегическими вооружениями — это то, что делает их отношения такими уникальными во всем мире и это надо сохранять. При Трампе все было разрушено. Администрация США вышла из договора по РСМД, фактически отказалась от попыток продлить договор СНВ-3. То есть разрушился стержень наших отношений. 

Третье: при Трампе свели к минимуму дипломатическую составляющую наших отношений. Еще до Трампа были санкции, сокращали сотрудников в посольствах, посольства превратились в осажденные крепости. Хотя удалось сохранить торговлю, которая росла на фоне санкций. Сохранялось сотрудничество в Арктике через арктический совет, было взаимодействие в Сирии, не было ни одного столкновения российских и американских военных. Но общий итог все равно негативный.

Байден становится президентом, и это существенно изменит риторику в отношении России. Она будет жесткой и критической, Байден не будет делать комплименты Путину, как это делал Трамп. В некоторых областях Байден окажется более трудным партнером, чем Трамп. Он сделает акцент на права человека в России, возможно расширение «списка Магнитского» или принятие новых решений типа «списка Навального». Будет расширена поддержка Украине, Грузии, государствам, которые противостоят России. Байден проявит готовность поддержать оппозицию в Беларуси, увеличить финансирование оппозиционных правозащитных движений на постсоветском пространстве. Политика Байдена будет направлена на восстановление Трансатлантического альянса и сужения пространства для маневров России. Он попытается восстановить подорванные отношения с европейскими партнерами. 

Но будут и новые возможности. Байден проявит больше интереса над контролем вооружений, так как он не поддерживал решение Трампа выйти из ДРСМД. Важный вопрос: насколько Байден готов вывести антироссийские санкции на качественно иной уровень? Он критиковал Трампа, что тот недостаточно жесток в давлении на Москву. Байден по возрасту, состоянию здоровья и стилю лидерства будет делегировать многие функции своему аппарату. Поэтому тут многое будет зависеть от того, кого назначат госсекретарем, помощником президента по нацбезопасности, шефом Пентагона. Байден более командный игрок, чем Трамп. Политика США станет менее импульсивной, более предсказуемой и профессиональной. 

Последние несколько недель мы слышали ряд предложений от России в адрес США по размещению ракет средней дальности в Европе, продления соглашений по СНВ-3 безо всяких условий, созданию совместной рабочей группы по проблемам кибербезопасности. Если они делаются накануне выборов, они адресованы не только уходящей администрации, но и той, которая приходит. Настроения усиливать эскалацию в Москве нет. Но нет и желания в качестве жертв доброй воли идти на односторонние уступки.

Скорее всего, Россия займет осторожную позицию. Тем более неизвестно, когда у Байдена дойдут руки до России. Сначала будут формировать команду, потом он займется внутренней повесткой, и только потом дойдет до внешней политики. В начале Байден будет вынужден заняться отношениями с союзниками и Китаем. Поэтому решительных действий по отношению к России раньше конца весны 2021 года я бы не ждал. С Байденом мы можем рассчитывать на встречи США и России на высшем уровне, но только на полях более крупной многосторонней встречи — например, «большой двадцатки» или лидеров стран Совета безопасности ООН.

Иван Курилла, историк-американист, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге

ЕУСПб

За время правления Трампа появилось разочарование, поскольку российская сторона рассчитывала на другие итоги. Ожидалось, что смогут быть налажены теплые отношения между США и Россией — а если и не теплые, то [произойдет] хотя бы улучшение по сравнению с последними годами президентства Обамы. Этого не случилось, накопилось много новых санкций. Но одно ожидание сбылось. От президентства Клинтон ожидали самого плохого. Были разговоры чуть ли не о войне с Америкой. За времена Трампа все отошли от представления, что мы на грани войны. Но у нас рассчитывали, что американцы хотя бы вернут дипломатов, которых отозвали при Обаме. Это символический шаг, так как снижение количества дипломатов не наказывает кого-то одного, а вообще ухудшает отношения.

Лучше не стало по двум причинам. Внутри России ничего не поменялось к лучшему за это время, все осталось по-прежнему. А в США «русская тема» во время президентства Трампа была самой горячей. Первые два года его обвиняли, что он российский агент. Делать движения в отношении России для него стало невозможным. Но в итоге так наказывали не саму Россию, а Трампа. 

Санкции против России провели через Конгресс. Это намного хуже, чем через администрацию, которая может быстро ввести их и отменить. Чтобы Конгресс принял хотя бы к рассмотрению вопрос об отмене санкций, нужно большое давление, а это маловероятная история. Например, поправка Джексона-Вэника действовала еще много лет после конца СССР — именно потому, что она была проведена через Конгресс. Такие санкции — удар по перспективам. Также давление США на Европу стало большим давлением на Россию. Когда закрыли «Северный поток-2» из-за угрозы американских санкций против компаний, которые в этом участвуют, это стало еще большим ударом, чем прямые санкции. Такое косвенное влияние через европейцев нанесло экономический удар по российской экономике. 

Будущие отношения США и России будут зависеть от советников, которых выберет новый президент. Байден, в отличие от Трампа, будет прибегать к коллективным решениям по важным вопросам. Точно будет больше, чем у Трампа, активной внешней политики. Трамп, наоборот, выводил Америку из разных регионов мира, выходил из международных соглашений. Демократы будут возвращаться. Смена президента — узкое окошко новых возможностей. Возможно, Россию перестанут использовать как пугало внутри Америки. Тупики, в которые зашли наши отношения, могут быть разрушены. Но больших надежд я бы не возлагал, потому что с российской стороны ничего не изменилось, и любой президент США в это упирается.

Дмитрий Тренин, политолог, директор Московского центра Карнеги

Московский Центр Карнеги

При Трампе отношения США и России достигли нового антирекорда. Уровень отношений хуже, чем когда бы то ни было с первой половины 1980-х годов. Но это не предел, не дно, и мы продолжаем двигаться в этом направлении. Президент Путин называет торговлю как плюс, но она с обеих сторон проходит в минимальных объемах. Кроме того, американские санкции подорвали российскую торговлю с ее ключевыми партнерами.

Зато мы не столкнулись напрямую с американскими вооруженными силами, хотя вероятность была. Самолеты летают близко друг от друга, есть конфликты, которые могли выйти из-под контроля. В Сирии успешно работает деконфликтинг, но там тоже есть вероятность столкновения. У нас были военные инциденты с турками, с участием израильтян, где гибли наши военные и сбивали наши самолеты. С американскими военными такого не произошло — это плюс, который перевешивает все минусы. 

Самой большой неприятностью для России стало то, что последние четыре года Россия стала объектом внутриамериканской политики. Связь с Россией превратилась в дубинку, которой в основном демократы окучивали республиканцев. Но и республиканцы, чтобы не отстать от коллег, действовали по отношению к России жестко. 

При Байдене конфронтация продолжится и углубится. Байден расширит фронт российско-американских противоречий, которые при Трампе звучали глухо. Это вопросы демократии и прав человека. Будет больше вовлеченности США на риторическом и, возможно, на геополитическом уровне вокруг ситуации с Беларусью и Украиной. США будут помогать укреплению военных возможностей Украины. Байден будет жестко, но не так грубо, как Трамп, настаивать, чтобы Европа сокращала энергетическую зависимость от России. Давление на «Северный поток-2» сохранится и, возможно, усилится, так как Конгресс настроен продолжать это дело.

Самая большая неприятность для России, которая может произойти при Байдене: США, выйдя из договора РСМД, могут создать и разместить в Европе гигантские ракеты, которые будут нацелены на уничтожение стратегических центров и объектов России. Тогда главные пункты и сам ракетный ядерный потенциал России окажется на расстоянии трех-пяти минут подлетного времени из Польши, и среагировать на американские ракеты оттуда будет практически невозможно. Это может быть опасно и приведет к переходу России к концепции превентивного удара. В случае кризиса Россия не будет ждать, когда прилетит ракета, а будет бить первой, что сильно напрягает всю мировую ситуацию. Это главная военная опасность.

В позитиве может быть приглушена риторика в отношении российского вмешательства. Она не исчезнет полностью, но не будет восприниматься так остро.

Вы совершили чудо «Медуза» продолжает работать, потому что есть вы

Александра Сивцова

Реклама