Перейти к материалам
Председатель юридического комитета сената США Линдси Грэм с распечаткой «досье Трампа». Вашингтон, 11 декабря 2019 года
истории

Откуда взялся «компромат» про связи Трампа с Россией? Мы поговорили с его источниками — журналистами, пиарщиками и чиновниками. Похоже, это все выдумка

Источник: Meduza
Председатель юридического комитета сената США Линдси Грэм с распечаткой «досье Трампа». Вашингтон, 11 декабря 2019 года
Председатель юридического комитета сената США Линдси Грэм с распечаткой «досье Трампа». Вашингтон, 11 декабря 2019 года
Win McNamee / Getty Images

«Досье Стила» (или «досье Трампа») — один из главных документов, благодаря которым Дональда Трампа считают тесно связанным с Россией. Спустя несколько лет после публикации этот доклад, в котором описываются контакты окружения Трампа с Кремлем, выглядит все менее убедительным. И дело не только в том, что следователям не удалось найти доказательств того, что описывается в досье. The Wall Street Journal на прошлой неделе назвал имя одного из основных информаторов доклада — благодаря этому о качестве «компромата» на Трампа теперь может судить широкая публика. Журналисты «Медузы» постарались связаться со всеми предполагаемыми источниками «досье Стила» — и спросили у них, что они думают о своей роли в истории США.

  • Так называемое «досье Стила» (оно же «досье Трампа»), содержащее компромат на избранного президента США Дональда Трампа о его возможных связях с российскими властями, было опубликовано на сайте BuzzFeed за десять дней до его инаугурации в январе 2017 года.
  • Публикация досье вызвала колоссальный резонанс в США и за их пределами. До сих пор почти ничего не было известно об источниках информации, пока в конце октября 2020 года The Wall Street Journal (WSJ) не опубликовал материал с именем ключевого из них — российской пиарщицы Ольги Галкиной.
  • Впрочем, имена источников доклада, а также человека, который помогал его составлять — российского аналитика Игоря Данченко, — блогеры-расследователи выяснили за несколько месяцев до публикации в WSJ.
  • «Медуза» связалась с людьми, упомянутыми в блогерских расследованиях, то есть с другими предполагаемыми источниками доклада. Среди них обнаружились: два российских журналиста (помимо Галкиной, которая когда-то работала в РИА Новости), один бывший дипломат и разведчик, бывший вице-мэр Нижнего Новгорода, а также преподаватель МГИМО.
  • Почти все эти источники подтвердили свое знакомство с Игорем Данченко, ставшим основным поставщиком сведений для «досье Стила». Однако все они отрицают, что передавали Данченко данные для этого досье.
  • Сам Игорь Данченко утверждает, что уверен в своих сведениях и не несет ответственности за то, в каком виде они вошли в текст «досье Стила».

10 января 2017 года, незадолго до того, как Дональд Трамп официально вступил в должность президента США, американское издание BuzzFeed опубликовало полный текст так называемого «досье Стила» (оно же «досье Трампа»). Этот документ по просьбе руководства Демократической партии составил бывший сотрудник британской внешней разведки MI6 Кристофер Стил.

Одна из подробностей доклада стала настоящей сенсацией: досье утверждало, что в конце лета 2016 года адвокат Трампа Майкл Коэн встретился с представителями российской разведки в Праге. На этих тайных переговорах якобы обсуждался наем «лояльных главе администрации президента России» хакеров, а также кто именно — команда Трампа или Кремль — будет оплачивать их работу. (Коэн это отрицал; последующее расследование спецпрокурора Роберта Мюллера не нашло подтверждений такого сговора.)

И только в конце октября 2020 года сотрудник американских спецслужб рассказал деловому изданию The Wall Street Journal, что эти сведения для «досье Стила» предоставила бывшая журналистка государственного информационного агентства РИА Новости, пиар-специалист Ольга Галкина (впрочем, судя по всему, источники Стила могли не подозревать, с какой целью и кому они предоставляют свою информацию).

«Досье Стила» на 35 страницах с пометкой «Для служебного пользования / от конфиденциального источника» содержит несколько заявлений о вероятном сговоре сотрудников предвыборного штаба Трампа.

Газета The New York Times в апреле 2019 года со ссылкой на источники в окружении Кристофера Стила писала, что сам аналитик считал этот продукт не столько «досье», сколько «сырыми разведданными», которые не предназначены для широкой публикации, но могут быть использованы для проведения дальнейших расследований.

Журналист британской газеты The Guardian Люк Хардинг в своей книге «Сговор: как Россия помогла Дональду Трампу победить» писал, что Кристофер Стил был «на 70–90%» уверен в подлинности сведений от своих источников, а обнаруженное ими «шокировало и привело в ужас» и самого Стила, и его собеседников в ФБР.

О существовании «досье Стила» было известно в американских политических и медийных кругах за несколько месяцев до выборов; впервые оно упоминается в статьях Yahoo! News и Mother Jones, где сообщается и о некоторых «открытиях» из досье.

Вот о чем говорится в «досье Стила»:

  • На протяжении нескольких лет до президентских выборов США 2016 года и по прямому распоряжению Владимира Путина российские власти «разрабатывали» Дональда Трампа в качестве агента влияния.
  • Между российскими властями и предвыборным штабом Трампа шло активное сотрудничество и обмен данными, преимущественно о политических противниках Трампа.
  • В свою очередь, соратники Трампа на протяжении не менее восьми лет по просьбе Путина снабжали российские спецслужбы данными о деловой и другой деятельности российских олигархов и их семей, живущих в США.
  • Россия на выборах 2016 года поддерживала кандидатуру Трампа, так как, по мнению Путина, он был способен посеять хаос и раздор как внутри самих США, так и в отношениях страны со своими западными союзниками, которые Путин рассматривал как угрозу интересам России.
  • Российские спецслужбы обладают большим количеством компромата на Трампа, в том числе сексуального характера; однако Трампу обещали, что этот компромат не будут использовать против него, поскольку он и его соратники сотрудничают с российской стороной безо всяких понуждений.
  • Кроме того, у России есть компромат и на соперника Трампа на выборах 2016 года — Хиллари Клинтон, собранный во время ее официальных визитов в Москву в качестве госсекретаря США. Составлением досье на Клинтон заведует лично пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков, а занимается им ФСБ.
  • «Связными» между кампанией Трампа и российскими властями выступали его бывшие глава штаба Пол Манафорт, советник по внешней политике Картер Пейдж и юрист Майкл Коэн. Коэн, в частности, в августе 2016 года встречался с представителями российских спецслужб в Праге и обсуждал возможные методы заметания следов после взлома серверов Демократической партии США.
  • Кибератаки российских хакеров на сервера Национального комитета Демократической партии США в 2015 и 2016 годах и публикация найденных там материалов через сайт WikiLeaks была скоординирована штабом Трампа и российскими спецслужбами.
  • Кроме того, в кибератаках при помощи ботов на руководство Демократической партии США участвовал хостинг-провайдер Webzilla — дочерняя компания IT-фирмы XBT, принадлежащей россиянину Алексею Губареву; но Губарев действовал не по собственной инициативе, а из-за оказываемого на него ФСБ давления.

Это основные обвинения, выдвинутые против окружения Трампа и российских властей в «досье Стила». В целом их значительно больше: например, там говорится, что советник Трампа Картер Пейдж встречался в Москве с главой «Роснефти» Игорем Сечиным и обсуждал возможность снятия санкций с России, а за его посреднические услуги с Полом Манафортом помогал расплачиваться бывший украинский президент Виктор Янукович.

За несколько месяцев до этого, в июле 2020-го, ФБР по требованию республиканцев из юридического комитета сената США опубликовало протоколы допроса одного из главных источников «досье Стила» о возможном сговоре штаба Трампа с российскими властями. Имя собеседника ФБР из протоколов было удалено (как и имена других источников информации из досье) — но уже через два дня после публикации группа анонимных блогеров смогла его идентифицировать.

Им оказался российский политолог и аналитик Игорь Данченко, который жил в США, сотрудничал со знаменитым экспертным центром Brookings Institution, а также работал на компанию, принадлежащую бывшему британскому разведчику Кристоферу Стилу.

Основной источник

Игорь Данченко, как сообщает The New York Times, согласился в 2017 году разговаривать с американскими спецслужбами при условии сохранения его анонимности. Протокол трехдневного допроса Данченко в ФБР опубликовали 17 июля 2020 года в сильно отредактированном виде: имена большинства упоминавшихся там людей и некоторые другие сведения спрятали за черными прямоугольниками.

При этом сотрудники ведомства скрупулезно отметили вымаранные куски в отчете ярлыками. Человек, с которым общались агенты ФБР (сам Данченко), назван «исходным вспомогательным источником» (Primary Subsource). Люди, от которых он получал информацию, стали номерными источниками (Source 1, Source 2 и так далее до цифры 6). Аналогичным образом спрятали имена россиян: офицера разведки (Russian Intelligence Officer), бывшего офицера разведки (Former Russian Intelligence Officer), государственного служащего (Russian Government Employee), должностного лица (Russian Official), журналиста (Russian Journalist), нескольких американских жителей (USPER, USPER 2) и некоторых других людей (Friend, Russian Contact, Surname).

Примерно так выглядит отцензурированный протокол допроса Игоря Данченко в ФБР

Уже через два дня после публикации этого отредактированного отчета имя Primary Subsource было расшифровано совместным усилиями группы блогеров, которые опубликовали свои находки в анонимном тексте под названием «Я вычислил исходный вспомогательный источник». Всего в эту группу входит, как рассказал «Медузе» ее участник, около 30 человек, причем один из них русскоязычный; он и помог остальным установить личность Ольги Галкиной, сверив данные из протокола допроса Данченко с подробностями ее биографии и постами в фейсбуке.

Игорь Данченко
Архив Игоря Данченко

Анонимным расследователям помогло, что протокол допроса Данченко напечатан моноширинным шрифтом (то есть все символы в строке одинаковой ширины), а черные прямоугольники часто четко цензурировали отдельные слова или словосочетания от первого до последнего символа. Таким образом, расследователи выяснили, что полное имя Primary Subsource составляет 14 символов (Igor Danchenko), его фамилия длиной девять букв (Danchenko), а имя — четыре буквы (Igor). В записке ФБР говорится: Primary Subsource получал ежемесячную зарплату за свою работу в фирме Кристофера Стила Orbis через ее контракт с другой фирмой. Один из исследователей просеял круг общения людей, тем или иным образом связанных с компанией Стила, проверяя, подходит ли чье-то имя под заданные параметры; так он вышел на Данченко.

Кроме того, в отчете ФБР приведены многие детали биографии Primary Subsource, пускай и в отцензурированном виде. Блогеры составили список таких зацепок и вычислили длину спрятанных слов. Оказалось, что биография Данченко идеально вписывалась в эти купюры: тут и средняя школа, которую он окончил в Перми (четыре буквы — Perm), и работа в компаниях (семь и 17 букв — PermTex и UralSibSpetsStroy); и так далее.

В итоге адвокат Игоря Данченко фактически подтвердил The New York Times, что его клиент действительно был одним из источников «досье Стила». 

А вот так выглядит досье с восстановленными энтузиастами-расследователями именами и подробностями

Помимо The New York Times о деанонимизации Данченко в июле 2020 года написали лишь два известных СМИ: российский телеканал RT и консервативный американский сайт Daily Caller, основанный ведущим телеканала Fox News Такером Карлсоном в 2010 году и открыто поддерживающий Трампа.

Самый ценный источник

Имя Ольги Галкиной в связи с «досье Стила» и Игорем Данченко впервые прозвучало в твите, опубликованном 21 июля 2020 года. Пользователь @fool_nelson сопоставил детали, упоминавшиеся в протоколе допроса Данченко, с открытыми данными о биографии Галкиной — и заключил, что «источник № 3» — это именно она (@fool_nelson — один из участников анонимного расследования; он попросил «Медузу» не раскрывать его имя).

В разговоре с ФБР Данченко рассказал, что его «самый ценный источник информации» — старый школьный друг. Данченко также упомянул, что помогает ему финансово. Первое описание встречи адвоката Трампа Майкла Коэна с разведчиками в Праге от его источника (то есть Галкиной) было «обрывочным», но за несколько месяцев обросло деталями; одним из хакеров в итоге был назван Севастьян Капцугович.

Ольга Галкина, названная пользователем @fool_nelson, а затем и The Wall Street Journal в качестве «источника досье», выросла в Перми. Она окончила одну гимназию вместе с Данченко. Затем Галкина училась на юрфаке в местном университете.

По всей видимости, Галкина хорошо знакома с биографией Севастьяна Капцуговича. Его история широко известна в Перми: так зовут пермского педофила и порнографа, отбывающего 18-летний срок за сексуальное насилие над детьми (на момент взлома серверов Демократической партии США он находился в тюрьме уже три года).

После учебы в университете Галкина, судя по ее резюме на сайте habr.com, переехала в Москву и в первой половине нулевых работала парламентским корреспондентом, в том числе в государственном информационном агентстве РИА Новости. Единственная профессиональная награда — диплом председателя Госдумы «За лучшее освещение деятельности Государственной Думы РФ» — указана отдельной строкой в ее резюме.

После 2005 года Галкина на некоторое время стала чиновницей. Вместе с командой московских пиарщиков она попала в команду саратовского губернатора Павла Ипатова, возглавила его пресс-службу, позже была назначена вице-мэром города. В этой должности Галкина курировала «общественные отношения и информационные процессы».

«Мне нравится заниматься не только журналистикой, но и government relations [отношения с государственной властью]», — объясняла она в интервью изданию «Общественное мнение». «Врать в пиаре» ей не приходилось, заявила чиновница: «Это бесполезно. Если начать откровенно „лепить зайца“, когда-нибудь это выплывет».

После увольнения из саратовской мэрии Галкина руководила пресс-службой Ростехнадзора (2009–2011) и работала в принадлежащей правительству Москвы компании «Мосинжпроект» (с марта по сентябрь 2015 года). «[Была] уволена по собственному желанию. Вела корпоративный журнал „Инженерные сооружения“. Нареканий или взысканий не было. Это все, что можно сказать в рамках работы Стройкомплекса [Москвы]», — сказал «Медузе» бывший начальник Галкиной, главный редактор «Инженерных сооружений» Максим Орлов, который также возглавляет пресс-службу Стройкомплекса Москвы.

Галкина поддерживала связь с кремлевским чиновником Тимуром Прокопенко. В 2015 году его переписку выложила в открытый доступ хакерская группа «Шалтай-Болтай»; есть в архиве и сообщения от Галкиной. В 2014 году она попросила Прокопенко, тогда только перешедшего на работу в управление внутренней политики АП, чтобы он внес правки в заметку «Известий», где упоминается сотрудничество Галкиной с оппозиционером Алексеем Навальным. «Бывший пресс-секретарь Ростехнадзора Ольга Галкина также вела переписку с Навальным в конце 2010 года и проявляла желание сотрудничать с оппозиционером», — писали «Известия». 

«Ты там можешь своим деятелям дать команду активность по мне прекратить, а по возможности и из этого списка меня удалить. А то сегодня в Ростехнадзорову пресс-службу звонил какой-то прыщ из „Известий“ и что-то там пытался расследовать, — пишет Галкина Тимуру Прокопенко и напоминает, что тот ей чем-то обязан. — Думаю, тут ты мне сможешь помочь, в качестве, что называется, алаверды за давнюю помощь в том же 2010 году».

Заметку «Известий» тогда и правда изменили: сейчас в ней нет упоминания Галкиной; зато оно сохранилось в интернет-архиве.

К моменту, когда Галкина стала источником «досье Стила», писала The Wall Street Journal, она уже несколько лет жила на Кипре. Бывшая журналистка работала там PR-менеджером в хостинг-провайдере Webzilla — «дочке» компании XBT Holding, принадлежащей российскому бизнесмену Алексею Губареву (на самом деле Галкина работала в другой компании Губарева — servers.com — прим. «Медузы»).

По сведениям The Wall Street Journal, в какой-то момент у Галкиной возник серьезный конфликт с работодателем: дошло до того, что в августе 2016 года ее руководитель обратился в полицию, заявив, что та часто опаздывает на работу, иногда приходит пьяной. Более того — якобы Галкина через общего знакомого посылала своему начальнику угрозы расправой, если он не выплатит ей компенсацию за увольнение в 10 тысяч евро. После увольнения из структур Губарева Галкина даже намеревалась судиться с ним на Кипре за его попытку «разрушить ее деловую репутацию», а также «похитить документы ее малолетнего сына», писал «Коммерсант», но дело дальше заявления не пошло (сейчас заметка «Коммерсанта» об этом удалена; Губарев не ответил на вопросы «Медузы»). 

По версии The Wall Street Journal, Галкина, у которой случился конфликт с бывшим работодателем, приписала компании Webzilla хакерские атаки на серверы Демократической партии США. Подробности о встрече в Праге (где взлом серверов якобы обсуждался с представителем Трампа и российскими агентами) она передала Данченко во время своего увольнения; именно с подачи Галкиной в «досье Стила» появились утверждения, что Webzilla имеет отношение к атаке на демократов во время президентских выборов 2016 года, а Губарева Галкина назвала «экспертом по хакингу», которого завербовали российские спецслужбы. Сам предприниматель после публикации досье заявил, что у него нет контактов с разведкой.

Знакомый Галкиной Иван Зыков сомневается, что она могла мстить бывшему работодателю. «Олю очень давно знаю и очень тепло к ней отношусь, — сказал „Медузе“ Зыков. — Она востребованный человек, я не предположил бы, чтобы она как-то мстила. Ее широко знают в узких кругах, она и работу бы легко нашла. Не думаю, что она стала бы устраивать из-за этого [увольнения из компании Webzilla] какую-то войну». 

А вот Алексей Траньков, работавший вместе с Галкиной в кипрском офисе компании XBT, подозревает, что у его бывшей коллеги есть «серьезные психические проблемы». Пояснять «Медузе», на чем основано это мнение, он не стал. Сама Галкина в закрытом посте на фейсбуке в июне 2017 года называла Транькова «бывшим другом» и рассказывала, что между ними случился конфликт.

Игорь Данченко не ответил на вопросы «Медузы»; в том числе о том, проверял ли он предоставленную Галкиной информацию. В комментарии для РИА Новости, где она работала в начале нулевых, Галкина заявила, что публикация The Wall Street Journal «не соответствует действительности»: «Настроение не очень, потому что я не ожидала такой истории в принципе. Конечно, усложнила [жизнь мне эта публикация] нормально. История не в этом. История в том, что это все не так».

Обновление. Уже после выхода этой статьи Ольга Галкина связалась с «Медузой» и ответила на наши вопросы.

— Вы знакомы с Игорем Данченко?

— Да, конечно. Мы учились в одной школе [в Перми]. Но после того, как он переехал в Штаты, общались мы эпизодически. В 2016 году мой работодатель Алексей Губарев попросил найти хорошее пиар-агентство в Штатах. Я решила обратиться к Данченко, поскольку поехала в Штаты в большую поездку: я сначала была на Game Developers Conference, потом приехала в Вашингтон, где жил Данченко.

Он нашел пиар-специалиста Чарльза Долана — впоследствии он оказался большим демократическим деятелем; по-моему, он даже состоит в Национальном комитете Демократической партии США. Я тогда не знала всех этих перипетий — умный дедушка, который много где работал, вызвал у меня доверие. Я решила, что он вполне подходит. Впоследствии он ездил на Кипр, с ним был заключен контракт.

— Кем работал Данченко?

— Я, на самом деле, не представляла, чем он занимается. Он долгое время представлялся нефтегазовым аналитиком и специалистом по ТЭК [топливно-энергетическому комплексу]. Он никогда не упоминал имя Кристофера Стила — я его не видела, не знаю, хотя сейчас бы я на него посмотрела с удовольствием. 

— Откуда в досье взялась информация о том, что Webzilla — компания Алексея Губарева — участвовала во взломе выборов, а сам он был завербован спецслужбами?

— Без понятия. Я ничего такого никому не рассказывала. Более того, компания Губарева предоставляет услуги хостинга, а не занимается компьютерной безопасностью. Поэтому никакие специалисты по взломам серверов там не работают. По крайней мере, мне таковые не известны. После утечки досье в прессу Алексей подал на Кристофера Стила в британский суд, но проиграл, поскольку ему не удалось доказать, что Стил виновен в утечке.

— Когда вы в последний раз виделись с Данченко?

— В 2016 году. Я приехала в поездку, увиделась с ним и уехала.

— Вы рассказывали ему о встрече Майкла Коэна с представителями российских спецслужб в Праге?

— Боже упаси. Откуда я об этом могла знать? И была ли эта встреча? 

— Данченко вас как-то финансово поддерживал?

— Когда я увидела его показания ФБР, я была несколько изумлена. Он там говорит, что я в Вашингтоне жила у него, хотя я останавливалась в отеле — даже чеки есть, их надо поискать. По поводу финансовой поддержки — кроме подарков на день рождения, ничего такого не было.

— А как вы с Данченко общались?

— Нормально общались. Пермское землячество довольно плотное, все друг друга держатся. Мы общались, как бывшие соученики по школе встречались в разных компаниях. Он пару раз приезжал в Москву.

— О работе говорили?

— Скажем так, целенаправленно я ему ничего не говорила, но он знал, что я с 2015 года работаю в кипрской IT-компании, и все. Я ему даже никаких деталей сказать не могла, потому что подписала NDA [обязательство о неразглашении].

— Как вы думаете, почему эти детали появились в досье Стила?

— Как я поняла, кроме меня влетели еще несколько человек. Видимо, там был блок, связанный с топливно-энергетическим комплексом, банками и так далее. В досье были упомянуты люди, которые должны были, грубо говоря, верифицировать данные, указанные в тексте. 

— Как там появилось имя Алексея Губарева?

— Тут важен тайминг. Губарев оказался [в тексте досье] за год до того, как я подала досудебную претензию [к нему]. Я ее подала в марте [2017 года], когда вся эта хрень уже вышла. Я Губарева обсуждала с Данченко один раз, в 2016 году — что есть вот такой руководитель компании, ему нужно помочь продвинуться на рынке в Штатах, и все. 

— Вы пытались связаться с Данченко?

— Да, пыталась, после того как его впервые деанонимизировали [в июле 2020 года]. Он мне не ответил. Я ему писала в мессенджер фейсбука. Он сначала вообще не отвечал, а потом просто удалил мессенджер. А в 2016 году, когда расследование Стила вышло, я решала свои семейные проблемы, судилась в кипрском суде и мне было не до Трампа. То есть какие-то обрывки информации до меня долетали, но я их не воспринимала.

— В The Wall Street Journal писали о вашем конфликте с работодателем. Можете о нем рассказать?

— Я не исключаю варианта с ними посудиться, потому что то, что они написали — это в чистом виде диффамация. Там, например, написано, что меня уволили — хотя я сама написала заявление об уходе.

— Почему вы не стали общаться с журналистами The Wall Street Journal?

— У нас уже один коллега наобщался с иностранными журналистами, хватит.

Другие источники «досье Стила»

Блогеры попытались восстановить имена всех источников Игоря Данченко, упомянутых в беседе с ФБР. Они действовали описанным выше образом: разгадывали «кроссворд» из купюр, увязывая между собой длину слов и определенные известные обстоятельства (вроде биографических сведений).

Раскрыты имена шести вспомогательных источников «досье Стила». Первых двух — «источник № 1» и «источник № 2» в протоколе допроса Данченко — расследователям помог обнаружить журналист протрамповского издания Daily Caller Чак Росс, сотрудничавший с блогерами. Этими источниками оказались бывший вице-мэр Нижнего Новгорода (а во время составления «досье Стила» — заместитель директора одного из департаментов Минэнерго России) Сергей Абышев и журналист Иван Воронцов.

Просматривая фотографии Воронцова в его фейсбуке, Росс заметил, что на снимке с Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) от 16 июня 2016 года (сейчас оно удалено, но осталось в архиве) Воронцов отметил еще двух человек — Игоря Данченко и Сергея Абышева. Росс разыскал Абышева, который подтвердил, что действительно встречался с Воронцовым и Данченко, но не на ПМЭФ, а в Москве — и несколькими днями ранее. Через четыре дня после публикации этого снимка Кристофер Стил написал первый из отчетов, которые впоследствии вошли в его «досье».

«[Корреспондент Daily Caller] Чак Росс просмотрел кучу фотографий Воронцова (их были тысячи) и нашел его фотографию с Данченко. В отредактированном отчете ФБР было сказано, что он [источник] когда-то был политиком местного уровня (то ли в Санкт-Петербурге, то ли в Нижнем Новгороде), а затем переехал в Москву. Кроме того, мы знали из отчета, что он, вероятно, встретился с Данченко во время визита по обмену в центр лидерства „Открытый мир“ (Open World Leadership Center) или связанной с ним группой. Абышев подтвердил Россу, что так оно и было, и все остальное тоже подходит», — объяснил «Медузе» пользователь @fool_nelson, участвовавший в расследовании блогеров по расшифровке имен из отчета ФБР.

«Источник № 2» — финансовый журналист

В этом отчете Стила с исходящим номером 2016/080 и заголовком «Президентские выборы в США: деятельность республиканского кандидата Дональда Трампа в России и его компрометирующие связи с Кремлем» излагается в том числе самая сенсационная из версий зависимости Трампа от его кремлевских кураторов.

Будущий американский президент в 2013 году (вероятно, имеется в виду его визит в Москву на конкурс «Мисс Вселенная») якобы снял президентский номер в отеле «Риц-Карлтон», где во время своей официальной поездки в Россию останавливался президент Барак Обама с первой леди, — и из чувства ненависти к этим людям нанял секс-работниц, которые исполнили перед ним «золотой дождь» на кровати, то есть помочились на нее.

В протоколе допроса в феврале 2017 года Данченко приписывает эту информацию «источнику № 2», то есть журналисту Ивану Воронцову. Правда, Данченко в интервью ФБР признался, что никаких подтверждений этой информации ему не удалось обнаружить — хотя он даже ходил в «Риц» опрашивать персонал. Тем не менее в «досье Стила» эта история вошла безо всяких оговорок.

«Он [Воронцов] был другом Данченко в фейсбуке, и в отредактированном отчете ФБР говорилось, что Игорь привозил ему шотландские банкноты из Великобритании. Поэтому я решил, что он коллекционирует монеты или денежные знаки. По его фотографиям в фейсбуке видно, что он помешан на разных денежных знаках. У источника имя должно было состоять из четырех букв, фамилия — из девяти букв, плюс еще хорошо вписалось его отчество. Кроме того, с ним связался Чак Росс, и он признался», — объясняет «Медузе» пользователь @fool_nelson, участвовавший в расследовании блогеров по расшифровке имен из отчета ФБР.

Воронцов сказал «Медузе», что увлекается коллекционированием банковских карт.

В ответ на вопрос «Медузы», рассказывал ли он Данченко про Трампа и «золотой дождь», основатель и главный редактор информационного агентства «Банки и финансы» Иван Воронцов громко рассмеялся. «Нет, не рассказывал. Это же можно, только присутствуя рядом с таким, рассказывать такие истории, — сказал Воронцов. — Про матрас и Трампа я впервые в жизни слышу. Я впервые слышу, что Игорь мог как-то быть с чем-то таким связан, у него в разговорах никогда ничего подобного даже не проскальзывало».

С Данченко, по его словам, Воронцов познакомился примерно восемь лет назад «на каком-то нефтяном форуме в Москве». «Он говорил, что он эксперт в одной из компаний в Вашингтоне, занимается подготовкой аналитических обзоров по разным отраслям — поэтому и был на нефтяном форуме, — объясняет Воронцов. — Мы с ним сразу договорились, что то, что я знаю по банкам и финансам — как информационное агентство, — я могу ему рассказывать. Но так как у меня инсайда нет, соответственно, я ему в этом смысле вряд ли интересен».

«Мы с ними ничего не обсуждали: у меня всегда вызывали опасения русские граждане, работающие на некие аналитические компании, да еще и в США», — отметил Воронцов. 

В последний раз, по словам Воронцова, они с Данченко виделись на Евразийском экономическом форуме в итальянской Вероне в 2019 году. «Судя по тому, как себя вел Игорь, он приехал туда просто пить [алкоголь], — говорит Воронцов. — Он мне ничего никогда не предлагал и ничего не спрашивал. Я ему говорил: „Будем пить и дружить, никакого бизнеса, никакой политики“. Он сказал: „Договорились“».

«Источник № 1» — чиновник и бывший глава СВР

«Источник № 1» — чиновник Сергей Абышев, которого Воронцов отметил на одном фото с Данченко, — знаком с Данченко значительно дольше остальных. Корреспонденту Daily Caller Абышев сказал, что Данченко работал переводчиком на мероприятии в Библиотеке конгресса США, которое Абышев посетил в составе делегации по программе Open World в 2002 году.

В 2015-м в издательстве «Экспертус» вышла книга «Энергия Великой Победы», написанная по заказу министерства энергетики России; в ней Игорь Данченко указан одним из соавторов Абышева. На вопрос Daily Caller, передавал ли он Данченко сведения, вошедшие в «досье Стила», Абышев не ответил. В разговоре с «Медузой» Абышев подтвердил свое давнее знакомство с Данченко, однако передачу ему информации для «досье Стила» отверг. 

Помимо Сергея Абышева в расшифрованном протоколе допроса Игоря Данченко встречается имя источника — разведчика (Russian Intelligence Officer) — это «близкий знакомый Сергея Абышева», подтвердивший ему, что у российской стороны есть компромат на Трампа. Расследователи уверены, что за черными прямоугольниками цензуры в этом случае скрывается имя Вячеслава Трубникова — дипломата и разведчика, работавшего чрезвычайным и полномочным послом в Индии, а также директором Службы внешней разведки России (1996–2000).

Абышев подтвердил «Медузе», что в протоколе допроса Данченко речь идет о том самом Вячеславе Ивановиче Трубникове, с которым он действительно знаком, но только с мая 2017 года, уже после описываемых в досье и протоколе допроса Данченко событий. Трубников на вопрос «Медузы», говорил ли он Сергею Абышеву что-либо о наличии у России компромата на Трампа, ответил: «Этого никогда не было». 

«Источник № 5» — нефтегазовый журналист

Еще одно громкое заявление в «досье Стила» — оно в протоколе допроса Данченко в ФБР приписывается «источнику № 5» — касается встречи бывшего советника Трампа по внешней политике Картера Пейджа с главой «Роснефти» Игорем Сечиным. На ней они якобы обсуждали возможности двустороннего сотрудничества США и России в энергетической сфере, а также снятие с России санкций за действия в Украине.

Расследователи определили «источник № 5» как Людмилу Подобедову, корреспондента российского издания РБК по нефтегазовой тематике.

«Во-первых, она дружила с Игорем [Данченко] в фейсбуке. Во-вторых, в отредактированном отчете ФБР говорится, что отношения „пятого источника“ и Сечина/„Роснефти“ стали „личными“, потому что „Роснефть“ судилась с ней из-за ее историй, опубликованных в РБК. В-третьих, она [как и источник] провела какое-то время в Юго-Восточной Азии. Наконец, самое важное: в отредактированном отчете ФБР мы обнаружили, что у „пятого источника“ было имя из восьми букв, а фамилия из 10 букв — хорошо соответствует Людмиле Подобедовой. Но иногда в отчете, когда говорится о пятом источнике, используется имя из четырех букв — это [видимо] ее прозвище Мила», — объяснил «Медузе» блогер @fool_nelson, участвовавший в расследовании по расшифровке имен из отчета ФБР.

«Я лично познакомилась с Игорем Данченко в 2019 году и не сообщала ему информацию, которую он приводит в своем отчете 2017 года от моего имени, — сказала Подобедова „Медузе“. — Мы виделись в 2019 году в Берлине после конференции Российского газового общества, где я была в командировке, и беседовали о вещах, не связанных с моей работой».

Источник «Медузы» в одном из российских деловых изданий говорит, что слухи о встрече Пейджа и Сечина в Москве действительно циркулировали, но подтверждения не нашли. В докладе комиссии спецпрокурора Мюллера, выпущенном по итогам расследования вмешательства России в президентские выборы 2016 года, говорится, что доказательств участия Пейджа в координации действий между властями России и штабом Трампа найти не удалось. 

«Источники № 4 и № 6» — преподаватель и президент торговой палаты

Алексей Дундич
Александр Райков / МГИМО
Сергей Миллиан
Страница Сергея Миллиана в Facebook

В протоколах допроса Данченко упоминаются еще два «номерных» источника — № 4 и № 6.

«Четвертого» расследователи из твиттера определили как Алексея Дундича, преподавателя и заместителя декана по учебно-методической работе факультета международных отношений МГИМО.

В протоколе допроса Данченко говорится, что Дундич часто общался с ним, хотя и не передавал своему собеседнику никаких данных, впоследствии вошедших в досье. Дундич подтвердил «Медузе», что действительно знаком с Игорем Данченко примерно с 2008 года.

«Источник № 6» — американец белорусского происхождения Сергей Миллиан, занимавший должность президента Российско-американской торговой палаты и непосредственно знакомый с Дональдом Трампом. Его в качестве одного из источников «досье Стила» газета The Wall Street Journal называла еще в январе 2017 года, вскоре после публикации доклада. Миллиан никогда не встречался и не общался с Данченко напрямую; он многократно через СМИ отрицал свою причастность к досье. 

Все расшифрованные блогерами сведения из отредактированного отчета — это рабочие гипотезы с разной степенью достоверности. Они могут быть подтверждены или опровергнуты в будущем.

Например, расследователи сначала считали, что четвертый источник — это российский политолог-американист Иван Курилла, но потом отвергли этот вариант в пользу преподавателя из МГИМО Алексея Дундича; при этом Курилла до сих пор по ошибке остался в одном из фрагментов восстановленного текста отчета.

Кроме того, по версии блогеров, бывший глава Службы внешней разведки России Вячеслав Трубников одновременно фигурирует в тексте в качестве бывшего и действующего офицера российской разведки. При этом полное имя Трубникова удачно «вписалось» лишь в купюру с упоминанием бывшего разведчика: имя и фамилия с точностью до буквы оказались нужной длины. Но для того чтобы считать, что Трубников упоминается в документе и как действующий разведчик, гораздо меньше оснований. Первый фрагмент, где, вероятно, упомянуто его полное имя, оказался слишком длинным (возможно, там было еще звание или должность), совпадение с Трубниковым есть только по длине фамилии разведчика.

Последствия

«Досье Стила», опубликованное в BuzzFeed в 2017 году, называли «одним из самых громогласных документов в современной политической истории» и «самым спорным образцом сбора данных о политических оппонентах на президентских выборах». Именно благодаря этому документу в России появился мем о «девушках с пониженной социальной ответственностью»: эти слова принадлежат Владимиру Путину, который комментировал досье на своей пресс-конференции в январе 2017 года — незадолго до инаугурации Трампа. 

Бывший сотрудник британской внешней разведки Кристофер Стил идет на заседание суда в Лондоне, где он выступал в качестве обвиняемого по иску о клевете от владельца компании XBT Алексея Губарева. Губарев проиграл суд, так как не смог доказать, что именно Стил стоял за публикацией досье в BuzzFeed, где упоминалась фамилия Губарева в связи с хакерскими атаками на руководство Демократической партии США. Лондон, 24 июля 2020 года
Tolga Akmen / AFP / Scanpix / LETA

Фигуранты и некоторые источники досье активно, но в основном безуспешно пытались судиться с теми, кто его собирал, публиковал и комментировал. Например, глава компании XBT Алексей Губарев подавал в суд на BuzzFeed, требуя наказать издание за клевету. В конце 2018 года суд Флориды отказался удовлетворить его иск, сославшись в своем решении на право журналистов публиковать даже неверные или клеветнические сведения, если они содержатся в официальном документе или заявлении.

Председатель юридического комитета сената США, республиканец Линдси Грэм неоднократно намекал, что Игорь Данченко — российский шпион. О том, что ФБР открыло расследование в отношении Данченко еще в 2009 году, стало известно из отчета бюро, рассекреченного в конце сентября 2020-го (это произошло по инициативе того же Грэма). В октябре 2020 года адвокат Игоря Данченко пригрозил Грэму иском о клевете. Грэм в ответ напомнил Данченко и его адвокату, что американские законы защищают официальных лиц от обвинений в клевете за заявления, сделанные ими в рамках исполнения своих служебных обязанностей (о том, что Данченко — шпион, Грэм намекал во время официальных слушаний).

Бывший адвокат Трампа Майкл Коэн, который по версии досье якобы встречался с представителями российских спецслужб летом 2016 года, подавал в суд на BuzzFeed и компанию — заказчика досье Fusion GPS — но отозвал иск после того, как ФБР провело обыски у него дома и в офисе.

Сама публикация полного текста досье в BuzzFeed вызвала ожесточенные дискуссии об оправданности такого шага. О существовании досье было известно в политических и медийных кругах США задолго до его появления в открытом доступе, и многие издания, получив документ в свое распоряжение, приняли решение не публиковать его. Главный редактор BuzzFeed Бен Смит заявлял тогда, что решение о публикации досье, с которым уже ознакомились многие американские журналисты и политики (но не предали его огласке), далось изданию нелегко, однако было необходимым. «Многие люди с безупречной репутацией не согласятся с нашим решением. Но публикация этого досье отражает то, как мы видим репортерскую работу в 2017 году», — отмечал тогда Смит.

На сайте издания необходимость публикации объясняется так: «BuzzFeed публикует полную версию документа, чтобы американцы могли сами составить мнение о подозрениях в отношении избранного президента, которые циркулируют на высшем уровне в правительстве США».

Бен Смит, теперь работающий медиаобозревателем The New York Times, по-прежнему не сомневается в правильности своего решения о публикации досье. «Причины, по которым мы опубликовали [эти материалы], не изменились, — сказал Смит „Медузе“. — Мы объясняли, что, хотя данные [из досье] не прошли проверку, оно сыграло большую роль в американской политике. Это до сих пор так, и я рад, что вы и другие [СМИ] занимаетесь расследованием источников заявлений [из досье]».

Главный герой истории с досье Игорь Данченко в переписке с «Медузой» отказался «обсуждать [свои] источники и методы [составления досье]». Он заявил, что уже изложил свою позицию в интервью The Guardian и The New York Times. Там Данченко подчеркнул, что собирал для Кристофера Стила лишь «сырые разведданные», специально отмечая те фрагменты, в истинности которых сомневается. За то, в каком виде его наниматель представил их в своих отчетах, он, Данченко, по его словам, ответственности не несет.

Слушайте музыку, помогайте «Медузе»

Авторы: Алексей Ковалев, Денис Дмитриев, Светлана Рейтер и Лилия Яппарова

Редактор: Татьяна Лысова

Реклама