Перейти к материалам
истории

А если Трамп проиграет выборы и откажется это признавать? Журнал The Atlantic рассмотрел возможные сценарии Спойлер: все варианты развития событий плохие, а некоторые похожи на гражданскую войну

Источник: The Atlantic
Oliver Contreras / EPA / Scanpix / LETA

Чем ближе день президентских выборов в США, тем чаще и увереннее действующий президент Дональд Трамп объявляет, что они будут «самыми сфальсифицированными в истории». На своей сентябрьской пресс-конференции Трамп на вопрос, готов ли он обеспечить мирный переход власти вне зависимости от результата выборов, ответил «посмотрим». Соединенные Штаты стоят на пороге беспрецедентного конституционного кризиса, и в попытках спрогнозировать его исход журнал The Atlantic выпустил очень большой материал с описанием всех возможных сценариев развития событий. Если коротко: хороших сценариев нет. Статья готовилась в ноябрьский номер журнала, когда в США пройдут выборы президента. Но, как говорится в предисловии, чрезвычайные обстоятельства этой предвыборной кампании убедили редакцию выпустить ее на сайте заранее. «Медуза» предлагает краткий, насколько возможно, пересказ этой статьи.

Трамп не хочет уходить

Президентские выборы 2020 года в США обещают стать уникальными. И дело не только в пандемии, которая грозит нарушить привычный ход голосования. Один из кандидатов уже неоднократно прозрачно намекал, что может не признать результаты выборов, если они окажутся не в его пользу. Эксперты по избирательному праву предупреждают, что Америка стоит на пороге конституционного кризиса, который может привести к ситуации безвластия.

Проблема даже не в том, что Дональд Трамп в случае поражения откажется покидать Белый дом — его противник, кандидат от Демократической партии, кажется, уверен, что «компетентные органы» немедленно отправят проигравшего восвояси. Главная опасность в другом — что Трамп использует свой административный ресурс чтобы не допустить решительной победы противника, или, при помощи своих соратников-республиканцев на всех уровнях власти, сделать невозможным подведение однозначного итога выборов. Многие признаки свидетельствуют о подготовке предвыборного штаба Трампа именно к такому сценарию.

Неоднозначность трактовок конституции США и логические несостыковки в федеральном законе о подсчете голосов могут привести к тому, что судебные тяжбы об исходе выборов продлятся до самого дня инаугурации. Двадцатая поправка к Конституции США ясно говорит, что полномочия действующего президента после выборов заканчиваются в полдень 20 января. Но в этот день на церемонию приведения к присяге могут явиться двое претендентов — и у одного из них в этот момент еще будет в руках вся полнота президентской власти и административный ресурс. 

В США, в отличие от России и многих других стран, президент выбирается не прямым голосованием. Сначала, в первый вторник после первого понедельника ноября каждого четвертого года (это будет 3 ноября 2020 года — прим. «Медузы») проходит всенародное голосование, на котором избиратели голосуют непосредственно за кандидатуры президента и вице-президента. Но исход выборов определяет не это голосование, а голоса так называемой коллегии выборщиков от каждого из 50 штатов и федерального округа Колумбия (то есть столица Вашингтон, которая не относится ни к одному из штатов). В разных штатах эти выборщики отбираются по-разному — например, в некоторых штатах их имена появляются на бюллетенях для голосования вместе с кандидатами в президенты. Численность делегации выборщиков зависит от населения штата: например, Калифорнию в коллегии представляют 55 выборщиков, а соседний Орегон — всего 7. Всего в коллегии 538 выборщиков, и для победы на президентских выборах кандидату надо набрать не меньше 270. Коллегия голосует на 41-й день после всенародного голосования (в этот раз это 14 декабря). После этого голоса коллегии выборщиков официально подсчитывают и заверяют на специальном совместном заседании обеих палат нового созыва (выборы в них проводятся одновременно с президентскими) Конгресса США, которое собирается 6 января. Обычно это формальность, так как предпочтения избирателей и выборщиков от каждого штата известны заранее, и интрига сохраняется только в нескольких штатах, которые называются swing states — «неопределившиеся», в них обычно и проводятся самые интенсивные предвыборные кампании. Теоретически, выборщики должны голосовать в соответствии с волей избирателей своего штата, но практически никакой ответственности за «предательство» (это так и называется — faithless elector, «вероломный выборщик») не существует. Кроме того, в большинстве штатов действует система, при которой все голоса выборщиков от этого штата получает тот кандидат, который получил простое большинство голосов на всенародном голосовании. Из-за этих и многих других нюансов и правил, разнящихся от штата к штату, возможна ситуация, когда кандидат проигрывает на всенародном голосовании, но получает большинство голосов коллегии выборщиков. Именно так в 2016 году выиграл выборы Дональд Трамп, получивший почти на три миллиона голосов меньше на всенародном голосовании, но на 77 голосов выборщиков больше, чем его соперница Хиллари Клинтон.

Конституция США не обеспечивает мирную передачу власти, а скорее предполагает ее, объясняет The Atlantic эксперт по конституционному праву Лоренс Дуглас. Но и личность самого Дональда Трампа — которой многие приписывали нарциссически-психопатические свойства — и его собственные слова заставляют сомневаться, что он признает свое поражение. Он ясно дал понять это еще во время прошлой предвыборной кампании, когда заявил «я обещаю своим сторонникам и всем избирателям, всему народу Соединенных Штатов, что я безусловно приму результаты этих великих и исторических выборов», а после паузы добавил «если… я… выиграю!», подчеркнув каждое слово решительными жестами. Стоит также вспомнить, что Трамп проиграл по результатам всенародного голосования, получив почти на три миллиона голосов меньше Хиллари Клинтон — и даже это он упорно отказывается признавать.

Не существует ни законной процедуры, ни прецедента на тот случай, если коллегия выборщиков — а именно она определяет победителя президентской гонки — одобрит кандидатуру главного соперника Трампа, демократа Джо Байдена, но Трамп откажется признать поражение. Так что шансы, что в случае проигрыша он спокойно поздравит Байдена и уйдет, стремятся к нулю.

Один из важных этапов транзита президентской власти в США — речь проигравшего кандидата, в которой он поздравляет победителя. Эту традицию заложил в 1896 году кандидат от Демократической партии Уильям Дженкинс Брайан, когда послал своему сопернику-республиканцу телеграмму: «До меня дошли известия о подсчете голосов в вашу пользу, в связи с чем спешу принести вам свои поздравления. Мы передали это решение в руки американского народа, и его слово — закон». 

После Брайана поздравительная речь проигравшего стала гражданским долгом, который последующие кандидаты выполняли сначала по радио, а затем на телевидении. Речь проигравшего является частью символического акта передачи власти.

В 2000 году в день выборов Эл Гор сначала произнес такую речь, а затем отозвал ее, добиваясь пересчета голосов. Но уже на следующий день после решения Верховного суда не в его пользу Гор заявил: «Итоги этих выборов, которые в следующий понедельник будут закреплены коллегией выборщиков, я считаю окончательными. Ради единства нашей нации и сохранности нашей демократии я признаю свое поражение». 

Административный ресурс по-американски

У Трампа и его сторонников есть возможности повлиять на процесс выборов и подсчета голосов.

Трамп понимает, что высокая явка — особенно среди темнокожих, малообеспеченных и молодых американцев — работает против него. А выборы 2020 года будут первыми за 40 лет, для которых уже не действует так называемый «декрет о согласии», запретивший приемы влияния на явку. И республиканцы смогут попытаться повторить свой опыт губернаторских выборов в Нью-Джерси 1981 года, когда Республиканская партия использовала так называемую «оперативную группу по охране избирательных бюллетеней». Это были вооруженные офицеры полиции, которые в свободное от работы время патрулировали районы, населенные преимущественно темнокожими и испаноязычными избирателями. Члены этой группы препятствовали голосованию на участках в этих районах, требовали от избирателей предъявить документы, подтверждающие их право голосовать и так далее — в расчете на то, что обоснованный страх этих людей перед полицейской униформой поможет снизить явку. По иску представителей демократической партии в 1982 году окружной суд ввел фактический запрет на такие приемы, названный «декретом о согласии», но в 2018 году федеральный окружной суд отказался в очередной раз его продлить и республиканцы теперь вольны «бороться с фальсификацией выборов» в тех районах, где высокая явка избирателей будет не в их пользу.

«Фальсификация выборов» — в целом вымышленная опасность для президентских выборов в США. По подсчетам экспертов по избирательному праву, количество бюллетеней от людей, проголосовавших на последних трех выборах несколько раз по подложным документам, колеблется в пределах от 0,0003% до 0,0025%. Тем не менее, вооружившись этим аргументом республиканцы во многих штатах добиваются — и зачастую успешно — дополнительных мер вроде массового исключения избирателей из списков для голосования, дополнительных требований к документам, ограничений на удаленное и предварительное голосование и так далее. 

В 2020 году эти усилия сконцентрируются вокруг голосования по почте. Из-за пандемии этой возможностью придется воспользоваться рекордному количеству американцев — и Трамп неоднократно заявлял, что видит в этом огромный потенциал для фальсификации. Летом 2020 года американские СМИ много писали о том, что новый руководитель почтовой службы США, ставленник Трампа Луис Деджой, собирается фактически саботировать работу почты под видом оптимизации расходов, что привело бы к значительному увеличению времени доставки избирательных бюллетеней для удаленного голосования. После того, как об этих планах узнали журналисты, почтовая служба США отказалась от них — отрицая, что такие планы вообще существовали. 

Урна для избирательных бюллетеней на выборах президента США. Лос-Анжелес, 12 сентября 2020 года
Chris Delmas / AFP / Scanpix / LETA

Слова Трампа, много раз открыто заявлявшего, что удаленное голосование невыгодно для Республиканской партии, оказали влияние на его электорат. Опрос, проведенный в июле 2020 года, показал, что по почте собирались проголосовать 60% избирателей-демократов — но только 28% республиканцев. Таким образом, пишет The Atlantic, Трамп сумел заранее искусственно разделить бюллетени, поданные за него и за его противника — а его юристам будет проще оспаривать результаты выборов в тех штатах, где сильна поддержка Байдена.

«Синий переход» и «красный мираж»

Враждебность Трампа по отношению к удаленному голосованию может объясняться феноменом, который известен как «синий переход» (синий — официальный цвет Демократической партии). В истории выборов в США известны случаи, когда подсчет бюллетеней для удаленного голосования резко менял баланс голосов в пользу демократического кандидата. Например, в 2012 году подсчет бюллетеней, пришедших по почте, принес десятки тысяч дополнительных голосов в ключевых штатах (Флорида, Мичиган, Огайо, Пенсильвания) Бараку Обаме. Правда, исход президентских выборов «синий переход» еще ни разу не решал — но и имеющихся данных было достаточно, чтобы напугать Трампа. В 2018 году, когда губернаторские и сенаторские выборы во Флориде с ничтожным перевесом в сотые доли процента выиграли кандидаты от республиканцев — и сократить разницу демократам помогли именно результаты удаленного голосования — Трамп писал в твиттере, что «из ниоткуда» пришло огромное количество «сфальсифицированных» бюллетеней, и что честный подсчет голосов невозможен. 

В день выборов президента 3 ноября 2020 года может проявиться родственный «синему переходу» феномен — «красный мираж» (красный — официальный цвет Республиканской партии США). Первый подсчет бюллетеней, поданных лично на избирательных участках, покажет небольшое преимущество Трампа. Но по мере подсчета бюллетеней для удаленного голосования Байден начнет вырываться вперед. Этот период неопределенности, пока не будет произведен окончательный подсчет голосов, способен затянуться из-за беспрецедентного объема голосования по почте — и может сопровождаться массовыми беспорядками с участием сторонников двух кандидатов.

Может ли предотвратить это решительная победа одного из кандидатов? В теории да, но на практике вряд ли. Сложно представить себе такой значительный перевес Трампа над Байденом, что его победа будет ясна в день голосования. Если исключить заведомо неправдоподобный вариант, при котором в «неопределившихся» штатах все бюллетени, включая присланные по почте, подсчитают в первую же ночь, и победа Трампа в этих штатах будет очевидна, то надежда на «синий переход» заставит Байдена продолжать борьбу. Если же Байден получит неоспоримое преимущество в день голосования, это сможет решающим образом деморализовать Трампа и его сторонников. Но на это тоже надежды немного, поскольку голосовать лично собираются в основном сторонники Трампа — и их голоса первыми появятся в результатах подсчета.

Но уже ясно одно — обе партии готовятся оспаривать результаты выборов. Бюллетени для почтового голосования дают юристам Трампа массу возможностей для этого. Если у избирателя изменился адрес проживания, или он подписался другой формой своего имени (например, Бен вместо Бенджамин), или случайно расписался в поле для даты, или на внутреннем конверте, в который вкладывается бюллетень, и так далее — все это делает бюллетень недействительным. При голосовании на участке сотрудник избирательной комиссии может помочь избирателю правильно заполнить бюллетень — но дома это сделать будет некому. 

В день голосования в социальных сетях наверняка появятся фотографии чего-то подозрительного, якобы происходящего на избирательных участках. Неважно, насколько они правдивы — главное, что они создадут предлог опротестовать результаты на этом участке. Как может развиваться такой сценарий? Допустим, в день голосования на избирательный участок в большом городе прибывает группа вооруженных сторонников Трампа. Они заявят, что явились расследовать сообщения о фальсификации. Они вступают в стычки с противниками Трампа, начинается драка, звучат выстрелы. Избиратели в ужасе бегут с участка.

Допустим, президент объявляет в этом городе чрезвычайное положение. Федеральные спецподразделения в полном боевом облачении для подавления массовых беспорядков оцепляют избирательный участок, перекрывают улицы, ведущие к нему, а избирательные бюллетени конфискуют для расследования возможных фальсификаций. Оцепить могут и почтовые отделения. Или появится информация от спецслужб, что из Китая прибыла большая партия поддельных бюллетеней для голосования. Все это пока на уровне домыслов, но ни один из этих сценариев не является полной фантастикой, если учесть, что многое из этого уже угрожал сделать или сделал сам президент — например, во время массовых протестов этим летом отправил в бунтующие города войска Национальной гвардии.

Опасность «междуцарствия»

Законы, регулирующие период «междуцарствия» со дня всенародного голосования до инаугурации нового президента 20 января, предусматривают 35 дней на подсчет голосов и разрешение всех судебных споров по поводу голосования. Затем, на 36-й день, наступит следующий важный период. К 8 декабря каждый из 50 штатов должен выдвинуть своих выборщиков — в сумме 538 человек. Коллегия выборщиков соберется только шесть дней спустя, 14 декабря, но за это время кандидатуры выборщиков должен одобрить Конгресс. Обычно выборщики выдвигаются прямым голосованием избирателей, но вообще-то закон этого прямо не предусматривает. Вместо этого вторая статья Конституции США гласит, что выборщиков «каждый штат назначает в порядке, указанном его законодательным собранием». С конца XIX века каждый штат оставлял этот выбор за избирателями. Однако, по решению Верховного суда по делу «Буш против Гора» от 2000 года, законодательные собрания штатов имеют право назначать выборщиков по собственному усмотрению. Такое право не использовалось более века.

У Трампа есть возможность проверить, как оно работает на практике. Источники в Республиканской партии говорят, что избирательный штаб президента прорабатывает варианты мобилизации законодательных собраний в спорных штатах, где у республиканцев большинство местных конгрессменов. Гипотетически, Трамп может на основании подозрений в фальсификации выборов попросить законодательные собрания в этих штатах реализовать свое право самостоятельно назначать выборщиков в коллегию. В условиях современной демократии это выглядит почти как государственный переворот, даже если формально такой ход предусмотрен законом, полагают журналисты The Atlantic.

В шести «неопределившихся» штатах, обычно решающих итоги выборов, республиканцам принадлежит большинство в обеих палатах законодательного собрания. В двух из них — Аризоне и Флориде — губернаторы тоже республиканцы. В четырех других — Мичигане, Северной Каролине, Пенсильвании и Висконсине — губернаторскую должность занимают демократы. В результате может возникнуть ситуация, когда законодательное собрание назначает одну делегацию выборщиков, а губернатор, пользуясь своим конституционным правом, одобряет официальный подсчет голосов и оспаривает возможность назначать альтернативную коллегию выборщиков после того, как избиратели уже сделали свой выбор в пользу других.

Такие прецеденты в истории США уже были: во время спорных выборов 2000 года, на которых кандидат от демократов Эл Гор проиграл Джорджу Бушу-младшему. Республиканский губернатор Флориды Джеб Буш одобрил делегацию выборщиков, проголосовавших за его брата, пока еще продолжались судебные тяжбы за пересчет голосов от штата. На это предвыборный штаб Гора ответил тем, что снял зал в старом здании капитолия Флориды, в котором должна была собраться альтернативная делегация выборщиков, лояльных их кандидату. Лишь официальное признание Гором своего поражения помешало им исполнить этот план.

14 декабря этого года возможен сценарий, при котором собираются две противоборствующие коллегии выборщиков, и ни у одной из них не будет решающего аргумента в пользу того, что именно их голоса должны быть учтены при выборе президента. В конституции США говорится, что коллегия направляет результаты своего голосования председателю Сената — таким образом, следующий ход остается за вице-президентом США республиканцем Майком Пенсом, который занимает эту должность.

Съезд Республиканской партии США официально номинировал действующего президента Дональда Трампа своим кандидатом на выборах президента. Белый дом, Вашингтон, 27 августа 2020 года
Kevin Lamarque / Reuters / Scanpix / LETA

На этом этапе Соединенные Штаты уже вступают на территорию настоящего конституционного кризиса — первого, но не последнего из всех возможных в период «междуцарствия». Свои права на президентский пост заявляют оба кандидата. До следующей возможности разрешить этот спор остается больше трех недель. 3 января вступает в свои полномочия новый созыв Конгресса США. Решающую роль здесь будет играть то, в чьих руках находится контроль над Сенатом. 6 января, как гласит двенадцатая поправка к конституции, «председатель Сената в присутствии членов Сената и Палаты представителей вскрывает удостоверенные списки выборщиков, затем производится подсчет голосов».

Обратите внимание на пассивный залог в этой формулировке. Кто производит подсчет голосов? Голоса от каких делегаций выборщиков учитываются, а от каких нет? Конституция это не уточняет, поэтому юристы Трампа могут заявить, что выбор остается за вице-президентом. Таким образом, Пенс может быть наделен полномочиями в одностороннем порядке объявить себя и Трампа победителем. Демократы могут указать, что для разрешения подобных противоречий существует федеральный закон о подсчете голосов. Однако, как говорят эксперты по избирательному праву, его формулировки отличаются крайней запутанностью и неопределенностью, так что в этом случае он вряд ли поможет.

Если демократы вернут себе контроль над Сенатом и удержат его в Палате представителей, тогда все положения закона о подсчете голосов ведут к победе Байдена. Если республиканцы занимают большинство в Палате представителей, тогда побеждает Трамп. Но что если конгресс так и останется разделенным между двумя партиями? Это тупик, выйти из которого не поможет никакой решающий голос.

Хороших сценариев нет

Один из возможных сценариев выглядит так. Допустим, только Пенсильвания отправляет от себя альтернативную делегацию выборщиков, и их 20 голосов способны решить исход выборов. По одной интерпретации закона о подсчете голосов, конгресс обязан одобрить голоса коллегии выборщиков, чьи полномочия утверждены губернатором-демократом — если не последует возражений от обеих палат. Палата представителей, очевидно, возражать не будет, Байден получает голоса от Пенсильвании и объявляет себя избранным президентом. Но тогда председатель Сената Пенс может ударить своим судейским молотком и настоять на другой интерпретации закона, по которой конгресс вправе отвести кандидатуры обеих противоборствующих делегаций выборщиков вместе с их голосами. Неопределенные формулировки закона предусматривают оба варианта.

Допустим, обе делегации выборщиков от Пенсильвании дисквалифицированы, и тогда в коллегии остается 518 членов из 538. Допустим, с небольшим перевесом по их голосам побеждает Байден. Но тут у республиканцев остается еще одна лазейка — они могут объявить, что для победы на президентских выборах, согласно Двенадцатой поправке, требуется не просто большинство голосов выборщиков, а большинство от полного их числа, то есть 538-ми. Байден не набирает 270 голосов. На этом этапе решение отправляется в Палату представителей с одним голосом от каждого штата, и если текущий расклад сил сохранится, то 26 из 50 голосов будут за Трампа. 

Однако прежде чем Пенс перейдет по алфавитному списку от Пенсильвании к Род-Айленду, спикер Палаты представителей от демократов Нэнси Пелоси, пользуясь своим правом, удаляет всех сенаторов из зала палаты. Теперь Пенс не может, согласно конституции, произвести подсчет голосов «в присутствии членов Сената и Палаты представителей». Пелоси может удалять сенаторов из своей палаты на сколь угодно долгое время. Если ко дню инаугурации подсчет голосов не заканчивается, исполняющим обязанности президента становится лидер Палаты представителей — то есть сама Пелоси. В ответ на это Пенс собирает членов Сената, в котором у республиканцев есть кворум, вместе с республиканцами-представителями в другом помещении, заканчивает подсчет голосов и объявляет Трампа президентом. 

Теперь на президентский пост претендуют уже трое человек, у каждого из которых есть законные основания объявить себя победителем выборов. Выхода из этого конституционного кризиса уже нет. Ни законы, ни конституция не предусматривают должности с достаточными полномочиями для разрешения такого конфликта. Остается надежда только на Верховный суд — если он вообще согласится решать настолько политизированный вопрос.

Максимум возможных сценариев подобного кризиса отыграла летом этого года группа бывших парламентариев, юристов и политтехнологов. На протяжении четырех дней они рассматривали любые варианты развития событий, чтобы понять, на каком из этапов кризис может стать необратимым. Если коротко, то на любом: вплоть до того, что в нескольких вариантах три демократических штата объявляют о выходе из федерации, Трамп задействует закон о «О противодействии мятежным действиям» и вводит в них войска. В нескольких сценариях их авторы не добрались даже до дня инаугурации.

В истории США был лишь один прецедент, когда конфликт в «междуцарствии» довел страну до грани развала. На выборах 1876 года за пост президента боролись демократ Сэмюель Тильден и республиканец Резерфорд Хейс. После того, как четыре штата послали по две конфликтующих коллегии выборщиков, особый трибунал утвердил голоса за Хейса. Демократы начали готовиться к саботажу подсчета голосов в Конгрессе до самого дня инаугурации, когда должны были истечь полномочия действующего президента Улисса Гранта. Остановила их только угроза Гранта ввести военное положение в Нью-Йорке, где Тильден готовился объявить себя президентом.

В этот раз, если политические институты США не смогут разрешить текущий кризис, а Трамп протянет патовую ситуацию до начала нового года, кандидат от сил хаоса и верховный главнокомандующий страны окажутся одним и тем же человеком, заключает The Atlantic.

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Пересказал Алексей Ковалев

Реклама