Перейти к материалам
Павел Устинов у здания Московского городского суда, 30 сентября 2019
истории

Уважаемый суд, это похоже на художественный вымысел Заседание Мосгорсуда, где хвалили сотрудников Росгвардии и дали условный срок Павлу Устинову. Репортаж Кристины Сафоновой

Источник: Meduza
Павел Устинов у здания Московского городского суда, 30 сентября 2019
Павел Устинов у здания Московского городского суда, 30 сентября 2019
Сергей Карпухин / ТАСС / Scanpix / LETA

30 сентября Московский городской суд назначил актеру Павлу Устинову один год лишения свободы условно. Устинов — фигурант «московского дела», его обвинили в нападении на сотрудника Росгвардии во время акции протеста 3 августа. 16 сентября суд первой инстанции приговорил его к 3,5 годам колонии. Смягчение наказания в апелляционном суде, скорее всего, связано с широкой кампанией общественной поддержки — за Устинова вступились тысячи человек, включая актеров, режиссеров, журналистов и политиков. Специальный корреспондент «Медузы» Кристина Сафонова наблюдала, как адвокаты добивались оправдания Устинова и заявляли, что травмы сотруднику Росгвардии мог нанести какой-то другой протестующий.

В центре зала два стола, стоящие вплотную друг к другу. За одним сидит Павел Устинов. По бокам от него — адвокаты Дмитрий Чешков и Анатолий Кучерена. Напротив, за вторым столом — прокурор Анастасия Зверева и потерпевший, росгвардеец Александр Лягин. В помещении тепло, но на Лягине черная дутая куртка. Его щеки горят, руки скрещены на столе. Он почти все время смотрит перед собой. Павел Устинов не стремится встретиться взглядом с росгвардейцем.

16 сентября Тверской районный суд решил, что во время несогласованной акции 3 августа в Москве Устинов вывихнул Лягину плечо. За это Устинова приговорили к трем с половиной годам колонии. Суд первой инстанции дважды отказал адвокату Чешкову приобщить к делу видеоролик, из которого следует, что Павел Устинов 3 августа не только не нападал на задержавшего его сотрудника Росгвардии, но вообще не участвовал в митинге. 

Задержание Павла Устинова 3 августа 2019 года
Oleg Kozlovsky

Павел Устинов учился в Высшей школе сценических искусств (ее художественным руководителем является Константин Райкин) и снимался в эпизодических ролях в кино. Поэтому после вынесения приговора Устинову актеры театра и кино выступили в поддержку своего начинающего коллеги, а также других фигурантов «московского дела». С 18 сентября проходят ежедневные одиночные пикеты у здания администрации президента на Старой площади — начавшиеся как кампания за освобождения Павла Устинова, теперь акции привлекают внимание к фигурантам «московского дела».

Со своими заявлениями уже выступили врачи, священники, учителя, специалисты IT-индустрии и другие сообщества. На этом фоне Мосгорсуд 20 сентября изменил актеру меру пресечения с содержания под стражей на подписку о невыезде, а 24 сентября Мосгорсуд начал рассматривать апелляцию на его приговор. 

* * *

В начале одиннадцатого утра в зал заседаний заходит председательствующая судья Елена Иванова и ее коллеги Юлия Манеркина и Анна Лаухина. Заседание начинается с просмотра двух видео, которые предоставили адвокаты подсудимого. На первом — его снял корреспондент «Дождя» Василий Полонский — показано, как сотрудники Росгвардии в шлемах и жилетах проводят задержания. В какой-то момент четыре силовика цепочкой направляются к молодому человеку в кожаной куртке — это Павел Устинов, он стоит у выхода из метро и смотрит в телефон. В следующие несколько секунд Устинова валят на землю, бьют дубинками, затем тащат в автозак. Когда из колонок слышатся крики задержанной женщины «Россия будет свободной!», слушатели в зале суда смеются. На втором видео, снятом сотрудником Amnesty International Олегом Козловским, показано задержание с другого ракурса. 

Дальше включают запись, о просмотре которой просил потерпевший — росгвардеец Александр Лягин. Это все то же видео Козловского. Затем на экране появляется новый ролик без звука, который рассматривали в Тверском районном суде — на нем виден только момент задержания. 

Прокурор Анастасия Зверева спрашивает у потерпевшего, почему он и его коллеги решили задержать именно Устинова. «Мы заприметили его в толпе уже, поэтому целенаправленно двигались к нему, — отвечает Лягин. — Ну, одет был человек… То есть вызывал подозрение. Стоял [рассматривая что-то] в телефоне, мало ли, какие действия там мог координировать». Уши и щеки росгвардейца краснеют, он продолжает: «И выкрикивал соответственно все эти лозунги». Обвинитель уточняет, громко ли кричал Устинов. Лягин говорит, что он и его группа сотрудников гвардии слышала. 

Зверева интересуется, какое наказание потерпевший считает приемлемым для Устинова. Тот отвечает, что актер тоже служил в Росгвардии и не заслуживает реального срока. «Человек сопротивление оказал, травма. Но сейчас моральное давление идет на меня и на Павла в сети Интернет, — говорит Лягин. — Я не отрицаю, что он виноват, но я считаю, что наказывать человека не надо сроком, связанным с реальным лишением свободы». 

О Павле Устинове словами его сестры. Он служил в Росгвардии и снимался у Федора Бонадрчука в фильме «Притяжение»

Следующим вопросы задает адвокат подсудимого Анатолий Кучерена — он объявил, что войдет в процесс после приговора суда первой инстанции, о чем защитник Павла Устинова узнал позже журналистов. Кучерена просит Лягина показать на первой видеозаписи себя. Росгвардеец соглашается и объясняет, что шел в цепочке первым. «Вы сказали, отвечая на вопрос прокурора, что он [Устинов] мог координировать какие-то действия. Какие, по-вашему, он мог координировать действия, когда он на этой видеозаписи стоит в стороне, уткнувшись в телефон?» — интересуется Кучерена. Лягин пытается ответить, но его перебивает судья. Вопрос снимается как «заведомо содержащий суждения». Напоследок адвокат спрашивает, сколько задержаний в тот день провел потерпевший. «10-15», — отвечает Лягин. 

«На просмотренных видеозаписях вам было слышно, что Павел выкрикивал какие-то лозунги, либо он позиционировал себя как активный участник этого массового мероприятия?» — обращается к росгвардейцу адвокат Чешков. Суд снимает и этот вопрос, аргументируя, что все посмотрели запись и «слышали, что там слышно, а что не слышно». 

Чешков просит Лягина пояснить, кто оказывал на него давление в последние дни в интернете. «Это все травля в социальных сетях, „ВКонтакте“», — отвечает потерпевший. Позже в этот же день о травле сделает заявление и пресс-служба Мосгорсуда. «Содержание ряда публикаций [в СМИ и социальных сетях] следует расценивать не иначе как неприемлемое вмешательство в деятельность по осуществлению правосудия, проявление неуважения к суду, провокации в адрес судьи федерального суда», — сказано в комментарии на сайте, опубликованном после вынесения приговора.

Устинов просит суд включить первую из показанных видеозаписей и разрешить ему встать рядом с Лягиным — чтобы «увидели разницу в росте». Подсудимый и его защита утверждают, что Лягин значительно выше сотрудника, проводившего задержание, а значит тот не может быть пострадавшим. Во второй просьбе суд отказывает: «Мы и так видим вашу разницу в росте, и видим видеозаписи вместе с вами». А включить видео снова — разрешают. «Мои локти находятся чуть ниже даже лица, видите? То есть первый самый человек ростом метр семьдесят», — комментирует Устинов видеозапись своего задержания. Судья не дает ему договорить: «Вы об этом нам можете рассказать в судебных прениях». 

Прокурор неожиданно просит приобщить к делу постановление Люблинского районного суда от 29 августа — в нем говорится, что Устинов, тогда находящийся в СИЗО, был привлечен к административной ответственности (часть 5 статьи 20.2) за акцию 3 августа и должен выплатить штраф 10 тысяч рублей. Адвокаты возражают, отмечая, что у них не было возможности ознакомиться с документом. Но суд приобщает постановление к материалам дела. 

* * *

После короткого технического перерыва заседание возобновляется. Первой в судебных прениях выступает обвинитель Зверева. Она не соглашается с доводами апелляционной жалобы и считает, что выводы, сделанные Тверским судом, «совершенно подтверждены и исследованы». Вину Устинова, утверждает Зверева, доказывают не только показания потерпевшего, но и свидетелей, а также протоколы очных ставок. «Я считаю, что вина Устинова подтверждается видеозаписью события, которая была просмотрена в сегодняшнем судебном заседании», — продолжает прокурор.

Оснований не доверять показаниям потерпевшего, по ее мнению, нет. «В основу принимаемого судебного решения я прошу положить постановление Люблинского районного суда, — говорит Зверева об административном производстве, о котором защите стало известно только сегодня. — Он [Устинов] был привлечен именно за то, что, игнорируя разъяснения сотрудников полиции, скандировал определенные лозунги. Я не буду их зачитывать». 

Также прокурору не кажется, что предоставленные защитой видеозаписи опровергают выводы Тверского суда, назначившего начинающему актеру 3,5 года колонии. «Возникает в первую очередь вопрос: „Почему же именно Устинова сотрудники полиции решили задержать?“ Обратим внимание на их [сотрудников] показания, а также на показания, которые сегодня дал потерпевший на мой вопрос, — продолжает Зверева. — Основной причиной являлось, в том числе, оскорбительные лозунги, которые Устинов выкрикивал. <…> Потасовка видна на видео и на одном, и на другом. Только отличаются их ракурсы». 

Критикует Зверева и заключение специалиста, который ранее подверг сомнению проведенную в рамках расследования судебно-медицинскую экспертизу — специалист давал заключение, мог ли Павел Устинов (судя по видео) нанести потерпевшему травмы, о которых говорится в деле. Вывод: мог. «Специалист высказал не более, чем свое суждение по вопросам, которые были поставлены перед ним защитой», — объясняет прокурор. Она добавляет, что проведенная экспертиза соответствует требованиям закона и была исследована Тверским судом, «выводы суд сделал на ее основе, они сделаны правильно». 

При этом прокурор отмечает, что при вынесении решения Тверским судом было допущено нарушение — не рассмотрена возможность применения части 5 статьи 15 Уголовного кодекса. «Изменение категории преступления на менее тяжкую позволяет обеспечить индивидуализацию ответственности осужденного за содеянное, а также реализует закрепленные [в законе] принципы справедливости и гуманизма, — говорит Зверева. — Я уверена, что по данному уголовному делу возможно добиться восстановления социальной справедливости и без реальной изоляции от общества Устинова Павла». Прокурор заключает, что суд недостаточно учел положительные характеристики осужденного. 

«Я прошу изменить приговор Тверского районного суда, — подытоживает Зверева. — Назначенное наказание в виде трех лет шести месяцев лишения свободы я прошу считать условным с испытательным сроком в течение четырех лет». Лягин поддерживает прокурора в решении не назначать реальный срок, «не наказывать по всей строгости».

Следующим в прения вступает адвокат. Он говорит, что считает обвинительный приговор незаконным и отмечает, что происходящее в Тверском суде нельзя назвать судебным разбирательством: «Суд по большей части не разбирался, а гнул обвинительную линию, игнорируя весомые доказательства». Приговор основан на показаниях потерпевшего и его сослуживцев, утверждает Чешков. 

Адвокат рассказывает о нестыковках в проведенной медицинской экспертизе. «Здесь не стоит пренебрегать логикой, — обращается он к суду. — Для того, чтобы оказать тянущее воздействие, нужно совершить захват. <…> Мы отчетливо видели на видео, что в правой руке Павел удерживает свой смартфон, то есть каких-то активных действий он не производил в части применения насилия в отношении представителя власти».

Заключение специалиста, продолжает защитник, лишний раз подтверждает, что при покадровом просмотре видеозаписи «не выявлены условия, при которых реализуется механизм возникновения вывиха плеча у сотрудников, принимавших участие в задержании Устинова». Кроме того, в судебной экспертизе не было отмечено, какого типа был вывих у Лягина — открытый или закрытый. 

Чешков вновь обращает внимание суда на то, что в первой инстанции защите отказали в приобщении к делу видеозаписей, которые подтверждают невиновность доверителя. «Было понятно, что Павла Устинова оговорили, — говорит адвокат. — Изначально его обвиняли в том, что он совершил применение насилия в отношении представителя власти, не опасное для его жизни и здоровья. На следующий день следователь самостоятельно определил среднюю степень тяжести вреда здоровью, искусственно завышая тяжесть предъявленного обвинения». По словам Чешкова, в дальнейшем следователь оказывал давление на его подзащитного — предлагал «подумать над признанием вины», приводил в пример дело Даниила Беглеца и обещал условный срок.

Адвокат цитирует фразу из обвинительного приговора: «[Устинов] положил с применением силы свою правую руку на левую руку Лягина». Чешков называет эти слова «глупейшими». Потерпевший, по его мнению, дал «абсурдные» показания, которые противоречат «здравому смыслу». «Лягин говорит, что в момент задержания Павла Устинова почувствовал боль и находился в шоковом состоянии. Левая рука у него была еще активна. После задержания он сопровождает Устинова в автозак. Рука у него также слушается. А в автозаке уже рука у него отнимается. Уважаемый суд, это похоже на художественный вымысел. Даже если предположить, что их там пичкают какими-то анаболическими стероидами перед задержанием [демонстрантов], это же все равно вывих», — возмущается Чешков. Судья просит защитника быть корректнее с формулировками. 

«Мы просим оправдать Павла Устинова. Считаем, что все основания для оправдания имеются. И соответственно отменить незаконный обвинительный приговор Тверского районного суда», — заканчивает свою речь Чешков. 

«Я надеюсь, что в прениях вы меня не будете перебивать», — обращается к судье Ивановой адвокат Кучерена, прежде чем начать свою речь: «Я ознакомился с материалами дела и честно вам скажу: у меня есть ученая степень, я много времени в свое время провел в библиотеке, исследуя те или иные доказательства, приговоры и так далее. Я не ожидал, что в 2019 году буду читать материалы приговора, которые не основаны ни на одном доказательстве», — заявляет он. 

Показанные в зале суда видео, по мнению Кучерены, ясно демонстрируют, что сотрудники Росгвардии «добросовестно выполняют свою работу». «Мне хочется сказать спасибо [потерпевшему] за ту работу, что он делает — он охраняет общественный порядок, он должен это делать, — продолжает защитник. — Если кто-то причинил ему вред, этот человек должен быть наказан». Дальше он задается вопросом, как суд и все присутствующие могут увидеть на записи лицо потерпевшего, если на нем — маска и шлем. К тому же сотрудники перед задержанием Устинова не представились. 

«Сегодня принципиально важный вопрос — разобраться, кто причинил вред потерпевшему», — Кучерена напоминает суду о том, что третьего августа Лягин участвовал как минимум в десяти задержаниях. Адвокат напоминает о скорости, с которой дело было передано в суд, и выражает сомнения, что у органов следствия было достаточно времени «изучить и понять все, что произошло с потерпевшим». 

Кучерена обращает внимание суда на то, что на записи слышны крики женщины и шум транспорта, но не лозунги, которые якобы выкрикивал Устинов. «Где это записано на видеокассете? Почему-то прокурор Зверева об этом не говорит, — замечает адвокат. — Понятно, что Лягин — солдат. Он должен защищать людей от того, что там, не дай Бог, драка или еще что-то. Его не в чем винить».

Защитник рассказывает и о своем доверителе — что Павел Устинов родился в «простой», «бедной» семье, «абсолютно нормальный, честный, порядочный человек», «не хочет заниматься политикой». В заключение Кучерена просит суд вынести оправдательный приговор.

* * *

Последним выступает Павел Устинов. «Я тоже уважаю действия сотрудников, я сам служил в Росгвардии и прекрасно понимаю, что это, — говорит он. — В данном случае это непонятное, нелепое стечение обстоятельств, что я оказался там [на митинге]». Актер еще раз говорит, что не скандировал никаких лозунгов, стоял, собирался позвонить другу, как вдруг на него налетели люди в броне. «Как можно просто подойти к человеку и напасть на него? — обращается к суду Устинов. — Я не представлял никакой опасности. У меня не было намерений кому-то наносить физический вред. У меня этого нет вообще в природе. Я по природе спокойный, мирный человек». 

«Я не желаю крови, я не хочу, чтобы сотрудников наказывали за превышение полномочий. Я просто надеюсь на то, что вы примете верное решение, взвесите все за и против, и увидите правду», — заканчивает Устинов. Как и его адвокаты, он просит вынести оправдательный приговор и отменить решение Тверского суда.

Через полчаса судебная коллегия приходит к решению — «изменить категорию совершенного преступления с тяжкой на среднюю тяжесть» и снизить наказание Устинову с 3,5 лет колонии до одного года условно. 

В зале повисает тишина. Устинов смотрит на уходящих судей. К нему хотят подойти родственники — как и на прошлые заседания поддержать молодого человека пришли его мать, сестра и девушка, — но приставы просят всех побыстрее покинуть помещение. 

Павел Устинов о замене колонии на условный срок, 30 сентября 2019 года
Meduza

Уже на улице актер говорит журналистам, что не согласен с решением суда и будет его обжаловать, потому что «преступления не совершал», «никаких противоправных действий не делал». На вопрос, действительно ли он не будет добиваться наказания силовиков за то, что те превысили свои полномочия, Устинов повторяет, что не хочет крови, но «этот случай — противоправное действие».

Кристина Сафонова

Реклама