Перейти к материалам
истории

«Чистыми руками взять патриотических денег и не зашквариться» Российский Институт развития интернета щедро финансирует военную пропаганду. Но деньги у него берут даже те, кто выступают против вторжения. Расследование «Медузы» и «Важных историй»

Источник: Meduza
истории

«Чистыми руками взять патриотических денег и не зашквариться» Российский Институт развития интернета щедро финансирует военную пропаганду. Но деньги у него берут даже те, кто выступают против вторжения. Расследование «Медузы» и «Важных историй»

Источник: Meduza

Российские власти ежегодно тратят десятки миллиардов рублей на пропагандистские фильмы, сериалы, медиапроекты и видеоигры — проще говоря, на «патриотический контент». Огромная его часть после вторжения России в Украину посвящена прославлению войны, при этом доля «патриотического контента» стремительно растет. Главный и щедрый распределитель колоссальных денег, которые тратятся на пропаганду — Институт развития интернета (ИРИ). Его возглавляет Алексей Гореславский, в прошлом — прокремлевский медиаменеджер и участник разгона редакции «Ленты.ру» в 2014 году. Журналисты «Медузы» и «Важных историй» выяснили, как устроен ИРИ — и почему за деньгами в этот институт приходят даже те, кто против войны.

Предупреждение о возможном конфликте интересов. Светлана Рейтер — один из авторов этого расследования — была сотрудником редакции Lenta.ru, в разгроме которой участвовал нынешний глава ИРИ Алексей Гореславский. Кроме того, в этом тексте есть мат — если для вас это неприемлемо, не читайте его.

После того как младшая сестра Настя перестала ходить в школу и сбежала из дома, студент Антон начинает свое расследование. Он узнает, что она попала в странную подростковую интернет-группу, которой управляет некто, убедивший детей в том, что «только он их понимает». Антон осознает… что подростки обрабатываются информацией от алгоритма, чтобы их можно было легко подчинить контролю. Причем сам алгоритм… разработан руководством платформы (иностранный видеосервис).

Снять сериал о том, как российских подростков контролирует «иностранный видеосервис», режиссеру Роману Волобуеву предложили в начале марта — синопсис с описанием злоключений студента Антона и школьницы Насти Волобуеву прислала сотрудница продакшн-компании Zarya. Рабочее название проекта — «Поколение „Ю“». Аналогия с ютьюбом (который российские власти, по многочисленным слухам, собираются заблокировать) напрашивалась сама собой. 

«В нашем сериале мы хотим донести до аудитории, что возможное отключение иностранных сервисов имеет положительное значение, потому что их деструктивный характер и размещаемая там недостоверная информация отрицательно влияют на психику и морально-нравственные ценности молодежи, а потенциальное отключение — путь к спасению», — говорилось в синопсисе сериала (скрин письма и сам синопсис есть в распоряжении «Медузы» и «Важных историй»). 

Сериал на тот момент был в разработке, шло «согласование бюджетов» и «всех моментов». Снимать его «планируют для ИРИ», писала сотрудница компании Zarya Роману Волобуеву. 

От участия в проекте тот отказался не раздумывая. «Не готов общаться с мразотами, — объясняет авторам расследования причину своего нежелания работать с ИРИ сам режиссер. — Может, я упоротый идиот, но есть же какие-то принципы».

В последние годы ИРИ — Институт развития интернета — раздает миллиарды рублей на создание любого «патриотического» интернет-контента: от роликов пророссийских «военкоров» до фильмов о российской науке. И с каждым годом бюджет организации, которую контролирует государство, только растет. 

Работавший с Институтом развития интернета продюсер так описывает нынешнюю ситуацию: «После начала войны бабло на креатив у частных компаний закончилось, но у ИРИ денег стало только больше. Теперь за баблом к ним идут все — и запутинцы, и те, кто год назад ставил белых голубей на аватарку, а потом понял, что жить на что-то надо».

Как Zarya связана с продакшном комика Александра Гудкова?

Продакшн-компания Zarya, сотрудница которой писала режиссеру Волобуеву, — до войны была партнером комика Александра Гудкова и его творческой группы «Чикен карри» (представители обеих компаний указаны в титрах множества их общих проектов, а владелица Zarya Ирина Строева прямо фигурирует в СМИ как «продюсер „Чикен карри“»). 

Сам Гудков, до войны работавший в программе «Вечерний Ургант» на Первом канале (выход приостановлен после 24 февраля 2022-го), после начала вторжения записал пародийный клип «Я — узкий» на песню «Я — русский» артиста Shaman, ставшего в России главным воспевателем войны.

Клип вызвал волну возмущения у прокремлевских блогеров, Гудкова активно критиковали в Госдуме, после чего он уехал из России и участвовал в концертах группы СБПЧ в поддержку Украины.

Гудков проигнорировал сообщения авторов этого расследования, отправленные ему в телеграме. Компания Zarya отказалась отвечать на вопросы о сериале «Поколение „Ю“».

После публикации этого текста Александр Гудков связался с авторами расследования и заявил, что сотрудницы компании Zarya были лишь приглашенными продюсерами в нескольких проектах «Чикен Карри». «Это единственная связь которая как-то связывает нас с „Зарей“», — подчеркнул Гудков.

«Имитация бурной деятельности»

Институт развития интернета открыли в 2015 году для «налаживания диалога с властью между всеми участниками экосистемы интернета». Этот проект — инициатива тогдашнего директора Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК) Сергея Плуготаренко и его друга и коллеги Сергея Гребенникова, в тот момент возглавлявшего Региональный общественный центр интернет-технологий (РОЦИТ). 

Сергей Гребенников
Сергей Плуготаренко

На телекоммуникационном рынке Плуготаренко и Гребенникова за глаза называли «два Сережи», рассказывает топ-менеджер крупной IT-компании. По его словам, благодаря хорошим отношениям с чиновниками «два Сережи» заручились поддержкой Вячеслава Володина (в то время заместитель главы администрации президента РФ — АП), и тот одобрил запуск ИРИ в качестве организации, консультирующей власти «по вопросам интернета».

Учредителями ИРИ также стали: министерство образования и науки; созданный по инициативе Путина Фонд развития интернет-инициатив (ФРИИ), а также одиозный экс-советник президента РФ Герман Клименко (он же с 2015-го по 2017-й возглавлял правление ИРИ). Первым директором Института развития интернета назначили топ-менеджера ФРИИ Дмитрия Павлюченкова.

«Дорогое огромное государство внезапно осознало, что в стране есть дорогой и огромный интернет. В этом дорогом и огромном интернете контентом занимались все, кроме самого государства. Была куча непонятных блогеров, которые что-то как-то производили, но не было нормального, условно, стрима для государства», — вспоминает сотрудник одной из крупных IT-компаний. 

Уже в мае 2015-го Путин поручил институту разработать 10-летнюю программу развития интернета. Осенью программа была готова — и, по мнению независимой организации «Роскомсвобода», изучающей интернет-цензуру, получилась «крайне неоднозначной». Среди прочего в ней упоминались понятия «киберграницы» и «цифровой суверенитет» — по оценке экспертов «Роскомсвободы», они никак «не служат развитию» интернета в России.

Затем ИРИ взялся за составление «дорожных карт» по взаимодействию российского интернета и разных отраслей, которым требовалась «цифровизация»: медицины, образования, финансов, строительства и ЖКХ. 

Сам Институт развития интернета в этот момент был устроен хаотично. «Внутри считалось, что ИРИ — это инструмент для развития цифровой экономики, внедрение интернет-технологий в те отрасли, которые еще жили по-старинке. для тех отраслей, куда можно внедрить интернет. Мы постоянно делали форумы „Интернет+“ — плюс медицина, плюс торговля, плюс спорт; семь или восемь таких направлений. Должны были собрать каких-то экспертов — например, врачей — и свести их с отраслью. Вся эта деятельность финансировалась за счет грантов администрации президента», — рассказывает один из бывших сотрудников Института развития интернета.

Он уточняет: «Было так — давайте соберем экспертов, проведем очередной форум, но внятного целеполагания и привязки к конкретным данным не было. У меня все время оставалось ощущение, что это какая-то имитация бурной деятельности, имеющая мало практического смысла».

Для проведения форумов руководство «рекомендовало» сотрудникам работать с ивент-агентством «Френдс Ивентс» — в 2013 году его, в числе прочих, учредила структура Плуготаренко и Гребенникова. Сотрудница «Френдс Ивентс» сообщила авторам расследования, что агентство делало для ИРИ «большое мероприятие „Интернет экономика“ в конце 2015 года», которое имело продолжением «несколько более мелких проектов с той же тематикой в 2016 году», при этом «эксклюзивным агентством» для института «Френдс Ивентс», «к сожалению», не было. Гребенников и Плуготаренко не ответили на вопросы авторов расследования.

«Другие ивент-агентства [руководством практически] не рассматривались», — утверждает еще один бывший сотрудник Института развития интернета. Бюджет одного мероприятия, по его словам, составлял от трех миллионов рублей; за год на подобные события из госбюджета уходило порядка 40 миллионов.

«Идея мероприятий была неплохая — что Рунет может помочь во многих сферах жизни. Были интересные и адекватные эксперты, но некоторые спикеры вещали на не совсем понятные темы. Или — я таких спикеров называл „светлый человечек“ — выходил такой осознанный и просветленный человечек и рассказывал, что поменяет весь мир, но не совсем понятно, как», — рассказывает бывший сотрудник ИРИ.

Поменять мир к лучшему Институту развития интернета так и не удалось. В 2016 году его куратор Вячеслав Володин покинул администрацию президента (и стал спикером Госдумы). Вскоре после этого ИРИ начали пенять на неэффективную работу; финансирование организации урезали, а штат сотрудников сократили с 20 до четырех человек. 

Достижения Германа Клименко

Изоляция интернета и запрет анонимности. Что делал Герман Клименко на посту советника президента по интернету

Достижения Германа Клименко

Изоляция интернета и запрет анонимности. Что делал Герман Клименко на посту советника президента по интернету

«Сетевое военно-патриотическое воспитание»

Все изменилось с приходом в администрацию президента РФ бывшего топ-менеджера медиахолдинга Rambler&Co, провластного управленца Алексея Гореславского. С 2017 года он отвечал в Кремле за российский интернет и непосредственно курировал ИРИ. При нем эта организация стала ответственной за распределение финансирования на «молодежный интернет-контент» (на эти цели из федерального бюджета стали ежегодно выделять несколько миллиардов рублей). ИРИ в этот период возглавлял Антон Ключкин — в прошлом, подчиненный Гореславского в Rambler &Co.

В 2021-м Гореславский стал непосредственным гендиректором ИРИ, а Ключкин занял пост его советника (общаться с авторами расследования он не захотел). Сам институт окончательно превратился в «государственный орган» с многомиллиардным бюджетом, сосредоточенный на том, чтобы «давать гранты на сетевое военно-патриотическое воспитание» и «продавливать повестку властей», рассказывает бывший сотрудник ИРИ. 

Алексей Гореславский

Концепция Института развития интернета, таким образом, радикально изменилась — «просветленных человечков» сменили люди с вполне понятными задачами и целями.

Вскоре после официального прихода Гореславского институт объявил конкурс по производству «национального контента», четко определив темы проектов: «герои наших дней и поводы для гордости», «стабильное развитие страны» и «защита национальных интересов». Соответствие «тематическим линиям» было одним из главных условий финансирования конкурса; семь миллиардов рублей на его проведение взяли из Резервного фонда РФ.

Кроме того, при Гореславском на деятельность ИРИ в федеральном бюджете стали ежегодно закладывать отдельные многомиллиардные субсидии. Их направляют на проекты и события, «направленные на укрепление гражданской идентичности и духовно-нравственных ценностей». В 2023 году институт получил более 20 миллиардов (из них свыше 17 — как раз на создание «государственного контента», посвященного «гражданской идентичности» и «духовно-нравственным ценностям»). Еще 26 миллиардов рублей запланировано на 2024-й и 2025-й. Для сравнения: государственный Фонд кино, финансирующий весь российский кинематограф, в 2023 году собирается распределить всего 11,6 миллиарда рублей. 

При этом собственные гранты ИРИ дает на условиях софинансирования с государственными и частными компаниями — например, с просветительским обществом «Знание» (опекаемым российскими властями) или «Национальной медиа группой» (НМГ, аффилирована с ближайшим другом Путина, миллиардером Юрием Ковальчуком). 

Получившего такие колоссальные ресурсы Гореславского — он прославился участием в разгоне старой редакции «Ленты.ру», — двое его знакомых не сговариваясь называют «профессиональным пропагандистом». Один из них описывает его как «человека неглупого», который «больше всего на свете любит хорошее красное вино». 

Гореславский, рассказывает его знакомый, хорошо понимает, что «на тупорылую пропаганду дают огромные деньги», но «на одних лобовых проектах типа „Крымского моста“ далеко не уедешь, и зрителя ими не заманишь» — а значит, «добиваясь целей, нужно использовать все методы» и финансировать самые разные проекты (сам Гореславский не ответил на вопросы авторов расследования).

В результате у Института развития интернета сложилась репутация организации, легко дающей деньги, вспоминает Роман Волобуев. «В последние годы, если хомяк умудрялся выгрызть на картонке синопсис сериала, то он с большой долей вероятности мог его запустить, потому что денег в индустрии было до пизды. А вот если хомяк выгрызть синопсис не мог, ему не хватало на это мозга, но снять все-таки что-то очень хотелось, он шел за деньгами в ИРИ», — рассказывает режиссер. 

По воспоминаниям одного из московских сценаристов, работавшего над проектами для Института развития интернета, в последние годы «по рынку бегали какие-то мутные чуваки». «У нас есть завязки, давай мы за тебя подадим заявку на грант в ИРИ, а ты нам 10% откатишь», — предлагали они.

Коротко об ИРИ
ИРИ (Институт развития интернета)

«Я лично общался с тремя такими персонажами и понимал, что эти люди говорят какую-то лютую фигню, потому что ИРИ раздавал деньги направо и налево и никакой нужды в посредниках не было», — добавляет работавший с Институтом развития интернета сценарист. 

При этом, уточняет он, в институте не был отлажен отбор финансируемых проектов и некоторым соискателям грантов якобы могли почти сразу заявить: «Ой, вы такой классный, давайте вы будете у нас в жюри сидеть и проекты отбирать?»

По словам члена наблюдательного совета Института развития интернета, поговорившего с авторами расследования на условиях анонимности, поначалу предполагалось, что выбор получателей грантов будет прозрачным, «безо всякого междусобойчика». В реальности получилось иначе: проекты отбирали люди, сами получающие гранты ИРИ.

«Отношение к ним у коллег было вполне понятное: вроде эксперты, профессионалы оценивают — а сами там деньги берут. В принципе, это было предсказуемо: индустрия интернет-сериалов, к примеру, довольно узкая», — рассуждает член набсовета Института развития интернета. 

На финальной стадии проекты помимо Гореславского утверждает «весь генералитет», объясняет член конкурсного комитета ИРИ. Под «генералитетом» понимаются некоторые участники набсовета организации. А именно:

  • председатель комитета Госдумы по культуре Елена Ямпольская, известная своими провоенными инициативами;
  • главный редактор RT Маргарита Симоньян (ИРИ финансировал выходившие на ее канале пропагандистские программы Антона Красовского и передачу «Прекрасная Россия бу-бу-бу»);
  • замглавы администрации президента Сергей Кириенко;
  • начальник Управления президента РФ по общественным проектам Сергей Новиков.

Именно Новиков — давний соратник Кириенко (они вместе работали еще в корпорации «Росатом») — курирует от АП производство российского кино и сериалов, рассказывает сотрудник одной из стриминговых платформ и подтверждает один из московских киносценаристов.  

Например, по инициативе Новикова, утверждают собеседники авторов расследования, вносили правки в сценарий снятого на деньги ИРИ сериала «Руммейт» — о «жителях российских городов», которые пытаются «поймать удачу за хвост» в Москве.

В «Руммейте», снятом в 2020 году режиссером Анной Яновской для платформы more.tv, переименовали одного из персонажей — отставного военного моряка и преуспевающего бизнесмена (его играет актер Владимир Епифанцев). Изначально героя звали «Сергей Владиленович» — так же, как Кириенко. Один из членов съемочной группы сериала рассказывает:

Сценаристы по чистой случайности назвали героя «Сергей Владиленович». Он [по сценарию] был, типа, гей, нетрадиционной ориентации. Нужно было какое-то особенное, эдакое имя. То, что он гей, в сериале не педалировалось особо, но было всем как бы очевидно — и из этого вытекал весь юмор.

Ну и в таком виде сценарий в ИРИ не прошел, сказали героя переименовать. Ориентацию тоже попросили смягчить, но до конца мы ее не убрали, потому что на этом юмор строился. А вот имя дали другое, но тоже импозантное.

Герой Епифанцева стал «Эдгаром Эммануиловичем» — во избежание «ненужных ассоциаций» (режиссер «Руммейта» Анна Яновская от комментариев отказалась; Сергей Новиков не ответил на вопросы авторов расследования). 

Трейлер сериала «Руммейт»
more tv

Истории о «завоевании Москвы» в целом очень нравились конкурсной комиссии ИРИ. «Без вопросов выделяют деньги на сюжеты такого типа: математики и бизнесмены из условного Усть-Пиздюйска — амбиции, покорим столицу, мы великая страна с талантливым народом! На заседаниях обсуждают не совсем тупняк, а такое, современненькое, чтобы хитро завоевать аудиторию», — описывает заседания по распределению грантов один из участников. 

При этом основным показателем этого «завоевания» для ИРИ считался охват аудитории в интернете, рассказывают участники конкурсов института. «У них как бы главный критерий — число показов, но при этом эти показы могли быть везде, [подходила] любая платформа: „ВКонтакте“, рутьюб, ютьюб. Грубо говоря, ты в заявке на грант указывал, что у твоего сериала будет два миллиона просмотров, а дальше накручивал их как мог», — говорит российский продюсер, знакомый с процедурами подачи заявок в ИРИ. Его слова подтверждает член съемочной группы, готовившей проект для института.

Как это работало на практике, объясняет один из режиссеров, снимавших для ИРИ:

ИРИ считает в среднем по полтора рубля в бюджет проекта за будущий просмотр. Суть методологии в том, чтобы к такому-то дню показать, что у нас столько-то миллионов просмотров. Мы пришли и сказали: «Чуваки, у нас есть сериал, у нас будет 2,5 миллиона просмотров». Нам заложили [на продвижение продукта] четыре миллиона рублей.

Дальше мы всей съемочной группой накрутили цифры во «ВКонтакте» — там есть хитрость, которая заключается в том, что автоматический пуск видео засчитывается как просмотр. Ты берешь видео, платно закидываешь во все популярные группы, оно автостартует, это считается просмотром.

Источник во «ВКонтакте» подтверждает, что на этой платформе просмотр засчитывается с первой секунды (то есть с момента запуска видео). Для сравнения: на ютьюбе просмотры считаются с 30-й секунды. Пресс-служба компании VK, куда входит «ВКонтакте», от комментариев «Медузе» и «Важным историям» отказалась.  

Как еще ИРИ продвигает «провластную повестку»

Весной 2021 года Путин подписал закон, по которому сайты, показывающие рекламу, обязаны отдавать 5% трафика под социальную рекламу. Оператором этой квоты назначили ИРИ. Российские некоммерческие организации, желающие бесплатно опубликовать свою рекламу, должны подать в институт заявку, а ИРИ определит, кто именно получит трафик.

«В 2021 году, когда [этот] закон обсуждали в Госдуме, у меня на горизонте появились люди из ИРИ, которые его довольно бодро пропихивали. Мы знали, что ИРИ будут фигачить все что захотят и что 5% трафика, которые мы дадим им под соцрекламу, очень быстро превратятся в показ пропагандистских роликов», — вспоминает бывший сотрудник «Яндекса».

После начала войны случилось именно это. ИРИ отбирает победителей конкурса на соцрекламу по нескольким направлениям, в том числе квоту получают НКО, «оказывающие поддержку людям в сложной жизненной ситуации». В 2022 году эту номинацию конкурсного отбора дополнили новой формулировкой: «в т. ч. поддержку семей участников специальной военной операции». Победителем стала Ассоциация волонтерских центров с проектом «Своих не бросаем»; эта реклама приглашает присоединиться к акции #мывместе, помогающей семьям российских военных.

А в апреле 2023-го в соцсетях Роцита, правление которого возглавляет Алексей Гореславский, появились видеоролики об опасности утечки личных данных, которая якобы существует из-за использования VPN — технологии обхода блокировок, без которого сейчас из России нельзя ни читать независимые СМИ, ни пользоваться инстаграмом.

К абсурдным и лживым пропагандистским роликам, которые широко разошлись по интернету, может иметь отношение именно ИРИ, выяснили «Медуза» и «Важные истории». По словам актера Павла Нечаева, снявшегося в одном из роликов, продюсер проекта, писавшая ему о подробностях съемки, утверждала, что речь идет именно о видео для ИРИ.

«Сумма [за съемки] была небольшая, но времена были тяжелые, и нужны были любые деньги, как и всем в этой ситуации», — объясняет Нечаев причину того, почему решился сниматься в пропагандистском ролике (по его словам, за ролик он получил три тысячи рублей). Через некоторое время после съемок Нечаев уехал из России.

Вечность и жопа

«Не нужно постоянно долбить, как надо любить Родину — причем раз в пять минут и с большого экрана. Мы просто рассказываем о важных высоконравственных вещах, причем большим охватом, и аудитория — наша», — объясняет логику Алексея Гореславского его давний знакомый.  

Пример такой работы — спецпроекты, которые по заказу ИРИ делала редакция московского городского интернет-журнала «Афиша» (входит в медиахолдинг Rambler&Co, в котором много лет работал Гореславский).

«ИРИ пришли к нам еще до начала войны, чуть ли не в 2021 году. Предложили податься на гранты и делать спецпроекты. Прислали набор тем: патриотизм, нравственные ценности… В общем, в редакции определились и решили делать проект о модных и успешных людях, которые живут и работают в России», — вспоминает бывший сотрудник «Афиши» в разговоре с авторами расследования.  

К моменту запуска спецпроекта Россия вторглась в Украину, а представители «творческих профессий» начали массово бежать из страны — поэтому героями материалов редакция «Афиши» придумала сделать тех, кто не захотел эмигрировать и остался в России — несмотря ни на что. Проект так и назвали: «Оставанцы».

Трейлер проекта «Оставанцы»
Афиша

«Понабрали каких-то достаточно приятных людей, кровь с клыков у них не капала, а общая идея была такая: можно остаться в стране и делать что-то хорошее. Спецпроект едва успели закончить до мобилизации, а дальше всем пришла такая пизда, что „оставанцев“, мягко говоря, не осталось, а из [самой] редакции вообще уехали все, кто только мог», — вспоминает покинувший страну экс-сотрудник «Афиши» (главред издания Трифон Бебутов, курировавший спецпроекты для ИРИ, остался в Москве). 

Помимо «Оставанцев» после начала войны издание сделало на гранты Института развития интернета еще два проекта: «Другие берега» и «Культура отмены — отмена культуры». Первый приурочен к столетнему юбилею «философского парохода»; второй рассказывает о проблемах, с которыми столкнулась российская культура после полномасштабного вторжения в Украину. 

Сотрудник Rambler&Co уверен, что «из изначально коллаборационистской идеи» получилось сделать «достойные проекты». Он добавляет, что в контент люди из ИРИ «не вмешивались», и саму работу над спецпроектами емко описывает как попытку «собрать из букв Ж, О, П и А слово „вечность“». 

«Медуза» о «философском пароходе»

Если будут убивать, пускай здесь убьют В 1922 году семью Угримовых выслали из страны на «философском пароходе» — но они вернулись в СССР и попали в лагеря. Спустя 100 лет их потомков разделила война

«Медуза» о «философском пароходе»

Если будут убивать, пускай здесь убьют В 1922 году семью Угримовых выслали из страны на «философском пароходе» — но они вернулись в СССР и попали в лагеря. Спустя 100 лет их потомков разделила война

В рамках «Других берегов» на сайте «Афиши» в ноябре 2022-го вышел документальный фильм «Отражение» о семьях российских эмигрантов, покинувших страну после 1917 года. «Фильм готовился к столетию „философского парохода“, но за время от идеи до реализации проект обрастал новыми смыслами», — говорил главред «Афиши», автор проекта «Отражения» Трифон Бебутов. 

Пока шла работа над фильмом, его первоначальный замысел действительно кардинально поменялся, рассказывают два источника, знакомые с процессом создания проекта. 

Как отмечает один из них, изначально по просьбе Бебутова сценаристы разработали следующую концепцию: «Посыл был, что людей вообще беречь надо, а не разбрасываться ими. Вот уехали умные люди, например [русско-американский социолог] Питирим Сорокин, который потом придумал новое направление в социологии, вот таких ребят мы потеряли. Персоналии должны были показывать параллель с сегодняшним днем».

Бебутова эта идея устроила, а сами сценаристы были уверены, что редакция хочет сделать «актуальный проект», в котором прослеживалась бы связь с текущей политической ситуацией в России — как «это делалось на страницах печатной „Афиши“ в 2000–2010-х».

Но в процессе работы Бебутов «развернул этот пароход на 180 градусов», рассказывает источник в творческой группе: «Потому что мы имели дело с ИРИ, а ему пересечения с современностью не нужны».

В итоге главред «Афиши» предложил сделать фильм «про то, как здорово [родственникам высланных эмигрантов] возвращаться обратно в Россию», пересказывает слова Бебутова другой участник проекта.

На одном из обсуждений сценария руководителя «Афиши» спросили, кого он в таком случае планирует снимать — ведь очень немногие потомки пассажиров «философского парохода» вернулись обратно в Россию. «Мы найдем родственников других эмигрантов, не только тех, кто связан с „философским пароходом“», — пересказывает ответ Трифона Бебутова участник проекта. 

Трифон Бебутов на вопросы авторов расследования о проектах для ИРИ после долгой переписки ответил так: «Вопросы имхо странные и не ко мне, я пасану в этот раз. Sorry». В феврале этого года Бебутов вошел в состав конкурсного комитета ИРИ.

Журналистам «нужны деньги», объясняет мотивацию сотрудников «Афиши» собеседник авторов расследования из холдинга Rambler&Co. В нынешних обстоятельствах, уверен он, проекты для ИРИ — одна из немногих возможностей «обеспечивать себя так, чтобы не было стыдно».

«Вы наши спасители! Я вас люблю!»

«Мы смотрели на это с отвисшими челюстями: кто бы мог подумать, что все скатится до такой „зетчины“. Раньше в ИРИ такого не было», — вспоминает один из московских журналистов награждение лауреатов Национальной премии интернет-контента, учрежденной Институтом развития интернета в 2021 году. 

Список финалистов 2023 года незамысловатый и предсказуемый. «Лучший вирусный ролик» — видео Shot, в котором девочка из Херсонской области обнимает российского военного со словами «Вы наши спасители! Я вас люблю!»; а также провластный ролик под названием «Time to move to Russia», призывающий иностранцев приехать в Россию — «с ее дешевым газом, традиционными ценностями и красивыми женщинами» (после награждения выяснилось, что в ролике использовалось изображение украинской модели).

Тот самый ролик про переезд в Россию
СИГНАЛ

Финалистом в номинации «Музыкальный трек» стал главный певец российско-украинской войны Shaman с песней «Встанем». Также артист попал в номинацию «Социальный интернет-триггер» (что бы это ни значило).

В номинации «Дебют года» победил провластный блогер Стас «Ай, как просто» — с фильмом о поездке в Донбасс; туда же попал телеграм-канал пропагандиста Александра Малькевича со стримами с «освобожденных от нацистов территорий Украины».

Год назад список победителей был не менее представительным. Например, на премии чествовали «военкоров» — новую группу российских пропагандистов, ставших популярными после начала войны. Именно они тогда получили больше всего наград от ИРИ.

В номинации «Сила в правде» в 2022-м победил пропагандист и автор телеграм-канала WarGonzo Семен Пегов (ИРИ финансирует его блог на рутьюбе; там у него 10 тысяч подписчиков), а вместе с ним — сотрудники прокремлевской «Комсомольской правды» Александр Коц и Дмитрий Стешин, корреспонденты ВГТРК Евгений Поддубный и Андрей Руденко, журналист RT Андрей Филатов и «военкор» Владлен Татарский (погиб при взрыве в петербургском кафе спустя 10 месяцев после церемонии). 

Наблюдательный совет премии возглавляет Сергей Кириенко. Он же награждал «военкоров» —причем призы Пегову, Руденко и Филатову первый замглавы АП лично вручал на аннексированных Россией территориях в Донбассе. 

Сергей Кириенко на вручении Национальной премии интернет-контента пророссийским «военкорам». 2 июня 2022 года
Институт развития интернета

Премии и деньги от ИРИ получают не только «военкоры», работающие на оккупированных территориях, но и местные деятели культуры. Например, в мае 2022-го на конкурсе грантов победила заявка донецкого режиссера Владимира Аграновича (в списке победителей указано ИП его сестры, прокремлевского блогера Катерины Агранович; она ведет телеграм-канал «Катруся»). 

Отец и дядя Аграновича еще 2014 году воевали за самопровозглашенную ДНР под позывными «Матрос» и «Водяной». СМИ называли их соратниками Арсена Павлова — известного полевого командира с прозвищем Моторола, убитого в 2016 году. «Матрос» на фронте и сейчас; «Водяной» погиб в апреле 2022-го под Авдеевкой. 

Самому Аграновичу Институт развития интернета выдал грант на съемку документального фильма «Донбасс. Признанный» — «о том, как жители республик Донбасса возвращаются домой, в Россию». 

«Помочь Донбассу» призывает также российская провластная газета «Аргументы и факты», на грант ИРИ выпустившая спецпроект «Доброволец». На сайте проекта опубликована подробная инструкция, как отправиться на войну с Украиной: можно мобилизоваться, подписать контракт с Минобороны РФ или пойти в добровольческое формирование. Учителям предлагается поехать работать в школы «на освобожденных территориях», а остальным — «пополнить ряды строителей Донбасса». 

Финансирует ИРИ и менее традиционные СМИ, продвигающие российскую провоенную повестку — в частности, новостной канал «Телега Онлайн» (40 тысяч подписчиков). Сотрудника именно этого канала, журналиста Константина Долгова, по его собственному утверждению, уволили из проекта за развернутое интервью Евгения Пригожина, в котором тот хвалил украинскую армию и ругал российскую. Администраторы канала, впрочем, утверждали, что Долгов ушел сам.

То самое интервью

«Родину люблю, Путина слушаюсь, Шойгу на мыло, воевать будем дальше» Пригожин дал удивительное интервью, в котором раскритиковал ход «спецоперации», похвалил ВСУ и дал совет, как «не просрать Россию»

То самое интервью

«Родину люблю, Путина слушаюсь, Шойгу на мыло, воевать будем дальше» Пригожин дал удивительное интервью, в котором раскритиковал ход «спецоперации», похвалил ВСУ и дал совет, как «не просрать Россию»

«Просят проекты про будущее России»

«Они многорукие: у них сейчас есть спокойные проекты с „правильными семейными ценностями“, а есть треки по продвижению госинтересов, связанные с войной. Все у них радостно соседствует и помогает», — рассуждает о принципах работы ИРИ сотрудник одной из российских стриминговых платформ. 

«60% патриотических, 40% социальных», — описывает соотношение заявок член конкурсного комитета института: «Из ста заявок восемь — на проекты против буллинга в школе, пять — по историческим персонажам, плюс дюжина заявок с участием [зятя Сергея Шойгу] Алексея Столярова».

Сценарист документального фильма, получившего грант Института развития интернета, описывает авторам расследования актуальные параметры отбора заявок:

В ИРИ сейчас просят, чтобы мы подавали заявки на проекты про будущее России — которое, естественно, сейчас, когда все летит в пизду, никому ни хера не понятно. Но они очень хотят, чтобы хоть кто-то чего-то на этот счет сформулировал в позитивном ключе.

Креативный народ пытается принять сложную позу и придумать проекты о радужном завтра, которое вырастет из светлого вчера, чтобы чистыми руками взять патриотических денег у ИРИ и не зашквариться.

По словам сценариста, на деньги института в равной мере могут претендовать как те, кто поддерживают политику Путина и продолжают работать в России, так и те, кто покинул страну из-за войны или мобилизации. 

«Если человек ничего другого не умеет, кроме как снимать кино, а в условном Тбилиси такого добра, как он, навалом, то нужно же как-то кормиться и придумывать проекты. Кто-то цинично заряжает в лобешник фильм [на грант ИРИ] про священную войну — ну понятно, Великую Отечественную; ну хоть не с Украиной. Кто-то идет в XIX век. Мы придумали проект про русских ученых», — говорит сценарист.

За грантами ИРИ приходят также известные режиссеры — вроде Федора Бондарчука или Александра Ханта (оба не ответили на вопросы авторов этого расследования). Хант — автор «социального» кино, прославившийся фильмом «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов», — стал художественным руководителем документального проекта о «героях нашего времени» «Россия-Одиссея», снятого на деньги института. Среди «героев нашего времени» в проекте — разнообразные волонтеры, тушители лесных пожаров и велосипедист-паралимпиец; к войне он никакого отношения не имеет.

Трейлер сериала «Россия-Одиссея»
Россия Одиссея

Источник «Медузы» и «Важных историй» на кинорынке, объясняя приток заявок на гранты от известных режиссеров, отмечает, что «нормальные инвесторы» на фоне войны в России «закончились». «[Среди прочего] раньше можно было делать корпоративные фильмы. Например, за год до войны Москва получила много звезд Michelin, можно было сделать сериал про русских шеф-поваров, которые получили звезду. Мгновенно под это ты находил спонсоров. [Сейчас] этого всего [почти] не стало», — говорит он.

Громкие имена обеспечивают «нужное обрамление» конкурсам ИРИ, уверен один из участников заседаний по распределению грантов института. «Если такое отдать на полный откуп [пропагандистке и главреду RT Маргарите] Симоньян, чьи проекты тоже кормятся в ИРИ, она сделает сплошное убожество, — добавляет сотрудник московской продакшн-компании, поговоривший с авторами расследования на условиях анонимности. — А тут пропаганда обернута красивой оберткой». 

Место действия — Россия. Время действия — завтра

За деньгами в ИРИ массово идут и российские стриминговые платформы, для которых Институт развития интернета — удобный соинвестор, позволяющий увеличить количество отечественного продукта и удержать зрителя без лишних затрат.

Сотрудник онлайн-кинотеатра Premier (принадлежит государственному холдингу «Газпром-медиа») поясняет, что зачастую продакшн-компании предлагают стримингу идеи проектов — при этом эти идеи «могут нравиться, но не настолько, чтобы выделять [на производство] свои драгоценные деньги». Взамен Premier предлагает продакшенам «пойти в ИРИ, и если ИРИ даст денег, то и Premier подкинет». По такой схеме, например, для Premier был снят проект Сергея Минаева (писатель, прокремлевский блогер, член наблюдательного совета ИРИ) «Цвет истории», представляющий собой хронику Великой Отечественной в цвете.

Впрочем, плотно работать над интернет-сериалами ИРИ стал уже несколько лет назад.

Место действия — Россия. Время действия — завтра. После глобальной катастрофы, о природе которой наши герои могут лишь догадываться, большая часть населения погибла. На горах оружия, оставшегося от цивилизации, выжили только молодые и сильные. Но за пропуск в новый мир они заплатили сполна: эти люди лишились своей памяти, своего прошлого, они забыли о своей прежней жизни все. Но к некоторым постепенно возвращается память и человеческое сознание. Наша история об этих немногих, кто частично «проснулся» и пытается найти свое место в новом мире. 

Так звучит описание фэнтези сериала «Молодые и сильные выживут», снятого режиссером Екатериной Краснер по заказу ИРИ в 2020 году. Основные съемки прошли во время пандемии ковида, тогда же был получен грант, вспоминает Краснер (после начала войны она уехала из России и теперь живет в Израиле). 

Трейлер сериала «Молодые и сильные выживут»
В Рейтинге

На каждую серию — всего их четыре — ИРИ дал порядка 12 миллионов рублей, рассказывает источник в съемочной группе сериала. Сама Краснер комментировать бюджет отказывается. 

«Автор книги, по которой мы ставили сериал, был „скрепный“ [провластный] — Олег Дивов. В заявке мы написали, что наш контент очень актуален для молодежи, он говорит об ответственности перед потомками и цивилизацией. Проще говоря, набор ничего не значащих слов», — объясняет Краснер.

Деньги на сериал в ИРИ выделили легко, но на производство дали очень мало времени — всего пять месяцев, рассказывает режиссер: «Мы выпустили первую серию через 15 суток после окончания съемок, сроки сдвинуть нам не дали. Это такой принцип работы ИРИ — быстро выделить деньги под краткие сроки и выпустить большую массу русскоязычного контента». 

На сжатые сроки жалуются и другие собеседники авторов расследования. «Всего полгода — за это время сериал не сделаешь, тем более хороший», — говорит сценарист, работавший с ИРИ. Впрочем, в начале 2023 года Гореславский заявил, что ИРИ «получило разрешение финансировать проекты, производственный цикл которых составляет два-три года».

Как бы то ни было, именно за год — съемки начались в марте 2023-го — должны управиться создатели сериала «10 дней до весны», который планируют выпустить к десятилетию «референдума» о «присоединении» Крыма в 2024 году.

По сюжету заместитель командира симферопольского «Беркута» Николай, его сестра, учительница местной гимназии Наталья, и их брат, московский хирург Андрей, встречаются в Крыму на похоронах отца незадолго до аннексии. «В 1990-х обстоятельства развели братьев и сестру по разным городам и даже странам. Между ними разгорается конфликт по поводу дома на берегу моря, „родового гнезда“. Параллельно главные герои попадают в водоворот событий Крымской весны», — обещает синопсис сериала.

Режиссер «10 дней до весны» — создатель «28 панфиловцев» Ким Дружинин. Он не впервые снимает на деньги Института развития интернета. До «водоворота Крымской весны» на грант ИРИ запустили его пропагандистский сериал «об информационных войнах» под названием «Новые русские СМИ» (по словам автора сценария Андрея Константинова, прообразами героев стали сотрудники RT). 

Ким Дружинин на съемках «10 дней до весны»

На сайте ИРИ уточняется, что к съемкам «10 дней до весны» привлечены «консультанты, которые находились в эпицентре тех событий», а также фонд военно-патриотического кино «Военкино» (появившийся в 2022 году и подотчетный Минобороны РФ). В производстве участвовала и продюсерская компания «Триикс медиа», сделавшая «ультрапатриотическое» кино своей специализацией. Именно она снимала фильм «Солнцепек» о событиях в Донбассе в 2014 году по заказу основателя ЧВК Вагнера Евгения Пригожина, ленту «Небо» о войне в Сирии на деньги Минобороны и байопик о Зое Космодемьянской «Страсти по Зое» по инициативе бывшего министра культуры РФ Владимира Мединского. 

Как выглядят эти фильмы

«Это такая шиза концентрированная. Луганская резня бензопилой» На НТВ выйдет фильм про войну в Донбассе, за который заплатил Евгений Пригожин. Правда, съемки шли не в Донбассе, а в Евпатории

Как выглядят эти фильмы

«Это такая шиза концентрированная. Луганская резня бензопилой» На НТВ выйдет фильм про войну в Донбассе, за который заплатил Евгений Пригожин. Правда, съемки шли не в Донбассе, а в Евпатории

Под подобные военно-патриотические фильмы была создана студия «Военфильм», которую возглавляет Игорь Угольников — бывший комик и автор абсурдистского юмористического шоу «Оба-на!», выходившего на первом канале российского ТВ в начале 1990-х. «Подвиги, верность родине и данной клятве. Любовь во время войны. Человечность. Мы снимаем не просто исторические фильмы, мы сохраняем память», — утверждается на сайте «Военфильма».

Десять лет назад бывший комик продюсировал «Брестскую крепость» — военный блокбастер, к продвижению которого привлекли самого Путина, — а сейчас в сотрудничестве с ИРИ сделал сериал о советских разведчиках во время Великой Отечественной под названием «Позывной Журавли». 

«Они [руководство ИРИ] не в восторге от того, чтобы делать военное кино, — утверждает продюсер, сотрудничавший с институтом. — Более того, когда им что-то такое [военное раньше] питчили, они говорили: мы не хотим напрямую про войну, у нас и так общество накалено, хочется снять что-то духоподъемное» (сам Алексей Гореславский на вопросы авторов расследования не ответил). 

Накануне выхода этого текста, поздно вечером 5 июня, РБК опубликовало интервью с Алексеем Гореславским. Вот некоторые цитаты из него.

О проектах про войну:

В прошлом году ИРИ поддержал в общей сложности 776 проектов, из которых так или иначе около сотни затрагивали разные аспекты СВО. В деньгах это более 3 миллиардов рублей.

Среди них, например, проект Юлии Барановской «Женщины Донбасса» — реальные истории женщин, жизнь которых изменилась после 2014 года. Много проектов о новых регионах. Поддержали несколько крупных сериалов, которые сейчас в производстве

О бюджете ИРИ:

Мы раз за разом сталкиваемся с тем, что к нашему бюджету подходят слишком линейно. Подобный подход выглядит следующим образом: у вас в этом году 20 миллиардов рублей, вы их раздаете. У нас продукт более сложный. Есть проекты, которые делаются два-три года. А мы платим за объем работ, сделанных в текущем году. Поэтому крупные проекты, например большие сериалы или игры, которые разрабатываются с 2021 года и будут идти до 2024-го, в этом году получат часть финансирования из наших 20 миллиардов рублей. В прошлом году мы проводили конкурс нацконтента и одобрили проектов на сумму в 2–2,5 раза больше, чем могли себе позволить, — благодаря тому, что «залезли» в деньги этого года. То есть в этом году у нас из 20 миллиардов рублей бюджета примерно 12 миллиардов заблокировано контрактами предыдущих лет.

И этот бюджет уходит только на производство и маркетинг проектов, то есть ИРИ закрывает 10–15% от общих задач интернет-отрасли как таковой.

О возможной блокировке ютьюба:

Большинство рассуждений об отключении YouTube — как раз «диванные». Если вдруг YouTube в России будет закрыт — это может случиться по двум причинам, на мой взгляд: либо по решению самого сервиса, либо из-за нарушения им российского законодательства.

<…> Исходя из логики, которую всегда исповедовали Google и YouTube, уходить откуда-то самому — это последнее решение, которое они могут и хотят принимать. Это не в интересах бизнеса, не в интересах стратегии, не в интересах владения данными, которые все пользователи YouTube, естественно, оставляют: о предпочтениях, личные данные, кто что смотрел, когда, сколько и в каком виде. Подобного рода вещи бесценны, то есть их нельзя никак компенсировать.

Как бы то ни было, на фоне продолжающегося российского вторжения количество ультрапатриотических и провоенных проектов только растет — так, второго июня ИРИ подвел итоги очередного конкурсного отбора на создание так называемого «национального контента». 10 миллиардов рублей поделят между собой 163 проекта (в прошлом году их было около сотни на общую сумму более трех миллиардов рублей). ИРИ не указывает авторов проектов, но публикует названия:

  • «Рамзан. Ахмат — Сила России»;
  • «Российский код. Суверенное будущее»;
  • «Русское наследие. Возвращение домой» (в пресс-релизе ИРИ указано, что это «документальный сериал о судьбе памятников архитектуры Донбасса»);
  • «Сделано для фронта» — «о предпринимателях из регионов, которые безвозмездно помогают участвующим в СВО военнослужащим»;
  • «Женщины Z»;
  • «СВОи»;
  • а также некий проект под названием «Уехавшие, как вы там?»

Именно из-за обилия таких проектов ИРИ мог покинуть известный медиаменеджер Вячеслав Муругов — отставной военный, бывший гендиректор холдинга «СТС медиа» и продюсер, работавший над главными отечественными сериалами — от «Папиных дочек» до «Чик».

До войны Муругов занимал должность заместителя гендиректора «Национальной медиа группы» друга Путина Юрия Ковальчука и возглавлял продюсерский комитет ИРИ (занимается отбором заявок на конкурс сериалов; сейчас комитетом руководит генпродюсер НТВ и Premier Тимур Вайнштейн). Однако сразу после начала вторжения Муругов уволился из НМГ, ушел из ИРИ и переехал в Таиланд, рассказывают четверо его знакомых. 

Вячеслав Муругов

Муругов общаться с «Медузой» и «Важными историями» отказался. «Слава ушел по комплексу причин, да и работать на эту систему пропаганды ему, кажется, тоже больше уже не хотелось», — говорит его близкий друг, попросивший об анонимности. Еще один собеседник авторов расследования, топ-менеджер одной из российских стриминговых платформ добавляет: «Муругов человек умный и хитрый. Ему не нужны ни санкции из-за работы на Ковальчуков, ни репутация продюсера, обслуживающего режим».

Фамилия Муругова тем не менее до сих пор указана в списке участников наблюдательного совета Института развития интернета.

Никакой страшной пропаганды

До недавнего времени Муругов числился и в качестве продюсера еще одного проекта, запущенного при поддержке ИРИ, — исторического сериала «Челюскин. Первые». Сейчас фамилия продюсера удалена из описания сериала на «Кинопоиске».

«Челюскина» снимает компания Art Pictures Vision, среди ее учредителей — режиссер Федор Бондарчук (он же выступает шоураннером проекта). С Art Pictures Vision сотрудничала и нынешний исполнительный директор ИРИ Елена Лапина. Например, вместе с Бондарчуком она продюсировала сериал «Спящие» — об агентах, внедренных иностранными спецслужбами в российские органы власти. Большая часть отрицательных героев сериала — активисты, оппозиционеры и независимые журналисты. Снял «Спящих» режиссер Юрий Быков, прежде известный своими фильмами, критиковавшими российскую действительность. После выхода сериала Быков выступил с публичным осуждением своей работы, сказав, что «предал все прогрессивное поколение, которое что-то хотело изменить». 

Помимо работы над «Спящими», Лапина возглавляла холдинг News Media (Mash, Life и другие прокремлевские издания), входящий в уже упоминавшуюся «Национальную медиа группу». Собеседник авторов расследования в этом холдинге описывает Лапину как «абсолютного человека [друга Путина] Ковальчука», которым в 2018 году заменили «менее управляемого» медиаменджера Арама Габрелянова. «Нужен был кто-то, кому Ковальчук доверял бы на сто процентов, чтобы примять проекты после Арама Ашотовича», — объясняет один из бывших сотрудников News Media.

Как уходил Габрелянов

Влиятельные люди, которые начинают давить Как Арам Габрелянов покинул «Лайф», а потом вернулся — и при чем тут Ковальчуки и Кремль. Расследование «Медузы»

Как уходил Габрелянов

Влиятельные люди, которые начинают давить Как Арам Габрелянов покинул «Лайф», а потом вернулся — и при чем тут Ковальчуки и Кремль. Расследование «Медузы»

В 2022 году основанная Лапиной продакшн-студия «Диджитал ньюс» (сейчас принадлежит News Media) сделала для ИРИ документальный сериал «Креативный класс». Ведущий сериала, актер Константин Крюков, берет интервью у «лидеров креативной индустрии»: современных художников, архитекторов, арт-кураторов. В пресс-релизах «Креативного класса» среди прочего анонсировали интервью известного каллиграфиста Покраса Лампаса — однако в вышедшей недавно серии о современных художниках Лампаса, публично выступавшего против войны, нет. На вопросы авторов расследования Лапина, Крюков и Лампас не ответили.

И это не единственный проект, связанный с Лапиной, который финансирует ИРИ

Еще до прихода Лапиной в Институт развития интернета гранты получили несколько связанных с ней проектов: сериал о советской школе дизайна ВХУТЕМАС (вышел в 2021-м) и комедия о волонтерах «Need хелп» (премьера состоялась годом ранее). Лапина была продюсером и режиссером этих проектов, которые ее знакомый описывает словами «никакой страшной пропаганды, но все идеологически выверенное». 

Производством проектов занималась компания «Темпо-ритм». Это «продакшн Лапиной», уверен участник рынка, знакомый с процедурой подачи заявок на гранты ИРИ; эти слова подтверждает ее знакомый.

Сейчас «Темпо-ритм» на грант ИРИ снимает фильм об истории российского олимпийского движения «Игры и люди» и документальный сериал «Нефть» — о «борьбе государств за обладание черным золотом» и роли России в «мировом энергетическом противостоянии».

Продюсер «Нефти» — Марина Юденич, «писательница, юрист, психолог, политтехнолог», а также доверенное лицо Путина на выборах. Юденич рассказала авторам расследования, что «сама пришла с проектом на питчинг ИРИ», ее идея «понравилась», а продюсерскую компанию для съемок выбрали «видимо, там» [в ИРИ]. На дополнительные вопросы Юденич отвечать отказалась, сославшись на то, что их задают «недружественные СМИ».

Руководит компанией «Диджитал ньюс», снявшей «Креативный класс», Максим Иксанов — нынешний гендиректор холдинга News Media, в котором раньше работала Лапина. Этот холдинг предсказуемо получает деньги от Института развития интернета (Иксанов на вопросы авторов расследования не ответил).

В частности, институт выдает гранты на «самое эстетичное политическое шоу» на ютьюбе под названием «Дайте сказать!» (271 тысяча подписчиков). Одна из его ведущих — главред таблоида Life Татьяна Денесюк, среди гостей — пропагандист и муж Маргариты Симоньян Тигран Кеосаян, актер и бывший священник Иван Охлобыстин, депутат и исполнитель убийства бывшего разведчика Александра Литвиненко Андрей Луговой. В программе рассуждают об «упадке Запада», «возрождении России», а также необходимости «священной войны» и «шпионах внутри России».

Кроме того, сразу после начала войны, в марте 2022 года, Life, который тоже входит в медиахолдинг, запустил проект «Герои операции Z» — видеоинтервью военных, истории их «подвигов» и восторженные рассказы о российском оружии. В списке победителей конкурса грантов ИРИ есть одноименный проект (мы не можем со стопроцентной уверенностью утверждать, что это тот же самый проект).

Телеграм-канал Mash, в свою очередь, выпустил на деньги ИРИ несколько роликов на своем ютьюб-канале Mash Paradox (198 тысяч подписчиков). Именно там два года назад было опубликовано видео, в котором утверждалось, что тот самый «дворец Путина» на мысе Идокопас — это якобы «апарт-отель» Аркадия Ротенберга.

Для ИРИ Mash выпустил три ролика под общим названием «Когнитивная война», в которых рассказывал о вторжении США в Панаму, Ирак и Вьетнам, об издевательствах над заключенными в иракской тюрьме Абу-Грейб, а также документальный фильм о Нюрнбергском процессе и серию видео про Иран — как он приспособился к жизни в условиях санкций.

«ИРИ им дает задание, и канал его отрабатывает. Условно, говорят, „надо повысить лояльность к этому“ или „провести создание патриотических образов про это“. Это больше похоже на госконтракт: кто снимет, что интернет-цензура — не так плохо? Это берется делать Mash», — объясняет источник «Медузы» и «Важных историй», близкий к руководству таблоида.

По его словам, процесс согласования сценариев подобных видео «проходил тяжело, рядовые сотрудники издания были недовольны постоянным вмешательством со стороны ИРИ»: «Грубо говоря, Mash пишет в сценарии: вот пример нескольких психологических кампаний США, а ИРИ говорит: нет, нужно еще жестче, про то, что америкосы тупые. И туда-сюда они сценарий футболят».

Помимо линии на «еще более жесткую» пропаганду, представители ИРИ после 24 февраля начали предупреждать получателей грантов о том, что после подписания контрактов те обязуются не брать на работу «иноагентов», а в проекте не должны звучать антивоенные призывы и слова «нет войне», утверждают два собеседника авторов расследования в киноиндустрии. Типовые контракты запрещают любую публичную критику властей (в том числе в соцсетях), а за нарушение этого условия съемочная группа должна заплатить неустойку, сопоставимую с бюджетом сериала. 

«Хочу ли я это делать? Наверное, нет»

Люди, сотрудничающие с ИРИ сейчас (или делавшие это раньше), по-разному объясняют свою мотивацию — но чаще всего говорят о деньгах.

«Можно ли было обойтись без работы с ИРИ? Наверное, да, меня никто не заставлял. Могу ли я вместо этого устроиться в магазин „Дикси“? Наверное, да. Хочу ли я это делать? Наверное, нет. У меня некоторое количество иждивенцев, их надо кормить», — рассуждает в разговоре с авторами расследования сотрудник Rambler&Co. 

Ведущая Первого канала Марина Ким в начале полномасштабной войны, якобы, так объясняла друзьям свое участие в пропагандистских проектах: «Я мать двоих детей, а за это мне платят», утверждает ее старый знакомый. В конце 2022 года Евросоюз внес Ким в санкционный список — за распространение пропаганды, угрожающей безопасности Украины. 

Ким была одним из продюсеров шоу «Креативный класс», созданного на деньги ИРИ. Сейчас на грант института она делает авторский документальный сериал «Украинский фронт 360», оправдывающий российское вторжение. Сериал выходит во «ВКонтакте» и на платформе «OK», в своих телеграм-каналах его рекламируют пропагандист Владимир Соловьев и российские провластные «военкоры» Александр Коц и Евгений Поддубный.

Во второй серии этого проекта — под названием «Спецоперация Z: доказательная база» — говорится, что этот конфликт «начался с первого года независимости Украины в 1992 году», когда произошел «ключевой геополитический разлом, ударивший по общей ментальности двух братских народов», — и с этого момента «пропасть между российским и украинским народом только увеличивалась». Положить этому конец «могут только решительные действия России, которая проводит СВО», утверждается в фильме Ким.

Также Ким выпустила репортаж «Герои ополчения» о лидерах донбасских сепаратистов, «Слезы Донбасса» — о погибших и раненных в Донбассе детях, а также «Нацистские каратели» — для него журналистка брала интервью у пленных «азовцев». Серию про «карателей» создатели анонсировали так: «Стопроцентный, кристаллизованный, звериный украинский нацизм». На вопросы авторов этого расследования о своих взаимоотношениях с Институтом развития интернета Марина Ким не ответила.

«Внутри компании меня сотрудники за ИРИ ругают. Ты, говорят, плохой человек, что в этом участвуешь. Я отвечаю, что выбора сейчас немного, и потом там все не так уж плохо устроено», — объясняет, в свою очередь, директор продакшена, также получающего гранты от ИРИ. 

В общей сложности его компания за два года подала десять заявок на «небольшие гранты от ИРИ по 20 миллионов рублей каждый» — и выиграла два. «Я чувак хитрый, подавал заявку патриотическую, но не провоенную. Проект у нас такой: красивые съемки советской классики, типа „Крылатых качелей“, в детском исполнении», — объясняет глава продакшена. 

Алексей Гореславский. 30 июня 2022 года
Институт развития интернета

Похожие ностальгические проекты и раньше побеждали на конкурсах ИРИ. Именно на грант института два года назад был снят документальный сериал «Советский дизайн» студии «Амурские волны». 

Гендиректор студии Александр Уржанов узнал о том, что Институт развития интернета финансирует съемки сериала, только на этапе производства — до этого «Амурские волны» по договору передали права заказчику фильма, Киностудии имени Горького.

«Что они делали с маркетингом, мы не знали, кто был соинвестором — до определенного времени тоже. Мне кажется, на этапе производства на киностудии сказали, что есть с их стороны ИРИ и отснятый материал нужно показывать еще и им», — рассказывает Уржанов. 

«Советский дизайн» вышел в сентябре 2021-го — через полгода началась война и несколько сотрудников студии покинули Россию. К этому моменту сам Уржанов уже два года жил в Берлине, где запустил студию документального кино Narra (недавно она совместно с кооперативом журналистов «Берег» выпустила фильм о диссидентке Валерии Новодворской «Белое пальто»; его премьера состоялась на «Медузе»; автор проекта — креативный продюсер «Амурских волн» Игорь Садреев). 

«Есть вещи, из-за которых ты бежишь разрывать контракт, — это вмешательство в контент, — размышляет о взаимодействии с ИРИ Уржанов. — В случае с „Советским дизайном“ этого не было, люди из ИРИ в наш контент вообще не лезли. Конечно, когда ты делаешь сериал про [советскую] люстру, то внутренне ждешь, что в какой-то момент к тебе придут и скажут: „Люстра — это хорошо, а давайте традиционных ценностей добавим?“ Но никто к нам не пришел». 

«Про ИРИ было понятно, что рынок перестраивается и с ними надо будет работать», — добавляет продюсер «Советского дизайна», соучредитель «Амурских волн» Родион Чепель. С популярным в журналистском сообществе мнением о том, что с людьми, дающими деньги на пропаганду, работать нельзя, Чепель не согласен: «Во-первых, я могу прокормить людей. Во-вторых, я могу сделать хороший контент, который за мир, потому что я мирный человек». 

С ним согласен издатель научно-популярного издания «N+1» Андрей Коняев (работал редактором в «Ленте.ру», в разгроме которой участвовал Гореславский): «Есть ли у меня сейчас в России еще какие-то варианты [государственного и частного финансирования], кроме ИРИ? Ну, не особо. Одни бы гранты ИРИ нас не прокормили, но гранты вместе с коммерческими проектами позволяют нам жить». 

За несколько месяцев до начала войны, в октябре 2021-го, на платформе Okko вышел сериал о цифровой безопасности «Ничего личного», который «N+1» сделал при финансовой поддержке ИРИ. Еще один грант от Института развития интернета — на серию коротких научно-популярных роликов — издание получило уже после начала вторжения. 

«Мы хотели сделать ролики в тиктоке, но его закрыли, и пришлось все делать во „ВКонтакте“», — вспоминает Коняев. Всего редакция «N+1» выпустила 500 коротких роликов — анимированных научных новостей. 

На другой грант института «N+1» будет заниматься «игрофикацией» уже опубликованного научно-популярного контента. «Физика, биология, всякие животные», — говорит Коняев. 

«Сейчас у них весь упор на компьютерные игры, на это идет куча бабла — потому что это одна из немногих областей, в которых Россия в лидерах, а значит, возможна „культурная экспансия“ и „мягкая сила“. Приветствуются любые сюжеты — например, с историческим углом. Очень востребованы стрелялки — потому что надо растить правильное поколение, потому что охват огромный, а аудитория — мужчины в возрасте от 15 до 30», — утверждает источник авторов расследования в крупной российской IT-компании.

Сам Гореславский говорил, что в 2022 году ИРИ планировал выдать разработчикам игр около одного миллиарда рублей. 

До начала войны разработчики видеоигр предпочитали работать с частными инвесторами, объясняет руководитель российской игровой компании Watt Games Studio Егор Томский. После начала вторжения компания открыла филиал в Сербии, но основные проекты продолжает делать в России, планируя участвовать в конкурсах ИРИ.

В 2022-м Watt Games Studio получила 100 миллионов рублей на игру Trains: Through Electric Storms, но позже отказалась