Перейти к материалам
Акция медиков в Минске. 13 августа 2020 года
истории

В Беларуси продолжаются не только протесты, но и вторая волна коронавируса Однако медиков тоже избивают, арестовывают и увольняют за акции против Лукашенко

Источник: Meduza
Акция медиков в Минске. 13 августа 2020 года
Акция медиков в Минске. 13 августа 2020 года
Yauhen Yerchak / EPA / Scanpix / LETA

Протесты в Беларуси продолжаются уже больше трех месяцев. Настроенных оппозиционно к Лукашенко белорусов регулярно избивают, арестовывают и штрафуют на крупные суммы. В числе пострадавших как минимум несколько сотен медиков, утверждают общественные организации. Одновременно врачи пытаются бороться со второй волной пандемии коронавируса: только по официальной статистике, в стране ежедневно заболевает порядка 1500 человек. Сами медики говорят, что на деле заразившихся на порядок больше. «Медуза» рассказывает, как белорусское государство преследует медиков в разгар эпидемии.

Государство — ковид-диссидент

«Я этот коронавирус называю не иначе как психозом и от этого никогда не откажусь, потому что вместе с вами пережил уже многие психозы, и мы знаем, к чему это приводило. Абсолютно убежден, что это очередной такой же психоз, который кому-то будет на руку, а кому-то и во вред», — сказал президент Беларуси Александр Лукашенко 19 марта 2020 года.

К тому моменту все страны, с которыми граничит Беларусь, закрыли свои границы из-за коронавируса. Лукашенко же был непреклонен: «Я абсолютно убежден, что мы можем больше пострадать от паники, нежели от самого вируса».

Вместо традиционных способов борьбы с эпидемиями вроде масочного режима, социальной дистанции и обработки рук антисептиком президент советовал «травить вирус водкой и сауной», а также «чаще дышать дымом от костра». Пока большинство стран вводило карантинные ограничения, в Минске проводили Парад Победы. К тому моменту — только по официальной статистике — от ковида умерло больше 140 белорусов.

Чуть позже в СМИ стали регулярно появляться новости о смерти врачей — многие случаи оформляли как обычную пневмонию или грипп. Больницы не справлялись с потоком пациентов, покойников хоронили в закрытых гробах, а Александр Лукашенко стоял на своем: «Чисто от коронавируса никто не погиб, умирают от хронических болезней».

Сейчас в Беларуси, как и во многих странах, идет вторая волна пандемии. На этот раз полностью отрицать проблему власти не стали. Однако система здравоохранения не справляется, подчеркнули опрошенные «Медузой» белорусские медики. Сейчас под коронавирусные стационары перепрофилируют роддома и многие городские больницы, в большинстве городов введен масочный режим, но быстро получить помощь или сдать тест из-за загруженности больниц практически невозможно.

По данным на 22 ноября в стране выявили 1564 новых случая, а всего с начала пандемии заболели 124 тысячи белорусов. Осенние показатели ежедневной заболеваемости уже заметно выше весенних, однако врачи считают, что официальная статистика серьезно занижена. Михаил, врач одной из минских городских клинических больниц (большинство медиков просили не раскрывать их фамилии), в разговоре с «Медузой» подчеркнул, что эти цифры нужно умножать как минимум на 10. Медик пояснил, что статистикой серьезно манипулируют: например, чтобы снизить число смертей от ковида, врачам велено в первую очередь указывать другие диагнозы. По оценке Михаила, сейчас Беларусь близка к итальянскому сценарию начала пандемии, когда вирус лавинообразно распространился по стране. Койки в минских больницах уже забиты — и врачам все чаще приходится делать выбор, кого положить в реанимацию, а кого нет. О многократном занижении статистики, в 5–10 раз, говорят и общественники.

К ковидной нагрузке в последние три месяца добавляется регулярная работа с жертвами силовиков. По всей Беларуси еженедельно проходят марши противников Лукашенко, силовики на них регулярно избивают демонстрантов и применяют спецсредства.

Протестующих привозят и в стационар, в котором работает Михаил. Например, так было после самых первых протестов 9–11 августа — сразу после президентских выборов.

«Из наиболее запоминающихся травм: размозженная рана пятки у пациента за 60 лет от светошумовой гранаты. Глубокая рана бедра у мужчины около 40 лет, тоже граната. Рана предплечья от резиновой пули. Со стороны это все выглядело так, как будто пациентов везут после теракта, землетрясения или военных действий», — заметил врач.

«Сотрудники с такими политическими взглядами не могут работать»

Первые протесты медиков против Лукашенко начались еще 12 августа, когда они стали выходить на улицы и вставать в «цепи солидарности» против насилия силовиков. Тогда же их начали преследовать. Например, врача-реаниматолога Богдана Шильниковского, вышедшего на акцию солидарности с протестующими, 12 августа увезли в изолятор в переулке Окрестина, ставший символом жестокости минских силовиков. Оттуда врача отпустили только на скорой — он попал в реанимацию (у Шильниковского диабет, а в изоляторе он не получал инсулин).

Уже больше 4000 белорусских медиков подписали открытое письмо к властям с требованиями прекратить насилие со стороны силовых структур, освободить политзаключенных и признать официальные результаты президентских выборов недействительными. 

Сколько медиков подверглось преследованиям — достоверно неизвестно. По данным «Фонда медицинской солидарности» (появился на волне протестов, занимается помощью медицинским работникам), предоставленным «Медузе», минимум 15 человек были уволены по политическим причинам — среди них ректоры медицинских университетов, преподаватели БГМУ, врачи и медсестры. Среди прочих 27 августа был уволен директор РНПЦ «Кардиология» Александр Мрочек — врач не исключал, что увольнение произошло из-за того, что он не мешал подчиненным выходить на акции протеста. Под руководством Мрочека в центре проводились уникальные для страны операции по пересадке сердца.

Не меньше 20 медиков прямо сейчас отбывают административный арест, а больше 150 получили штрафы за все время протестов. Самое громкое задержание медиков за последние недели произошло 27 октября. Тогда в «цепи солидарности» на проспекте Дзержинского задержали сразу десять сотрудников РНПЦ «Кардиология» и одного врача 4-й клинической больницы. Все они получили штрафы от 25 до 30 базовых величин (19–24 тысячи российских рублей).

Преследование медиков продолжается и сейчас. 19 ноября задержали 20-летнего администратора телеграм-канала для оппозиционно настроенных медиков «Белые халаты». Сейчас он проходит подозреваемым по уголовному делу «об организации и подготовке действий, грубо нарушающих общественный порядок». Ему грозит до трех лет лишения свободы.

Еще одно уголовное дело Генеральная прокуратура завела в отношении врача больницы скорой медицинской помощи, который поделился данными о медицинском осмотре погибшего 31-летнего художника Романа Бондаренко. По версии СК и Александра Лукашенко, у погибшего Романа была «алкогольная интоксикация», но врачи эту версию опровергли.

Опрошенные «Медузой» медики подчеркивают: чтобы столкнуться с давлением, совсем необязательно как-то ярко проявлять себя в ходе протестов — достаточно просто выйти на какую-либо акцию. Анна, анестезиолог-реаниматолог в Минской областной клинической больнице, рассказала «Медузе», что ее задержали с плакатом на мирной акции солидарности с другими преследуемыми медиками. В РУВД на нее составили протокол об «участии в несанкционированном массовом мероприятии». Рассмотрение протокола в суде назначено на 23 ноября — Анне грозит 15 суток ареста. Кроме того, после задержания главврач больницы, в которой работает Анна, решил ее уволить.

«Мне сказали: „Сотрудники с такими политическими взглядами не могут работать в государственном учреждении“. Главврач сказал, что будет искать основания для моего увольнения, при этом отметил, что претензий к моей работе как врача-специалиста не имеет», — рассказала медик.

Против такого решения главврача выступили коллеги Анны. Они собрались в актовом зале больницы и поставили ультиматум: если кого-то уволят по политическим мотивам, каждый из врачей положит заявление на стол. Угроза подействовала, Анну увольнять не стали.

«Будь их воля, они бы нас поставили к стенке»

Белорусские медики часто выходят на пикеты прямо возле своих больниц. 26 октября одну из таких акций решил провести Николай Козич — врач-фтизиатр Гомельской областной туберкулезной больницы. Козича задержали и арестовали на 15 суток. Для Николая это было второе задержание — первое произошло 13 сентября, когда он стоял в «цепи солидарности» вместе со своей семьей. Тогда доктору пришлось отсидеть восемь суток.

«Когда нас перевозили в суд сотрудники, не особо вежливо с нами общались: была и матерная брань, и оскорбления. Говорили, что мы фашисты, что будь их воля, они бы нас поставили к стенке», — рассказал Николай «Медузе».

В изоляторе администрация не разрешила передать Николаю необходимые лекарства, а книги были под запретом для всех «политических». В душ можно было сходить только раз в неделю.

После второго задержания Николая уволили по статье о неисполнении трудовых обязанностей.

Архив Николая Козича

Ко мне в опорный пункт [милиции] подошла главврач и сказала, что она меня увольняет. Когда я уже отбыл 15 суток и до окончания срока оставалось часа два, меня посадили со всеми вещами в автозак и отвезли километра за два от дома. Я так понимаю, чтобы меня не встретили у входа в ИВС. А в первый рабочий день после ареста меня вызвали в отдел кадров и вручили трудовую.

Николай Козич — в разговоре с «Медузой»

Андрей Любецкий — известный в Беларуси челюстно-лицевой хирург. 11 октября его задержали на традиционной воскресной манифестации, тогда в Минске прошел «Марш гордости».

По словам Андрея, в районе Зыбицкой улицы демонстрантов окружили ОМОН и люди с оружием, похожие на внутренние войска. К нему подбежало несколько человек с автоматами, ударили по голове и закинули в автозак. При задержании он попробовал вырваться, тогда один из силовиков попытался ударить его дулом в живот, но Андрею удалось увернуться. В автозаке он пробовал поговорить с ОМОНом, но безуспешно.

«Через несколько минут я понял, что, наверное, избивать меня они не будут, и попытался с ними поговорить. Я им сказал, кем работаю и что на коленях стоять не должен. Тогда один из них ответил: „Мне ***** [все равно], кто ты“. Когда у меня получилось осмотреться, я увидел, что из всех силовиков большинство — женщины. Потрогал затылок — там была кровь. Одна из них перевязала мне голову. В остальном диалога у нас не сложилось», — рассказал Любецкий.

Врача отвезли в тюрьму города Жодино в 60 километрах от Минска. Там хирург провел трое суток в тесной камере. Матрасов и постельного белья не давали, спальных мест хватало не всем. Спать приходилось на металлической лавочке. «Был суд, меня провели по этим коридорам в небольшую комнатушку, внутри находились судья и секретарь. Мне повезло с тем, что все минские судьи были заняты и нам попались областные, они более лояльны. Сыграло на руку и то, что я многодетный отец, хирург», — пояснил хирург. На заседании Андрей избежал ареста — получил штраф в пять базовых величин (3786 российских рублей).  

«Омоновцы говорили, что лучше бы мы сдохли»

Репрессии не обошли стороной и студентов-медиков. После того как Александр Лукашенко сказал, что «те, кто вышли на акции, лишаются права быть студентами», ректораты многих вузов начали массовые отчисления.

Студентка минского медуниверситета Екатерина рассказала «Медузе», что еще в сентябре студентов вызывали в ректорат на беседу с прокурором, который сказал им, что участие в акциях протеста наказуемо.

Многих студентов задержали 26 сентября — тогда в Беларуси началась общенациональная забастовка. Через несколько дней задержанным учащимся сказали, что студентами они больше не являются. По словам Екатерины, после этого многим все же разрешили вернуться к учебе, но предупредили, что повторное участие в акции приведет к окончательному отчислению. После этого несколько человек уехали продолжать обучение в других странах.

Саму Екатерину задержали 9 сентября. «Омоновцы нам говорили, что лучше бы мы сдохли, чем были такими. Что мы вообще ничего не добились, и поэтому наши родители работают в колхозе-свинарнике, чтобы их дети могли учиться в столице. При нас они избили мужчину, потом привезли в РУВД и посадили в актовый зал, где начальник этого заведения ударил меня по голове», — рассказала девушка.

Минские медики на акции протеста. 9 сентября 2020 года
AP / Scanpix / LETA

После этого студентку увезли в изолятор на Окрестина. Ночь девушка провела в холодной бетонной камере. Утром в изолятор приехали представители ректората медуниверситета. После этого студентов отпустили со штрафом в 25–30 базовых величин (19–24 тысячи рублей).

«У Окрестина нас забирала администрация университета. В ректорате сказали, чтобы мы больше так не делали, и на первый раз великодушно простили», — вспоминает девушка.

«Борьба интеллекта и грубой силы»

Отстоять права врачей пытается «Фонд медицинской солидарности», созданный на волне протестов. Помимо открытого письма медиков, которое уже подписали больше четырех тысяч врачей, они помогают найти адвокатов и выплачивать штрафы, а также освещают преследование врачей. Работает фонд в связке с инициативами BYSOL и By_help, которые собрали больше двух миллионов евро на помощь пострадавшим протестующим.

Один из инициаторов кампании по помощи репрессированным медикам, минский врач Анастасия Пилипчик рассказала «Медузе», что среди подписавших открытое письмо медиков уже 150 кандидатов и 17 докторов наук.

«Я называю это борьбой интеллекта и грубой силы. Это невообразимо в условиях распространения коронавирусной инфекции и нехватки медицинских работников. У нас даже шутка сквозь слезы появилась: „На данный момент в тюрьме можно проводить республиканский консилиум“. Уровень врачей, которые сейчас сидят по 15 суток, очень высокий», — подчеркнула Пилипчик.

Согласны с ней и другие опрошенные «Медузой» белорусские медики. Они отмечают, что на фоне второй волны пандемии в больницах и так нехватка медиков, а за участие в протестах арестовывают все новых врачей. «В Беларуси еще до пандемии был серьезный дефицит медицинских кадров, а сейчас количество врачей сократилось, потому что кому-то [дали] 12 суток, кому-то десять, кому-то восемь», — отметил один из белорусских медиков. Но подавить протест для власти важнее, добавляет он. Тем временем большинству врачей, которые продолжают работать и заболевают, в том числе из-за нехватки средств защиты, не открывают больничные и не делают тесты, они продолжают ходить на работу, заявлял глава «Фонда медицинской солидарности» Андрей Ткачев.

Кажется, осознает дефицит медиков и Лукашенко. Правда, снова интерпретирует проблему специфически: еще в начале ноября он открыто пригрозил медикам, которые решат уехать во время пандемии работать за рубеж, например в Польшу. «Хочу предупредить: лишних врачей у нас нет. Нам самим надо лечить наших людей. Но, следуя своему принципу, мы никого держать не будем. Однако надо понимать: уехал — назад не вернешься, там будешь работать и зарабатывать те большие деньги, за которыми уехал», — заявил Лукашенко.

Вы читали «Медузу». Вы слушали «Медузу». Вы смотрели «Медузу» Помогите нам спасти «Медузу»

Алексей Шумкин