Перейти к материалам
Один из пострадавших после выхода из изолятора. 14 августа 2020 года
истории

Активист собрал два миллиона долларов для пострадавших белорусов Сбор и распределение денег непрозрачны, но иначе в Беларуси нельзя

Источник: Meduza
Один из пострадавших после выхода из изолятора. 14 августа 2020 года
Один из пострадавших после выхода из изолятора. 14 августа 2020 года
Татьяна Зенькович / EPA / Scanpix / LETA

За пять дней в Беларуси задержали семь тысяч человек — многих протестующих силовики избили, некоторых пытали, большинство оштрафованы или отбывают административный арест. Для пострадавших в ходе протестов уже собрано больше двух миллионов долларов. При этом деньги собирают через личный фейсбук организатора кампании, а подробной отчетности о выплатах не будет. Но «Медуза» выяснила, что это единственная рабочая схема для Беларуси — иначе сборщиков средств могут посадить.

Сбор денег на «нужды пострадавших от нарушений прав человека» в Беларуси активист Андрей Леончик и его помощница Надзея Нортон объявили в фейсбуке еще в конце июня 2020 года. На момент публикации им удалось собрать больше 152 миллионов рублей (больше двух миллионов долларов). Число жертвователей превысило 50 тысяч человек. Помочь белорусам призывают в том числе известные россияне — например, кампанию поддержал рэпер Оксимирон.

Оксимирон поддержал сбор средств

Кампанию Леончик запустил еще за три месяца до протестов. Как пояснил он в разговоре с «Медузой», в тот момент «стало понятно, что в связи с президентской кампанией началась какая-то чернуха». Уже в тот момент силовики приходили с обысками к оппонентам Лукашенко, многих арестовывали — а президентскую кампанию называли «самой грязной» в истории страны.

У Леончика уже был опыт сбора пожертвований для пострадавших от репрессий. Весной 2017 года он вместе с несколькими соратниками собирал средства на оплату штрафов — тогда по всей Беларуси люди протестовали против так называемого налога на тунеядцев. Эту кампанию по сбору средств сам Леончик называет «знаковой» для Беларуси — удалось собрать 55 тысяч долларов. До этого на цели, хоть как-то связанные с политикой, никто столько не собирал. Но даже этих денег не хватило на выплату всех штрафов: совокупно протестующих оштрафовали более чем на 120 тысяч долларов.

После этого Леончик с командой еще несколько раз запускал сбор средств для жертв репрессий в Беларуси. «У нас вечно какие-то поводы есть. Например, в 2019-м году были обыски в СМИ, а в декабре того же года — [несогласованные] митинги против интеграции», — подчеркивает активист.

Два миллиона долларов на штрафы и лечение

Алексей Леончик уехал из Беларуси в 2013 году. Сейчас он живет «между» Лондоном (он аспирант Лондонского городского университета) и Варшавой. В Польше у Леончика своя небольшая консалтинговая компания.

Заниматься сбором средств Леончику, по его словам, помогает «несколько человек». Опасаясь за их безопасность, открыто он называет только некоторых. Среди них активист белорусского профсоюза «Ред» Андрей Стрижак, который помогает Леончику с самой первой кампании 2017 года. С тех пор сам Стрижак проводил еще несколько подобных инициатив. Самая известная — ByCovid-19, сбор помощи и покупка оборудования для белорусских госпиталей во время пандемии. На это удалось собрать около 330 тысяч долларов. Сейчас Стрижак также занимается поиском медиков для оказания первой помощи раненым манифестантам и психологов, которые будут на волонтерской основе работать с посттравматическим синдромом пострадавших.

Леончик признает, что 95% из собранных в помощь протестующим белорусам средств ему перечислили после 9 августа — когда власти начали жестоко разгонять протестные акции. А большую часть денег, по оценке активиста, перечислили белорусы, живущие в других странах и возмущенные действиями власти.

Собранные деньги пойдут на оплату штрафов за участие в акциях и услуг адвокатов. Также команда фандрайзеров хочет сделать единовременные выплаты пострадавшим в зависимости от тяжести травм. Минимальная выплата, по словам Леончика, составит 2000 белорусских рублей (около 900 долларов). «Какие конкретно будут градации, мы пока не решили, будем экспериментировать и смотреть», — говорит активист.

Пока выплаты не начались — это произойдет не раньше 22–25 августа, когда команда выведет деньги с Facebook. Сейчас Леончик с соратниками собирает от правозащитников информацию о тех, кому нужна помощь. Также они создали специальную форму — через нее можно отправить заявку на оплату штрафа, услуг адвоката или компенсацию вреда здоровью. Команда волонтеров проверит заявки и сверит их со списками потерпевших, составленными правозащитниками. Также для получения денег потерпевшие должны будут отправить постановление о назначении штрафа или подтверждение нанесенных травм — например, фотографии из СМИ или соцсетей.

Архив Андрея Леончика

Деньги под расписку

Леончик отмечает, что сейчас в соцсетях появилось «много жуликов», которые выдают себя за команду по сбору средств для пострадавших в Беларуси.

При этом активист подчеркивает, что сам не будет предоставлять подробной отчетности о расходовании собранных средств. Например, не будет раскрывать личности тех, кому будет оказана помощь, — по соображениям их безопасности. «Те, кто мне доверяют, они мне доверяют. Те, кто мне не доверяет, — тут я не убежу. Поэтому не будем выкладывать информацию о тех, кому мы передали деньги, естественно, если они не согласятся», — подчеркивает он.

Деньги до сих пор собираются через личный аккаунт Леончика в фейсбуке. Никакого юридического лица за этим не стоит. Однако в дальнейшем активист, возможно, откроет некоммерческую организацию чтобы формализовать выплаты, — но зарегистрирована она будет не в Беларуси. А деньги все равно будут передавать пострадавшим наличными, или оплачивать выставленные им счета. Переводить деньги напрямую на карты потерпевших Леончик считает небезопасным.

«Если будет много отправок от одного лица на кучу счетов в Беларуси, то, зная наше государство, может появиться какая-нибудь статья типа финансирования массовых беспорядков или чего-то в этом роде. Поэтому я полагаю, что это будет какой-то микс, то есть часть кэшем, часть — переводами. Но в любом случае мы будем просить расписку по стандартной форме. Они будут складываться у нас в папочку, которая будет доступна при необходимости, например, тем же налоговым органам», — объясняет он.

Неугодные государству финансы

Несмотря на то, что сбор средств Леончиком не соответствует критериям прозрачности, принятым у НКО, опрошенные «Медузой» правозащитники подчеркивают: такая схема оптимальна для Беларуси. А репутация Леончика, наработанная во время предыдущих сборов, не вызывает сомнений.

Директор некоммерческого «Центра правовой трансформации» (Lawtrend) Ольга Смолянко в разговоре с «Медузой» подчеркивает, что создать в Беларуси официальную организацию для подобного сбора средств практически невозможно из-за ограничений в местных законах и давления властей. Проблема появилась еще в 1990-х, а к 2004 году большинство крупных правозащитных организаций в стране было ликвидировано. Сейчас многие из них работают без официальной регистрации в Беларуси. Например, так действует «Весна». При этом в стране существует запрет на деятельность незарегистрированных организаций. До июля 2019 года за такую деятельность была уголовная ответственность, сейчас она заменена на административную — грозит штраф до 500 евро.

Также правозащитные организации не могут получать средства из-за рубежа или от корпоративных жертвователей внутри страны. Белорусское законодательство предусматривает ограниченное количество видов деятельности, для которых разрешено такое финансирование, — правозащита туда не входит.

Правозащитница из белорусской организации Human Constanta Энира Броницкая в разговоре с «Медузой» объясняет: для того, чтобы белорусская некоммерческая организация могла получить деньги из-за рубежа, она должна запросить на это разрешение у государства. Но правозащитники получить его не могут, подчеркивает Броницкая.

По ее словам, правозащитные организации в Беларуси уже много лет вынуждены получать часть денег нелегально. «У большинства белорусских правозащитных организаций есть организации-клоны в других европейских странах, на которые они получают деньги. Деньги обналичивают за границей, волонтеры ввозят их на территорию Республики Беларусь и передают конкретным жертвам», — поясняет Броницкая.

Правозащитница отмечает, что белорусские организации «были очень рады», когда в 2017 году Алексей Леончик с командой начал собирать средства для пострадавших. До этого правозащитникам приходилось собирать деньги на штрафы и лечение под угрозой закрытия. «Сейчас это выглядит как гражданская инициатива — по сути, ею и является. Кроме того, мы рады, что с нас [правозащитных организаций] сняли эту нагрузку, это сняло с нас большое внимание и давление со стороны властей», — говорит Броницкая.

При этом она признает, что если бы Леончик создал какое-то юридическое лицо в Беларуси и собирал деньги через него, то «давно уже сидел бы в тюрьме».

В пример она приводит опыт «Весны». Раньше члены организации, как и Леончик, использовали личные счета для того, чтобы получать международную финансовую помощь и помогать людям в Беларуси. Но в 2011 году главу правозащитного центра Алеся Беляцкого осудили за неуплату налогов в крупном размере из-за того, что данные его счета в Польше были переданы Беларуси. Эти средства посчитали его личным доходом. В итоге Беляцкий больше трех лет провел в тюрьме.

Валентин Стефанович из правозащитной организации «Весна» подтверждает «Медузе», что после «грустной истории с Алесем» они больше не ведут сбор пожертвований. «Алесь тогда просидел в тюрьме три с половиной года, а я провел три месяца в вынужденной эмиграции. Потом вернулся домой. Чуть не сел, пронесло», — говорит Стефанович.

Броницкая отмечает, что в Беларуси есть работающие краудфандинговые платформы, но они не связаны с правозащитной или политической деятельностью. И попытки их организаторов ею заняться чреваты.

Например, весной белорусский сайт MolaMola объявил сбор средств на помощь врачам в пандемию ковида. Один из соучредителей платформы — Эдуард Бабарико, сын не зарегистрированного кандидатом в президенты банкира Виктора Бабарико. Сейчас оба Бабарико арестованы. Сама платформа заблокирована.

«Их платформа собрала наибольшее количество средств для помощи врачам, потому что государство не оказывало поддержку в период ковида. Сбор любых финансов, которые каким-то образом будут неугодны государству, блокируется», — говорит Броницкая.

Ирина Кравцова

Реклама