Перейти к материалам
Председатель партии «Справедливая Россия» Сергей Миронов
истории

Как умирает «Справедливая Россия» «Медуза» рассказывает историю Сергея Миронова, который пытался создать в России вторую «партию власти», но был наказан

Источник: Meduza
Председатель партии «Справедливая Россия» Сергей Миронов
Председатель партии «Справедливая Россия» Сергей Миронов
Максим Блинов / Sputnik / Scanpix / LETA

16 российских регионов 8 сентября будут выбирать своих руководителей. Как и в 2018 году, в некоторых республиках, краях и областях ожидается протестное голосование: по мнению политологов, второй тур возможен в пяти губернаторских кампаниях. Выигрывают от недовольства избирателей партии из так называемой системной оппозиции, то есть ЛДПР и КПРФ — но не «Справедливая Россия», для которой выборы-2019 могут оказаться последними. «Эсеров» называли второй опорой власти: партия задумывалась как проект, альтернативный «Единой России», но одновременно лояльный Кремлю. Именно близость к власти и стала причиной упадка, в котором «Справедливая Россия» пребывает на протяжении последних лет.

«Когда в бой идет лидер, которому верят, нельзя его оставлять одного, надо стоять рядом», — говорил председатель Совета Федерации Сергей Миронов в 2004 году перед президентскими выборами в России. Под лидером имелся в виду фаворит гонки Владимир Путин. При этом сам Миронов, по идее, должен был главу государства не поддерживать, а критиковать: спикер верхней палаты парламента сам был кандидатом в президенты. По итогам голосования Миронов получил меньше всех претендентов — 0,75% голосов избирателей.

Всего через два года лояльность окупилась: Миронов с санкции президента создал собственную — самую молодую в стране — парламентскую партию. Основанная в 2006 году «Справедливая Россия» уже на первых выборах в Госдуму в 2007-м получила 38 мест из 450. В середине нулевых даже было принято говорить, что «Справедливая Россия» станет «второй ногой власти» (само собой, левой, поскольку идеология у партии социал-демократическая), на которую Кремль сможет опереться, если что-то приключится с главной опорой — «Единой Россией». Высказывались предположения, что левоцентристская «Справедливая Россия», завоевав популярность, сможет стать частью будущей двухпартийной системы в России.

Ни до двухпартийности, ни до разрастания партии Миронова до масштабов «Единой России» дело так и не дошло. Напротив — после недолгого роста проект погрузился в кризис. Сейчас фракция «Справедливой России» в парламенте на треть меньше, чем была после своих дебютных выборов в Госдуму (всего 23 депутата). А на будущем большом осеннем голосовании партия не выставляет ни одного кандидата в губернаторы, который мог бы претендовать на победу, — хотя в ее рядах все еще есть сильные местные политики.

Последние несколько месяцев «Справедливая Россия» находится в поисках инвестора и ожидает смены руководителя. Но даже в том случае, если деньги появятся, а лидер сменится, снова попасть в парламент партии будет непросто.

Глава 1

Не без хитрости, но по закону

Основатель «Справедливой России» Сергей Миронов родился в Пушкине, под Ленинградом. В советские времена был геологом, в 1990-х — бизнесменом и городским депутатом. В начале 2000-х он занял третий по значимости пост в российском государстве — председателя Совета Федерации. Своей федеральной политической карьерой Миронов обязан именно знакомству с главой государства.

Встреча Владимира Путина с руководством Совета Федерации в Кремле, 21 февраля 2002 года
Владимир Родионов и Сергей Величкин / ТАСС

Знакомство Сергея Миронова с Владимиром Путиным, по всей видимости, случилось в первой половине 1990-х благодаря университетским связям второго президента России.

Недолгое время после возвращения из ГДР, но перед тем как перейти на работу к мэру Санкт-Петербурга Анатолию Собчаку, будущий президент работал помощником ректора Ленинградского государственного университета. Он отвечал за внешние и международные связи вуза. Похожими задачами занимался и проректор ЛГУ Юрий Молчанов — они с Путиным были хорошо знакомы по работе. Сын Молчанова Андрей в первые постсоветские годы делал строительный бизнес, а исполнительным директором его фирмы «Возрождение Санкт-Петербурга» в 1994 году стал Сергей Миронов. В начале следующего десятилетия петербургский застройщик станет главным спонсором избирательного штаба кандидата в президенты Владимира Путина в Петербурге. Сергею Миронову удастся оказать Путину несколько ценных услуг.

В администрации Анатолия Собчака у Владимира Путина были формальные и неформальные обязанности. Официально он отвечал за международные связи мэрии. Неофициально — курировал работу с депутатами городского собрания. Сергей Миронов, занимавший должность заместителя председателя законодательного собрания, помог Владимиру Путину, работавшему на Собчака, снова в 1996 году. Путин тогда возглавлял предвыборный штаб мэра: градоначальник шел на новые выборы, но катастрофически уступал в популярности конкуренту и своему бывшему заместителю Владимиру Яковлеву. Чтобы получить преимущество (а именно — сократить срок агитации конкурента), команда Собчака провела через городской парламент решение о переносе выборов на более ранний срок, с июня на май 1996-го.

Как утверждает петербургский оппозиционный политик Борис Вишневский, Миронов помог Путину «пробить решение» о переносе срока голосования с нарушением парламентской процедуры: пока отсутствовал председатель законодательного собрания Юрий Кравцов, будущий лидер «Справедливой России» занял его место и зафиксировал кворум — хотя нелояльные Собчаку депутаты сорвали заседание, покинув зал Мариинского дворца.

В книге-биографии Сергея Миронова «Из красного измерения» этот эпизод тоже есть. Там говорится, что место спикера он занял, потому что Кравцов пошел покурить и сам уступил Миронову полномочия. Также нынешний лидер «Справедливой России» утверждает, что голосование по выгодному для Собчака решению прошло хоть и не без хитрости, но по закону. «Наши оппоненты ходят колесом и танцуют танго от ярости. Крик невообразимый», — описывал позже этот эпизод Миронов.

Выборы 1996 года Собчак, несмотря на преимущество, проиграл. Но Владимир Путин поступок Миронова, очевидно, запомнил: для будущего главы государства отношения с Собчаком даже после его поражения были принципиально важны, о чем Путин не раз говорил.

Депутат Миронов свою политическую карьеру продолжил при новом главе Смольного. «В 1998–2000 годах он [Миронов] тоже показал себя как хороший политический менеджер, когда смог разрешить кризис в петербургском заксобрании, начавшийся после отставки [спикера] Юрия Кравцова. Там два года не могли избрать нового председателя, в итоге Миронов пошел на компромисс и согласился стать замом у спикера Сергея Тарасова, близкого [к петербургскому губернатору] Яковлеву», — хвалит партийного лидера политтехнолог Александр Морозов, работавший в руководстве аппарата Российской партии жизни, а затем «Справедливой России» в 2003–2007 годах. Ситуация тогда требовала не только умения вести переговоры, но и быть выдержанным: в день заседания, на котором спикером избрали Тарасова, был взорван в своем автомобиле депутат Виктор Новоселов, считавшийся одним из главных претендентов на этот пост.

Впрочем, бывшие коллеги Миронова по законодательному собранию говорят сейчас, что в разрешении политического кризиса «никакого особенного менеджмента не было» — Миронов просто «договорился на свою должность [вице-спикера] с людьми Яковлева и согласился на Тарасова». 

«Два года мы [с Тарасовым] спорили, кому быть председателем законодательного собрания, мне или ему, — вспоминал то время сам Сергей Миронов в интервью телеканалу „Дождь“ в 2011 году. — Двум таким мощным политикам было тесно в законодательном собрании. Сергей всегда чувствовал мое горячее дыхание в спину, хотя я был его заместителем». По воспоминаниям Миронова, он сам в 2001 году предложил председателю петербургского парламента себя в качестве представителя депутатов в Совете Федерации, и тот «с радостью согласился».

Миронов уверял, что избрался в сенаторы сам, а не благодаря поддержке своего старого знакомого, ставшего президентом. Хотя главе государства было за что отблагодарить Миронова. На выборах 2000 года Миронов стал заместителем руководителя предвыборного штаба Путина в Петербурге. А строительная группа, частью которой было «Возрождение Санкт-Петербурга», где прежде работал Миронов, оказалась крупным спонсором избирательной кампании президента.

Оказавшись в Совете Федерации, прежде малоизвестный политик Сергей Миронов стал председателем верхней палаты российского парламента.

Глава 2

Технический кандидат и политтехнологическая партия

Уже через год работы на посту председателя Совета Федерации Сергей Миронов взялся за создание собственной партии. В 2002-м прошел учредительный съезд Российской партии жизни. Партия заявляла о левоцентристской, социал-демократической идеологии; возглавил ее сам Миронов.

Формально Миронов и его партия превратились в оппозицию президенту Путину и правоцентристской «Единой России», неформальным лидером которой был глава государства. В 2004 году спикер верхней палаты парламента и глава государства даже стали конкурентами на президентских выборах. Правда, на деле Миронов просто в очередной раз оказал услугу Путину. Он был техническим кандидатом, первым в истории России претендентом на президентский пост, заявившим, что сам он будет голосовать за конкурента, то есть за Путина.

Спустя семь лет, в 2011 году в интервью «Дождю», Миронов уверял, что в 2004-м сыграл роль технического кандидата — ради демократии, иначе голосование не состоялось бы вовсе. «Помните историю с Рыбкиным? Кто-то [из кандидатов] снялся бы [с выборов] по состоянию здоровья, кто-то бы исчез, кого-то перекупили, — заявлял Миронов. — Я был тем человеком, который не позволил сорвать президентские выборы». Он уверял, что настаивал на своем участии в голосовании, тогда как Путин был поначалу против. На просьбу «Медузы» об интервью с Сергеем Мироновым в аппарате «Справедливой России» ответили отказом.

Хорошие отношения Миронова с Путиным и возможность обращаться к главе государства напрямую стали в первой половине 2000-х главным ресурсом петербургского политика, делающего большую политическую карьеру в Москве. Благодаря этому же ресурсу Сергей Миронов был самостоятельнее других лидеров российских партий, которые постепенно перешли под контроль чиновников администрации президента.

Подготовка к выборам депутатов Липецкого областного совета. Октябрь 2006 года
Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ

«Несколько раз в год Левичев просил собрать в папочку для Миронова информацию о наших успехах, так как он скоро идет к Путину», — вспоминает политтехнолог Александр Морозов. Российская партия жизни в середине нулевых могла похвастаться фракциями в нескольких региональных парламентах, победами на выборах мэров, в том числе в крупных городах — Воронеже и Самаре, — а еще статусными сторонниками. К примеру, в Партии жизни состояла сенатор от Тувы вдова Анатолия Собчака Людмила Нарусова.

Экономическая независимость партии тоже была обеспечена. По словам Морозова, структуру финансировала строительная группа ЛСР — компания Андрея Молчанова. Та самая, где работал Миронов и которая финансировала президентские выборы Владимира Путина в Петербурге.

Клеркам из Кремля эта самостоятельность не нравилась. Тогдашний куратор внутренней политики заместитель главы администрации президента Владислав Сурков и его подчиненные относились к Российской партии жизни и ее лидеру без симпатии, вспоминают политтехнологи, сотрудничавшие с Партией жизни в 2000-х. Партии создавали помехи в открытии региональных отделений: местных политиков и предпринимателей убеждали, а иногда и запугивали, чтобы они не сотрудничали с соратниками Миронова. «Они [Сурков и его команда] ведь уже имели репутацию демиургов, — объясняет Морозов. — А Миронов по типажу — питерский пацан, бывший десантник. Он с ними свои шаги не согласовывал, Сурков был как бы сбоку от его проектов, что удовольствия у него не вызывало».

«Миронов жаловался Путину на притеснения партии, тому в конце концов это надоело, и он потребовал примирения [с кремлевской администрацией]», — утверждает собеседник «Медузы» в окружении Миронова. Он вспоминает, что в 2005 году Миронов «съездил к Суркову» и они договорились о сотрудничестве.

«Он [то есть Миронов] пришел в офис партии и не очень уверенным голосом сказал, что Сурков придет на встречу с партийцами», — рассказывает Александр Морозов. В марте 2006 года Владислав Сурков действительно пришел на встречу с активом Российской партии жизни: там он впервые публично заговорил о создании новой политической силы как «второй ноги» власти, на которую та может «переступить», когда первая, то есть «Единая Россия», «затекла».

На встрече Сурков напомнил, что единороссы на выборах в Госдуму 2003 года набрали 37% голосов, примерно столько же — взятые вместе ЛДПР, КПРФ и «Родина». Вторая партия власти, по идее, должна голоса конкурентов «Единой России» забрать себе. «Такую благородную миссию пока еще никто не взялся выполнять. И я считаю, что вы могли бы это попробовать. Программные установки партии, публичная риторика дают надежду. Не думаю даже, что в ближайшие два года, но в ближайшие пять лет такой шанс есть», — сказал Владислав Сурков весной 2006-го.

Политтехнологи, сотрудничавшие тогда с администрацией президента, уверены, что справороссов всерьез в качестве второй большой партии чиновники Кремля не рассматривали. «Суркову неоднократно приносили бумаги, посвященные созданию системы с двумя „партиями власти“, но было признано, что этого делать не надо. Никто не мог ответить на главный и неизбежный вопрос: зачем раскалывать элиты?» — говорит один из членов партии.

Работавший в середине нулевых на Кремль политтехнолог Глеб Павловский уверен, что партия Миронова была экспериментом Путина. «Миронов и его проект „Справедливой России“ были личной инициативой Путина. Тогда он интересовался российской партийной системой, придумывал модели ее модернизации. Были разные идеи, вплоть до того, чтобы губернаторами были единороссы, а мэрами столиц субъектов — справороссы. Это автоматически вызвало бы повсеместные конфликты [по линии] столица субъекта — регион на системной основе», — говорит «Медузе» Павловский.

Весной 2006 года руководители трех российских партий — Российской партии жизни, «Родины» и Российской партии пенсионеров — начали собирать новую левую партию. «Я узнал о предстоящем слиянии в партию с левыми идеями летом 2006 года, — вспоминает свои ощущения социалист, один из региональных лидеров „Справедливой России“, глава ее астраханского отделения Олег Шеин. — И для меня, честно говоря, это был глоток свежего воздуха. [Хотя] я был в корне не согласен с заявлениями [тогдашнего лидера партии „Родина“, нынешнего главы Роскосмоса Дмитрия] Рогозина по национальному вопросу — и меня не радовала возможность работать в партии с подобными идейными установками».

Рогозин с середины 1990-х был среди лидеров организации «Конгресс русских общин» и эксплуатировал националистическую риторику. Перед выборами в Мосгордуму 2005 года его партия «Родина» запустила посвященный мигрантам ролик со слоганом «Очистим Москву от мусора». По жалобе ЛДПР партию с выборов сняли, одним из оснований был призыв к межнациональной розни. Рогозин тогда объявил, что «сегодня в России была уничтожена демократия».

Голодовка членов фракции «Родина» в Государственной думе (Дмитрий Рогозин — второй слева). Январь 2005 года
Дмитрий Азаров / Коммерсантъ

Чуть раньше, в начале 2005 года, родинцы во главе с Рогозиным устроили первую и пока единственную в России депутатскую голодовку прямо в стенах Госдумы — в знак протеста против монетизации льгот. После окончания голодовки лидер «Родины» констатировал, что пути партии и главы государства разошлись и его политическая сила — больше не «спецназ президента».

Против партии начались репрессии: в регионах кандидатов под различными предлогами снимали с выборов, активистами интересовались правоохранители. «Дело в том, что „Родина“ действительно была живой партийной организацией, с работающими отделениями и представительством в заксобраниях. Другое дело, что среди них было много симпатичных молодых ребят, увлеченных националистическими идеями. Была установка вычищать их из „Справедливой России“ [в ходе формирования нового партийного проекта] в первую очередь», — объясняет один из бывших руководителей Российской партии жизни.

Весной 2006 года Дмитрий Рогозин, несмотря на дежурные заявления о «рейдерском захвате партии», без особого сопротивления оставил пост лидера «Родины». В течение следующих лет у Рогозина случилась впечатляющая карьера в исполнительной власти, трудно совместимая с его предыдущим образом оппозиционера, заявлявшего о созревании в стране революционной обстановки из-за монетизации льгот. Сейчас он глава госкорпорации «Роскосмос».

Во главе «Родины» после Рогозина встал бизнесмен, нынешний сенатор от Тамбовской области Александр Бабаков. «Он и пришедший с ним в „Родину“ Михаил Старшинов уже не были никакими идеологами. У них был офис на Воздвиженке, прямо в центре Москвы. Там было все как в сериалах про пробившихся к успеху парней: ковры, бильярдный стол. Было понятно, что им дали партию с установкой как можно быстрее от нее избавиться», — рассказывает Александр Морозов. Он называет Бабакова человеком, «плотно работавшим с Сурковым» и «постоянно консультировавшимся с ним».

Однако от партии «Родина» не избавились: ее организационная структура, включая сеть региональных отделений, оказалась важной частью «Справедливой России»; Бабаков стал одним из руководителей партии. Объединенную структуру он покинул гораздо позднее, в самом начале ее кризиса в 2011 году. Бабаков не ответил на звонки «Медузы».

Слияние Партии пенсионеров Игоря Зотова с новой партией тоже было непростым. В середине нулевых «пенсионеры» набирали популярность и, по словам Зотова, рассматривали возможность создания «хорошей фракции в Госдуме» после выборов в 2007 году. Организация была представлена в нескольких десятках региональных парламентов, на выборах в думу Томска в 2005-м она победила единороссов, а по итогам выборов в магаданскую облдуму в том же году стала второй с 20% голосов при 28% у «Единой России».

«На переговорах по объединению мы говорили о том, что сохраняем сильных лидеров в регионах. После того как объединение произошло, Миронов и Левичев нас грубо обманули. Они начали тянуть одеяло на свою партию, — говорит Зотов „Медузе“. — Теперь, если смотреть на состав фракций „Справедливой России“, можно увидеть, что там — достойные люди. Но к партиям-основательницам большинство из них раньше не имело отношения».

Слева направо: Александр Бабаков («Родина»), Сергей Миронов (РПЖ), Игорь Зотов (РПП) во время объединительного съезда, на котором была создана «Справедливая Россия». 29 октября 2006 года
Юрий Машков / ТАСС

Объединение трех партий проходило негладко и в регионах: в разных местных отделениях то и дело вспыхивали конфликты между представителями трех партий-основательниц за главенство. Федеральное руководство гасило эти конфликты с трудом. При этом, по воспоминаниям Игоря Зотова, давления Кремля при формировании «Справедливой России» он не наблюдал.

«В отличие от других парламентских партий, в „Справедливой России“ у центра роль не диктатора, а координатора. Конфликты были неизбежны, стороны притирались друг к другу. Это естественный процесс», — говорит теперь Олег Шеин.

Морозов получившуюся в 2006 году синтетическую конструкцию называет не альтернативной «Единой России» силой, а «разношерстной компанией из людей, которые по разным причинам не прибились к „Единой России“ или КПРФ»: «Особенно контрастно было именно в регионах — убежденный социалист мог сидеть в одном политсовете с владельцем торговой компании. Я бы не назвал то, что получилось, союзом контрэлит. Скорее это была команда пиратского корабля. Сброд в хорошем смысле слова».

Несмотря на свою разнородность, партия почти сразу начала добиваться хороших результатов. В марте 2007 года она победила на выборах в думу Ставропольского края, получив 37,7% голосов. А в декабре 2007-го справороссы получили 7,74% на думских выборах и провели в нижнюю палату 38 депутатов. «После этого в партию пошли деньги из многих источников, она стала инвестиционно привлекательной. Люди понимали, что через нее можно, не сильно замаравшись, зайти в региональный парламент, а то и в Госдуму», — говорит Александр Морозов.

Глава 3

«Скандинавский социализм» против Путина

Развить первый политический успех у партии не получилось. В течение нескольких лет после прохождения в Госдуму «Справедливая Россия» продолжала формировать небольшие фракции в законодательных собраниях, но к своему собственному рекорду в Ставрополье приблизиться не могла. «Самым кризисным стал 2009 год. Если посмотреть интервью Миронова того времени, можно увидеть, что главным достижением он везде называет победу на выборах мэра Волжского, города-спутника Волгограда. Больше хвастаться было особенно нечем», — говорит политтехнолог Дмитрий Носков, много лет работавший со «Справедливой Россией».

Ситуация начала меняться в 2010 году. В феврале Миронов в эфире программы Владимира Познера на Первом канале заявил: «Говорить о том, что мы, и лично я, во всем поддерживаем Владимира Путина, — это уже устаревшая информация».

С тех пор единороссов Миронов начал регулярно называть «профсоюзом бюрократов и чиновников», а затем обрушился с резкой критикой на губернатора Санкт-Петербурга Валентину Матвиенко. Несколько источников в партии говорят, что среди мотивов политического поворота Миронова была «четко никогда не артикулировавшаяся надежда», что лидером партии станет занимавший тогда пост президента Дмитрий Медведев. «Думали, что получится конструкция, в которой Путин — не вписанный в партийный контур вождь единороссов, Медведев — наш его аналог. Во всю нашу агитку [агитацию] мы старались вворачивать цитаты из медведевской статьи „Россия, вперед!“ и [знаменитые медведевские] высказывания вроде „Свобода лучше, чем несвобода“», — говорит один из партийцев. 

Оппоненты Миронова тоже активизировались. В мае 2011 года законодательное собрание Петербурга отозвало Миронова из Совета Федерации. На пр