истории

«Для меня многое, может быть, и необъяснимо» Интервью Андрея Клычкова — 38-летнего депутата Мосгордумы от КПРФ, которого назначили губернатором Орловской области

Meduza
12:49, 9 октября 2017

Новый губернатор Орловской области Андрей Клычков на представлении областному правительству и парламенту, 7 октября 2017 года

Пресс-служба губернатора Орловской области

Президент России Владимир Путин 5 октября назначил временно исполняющим обязанности губернатора Орловской области Андрея Клычкова — 38-летнего уроженца Калининграда, который до последнего времени не имел никакого отношения к Орлу. Последние восемь лет Клычков работал депутатом Мосгордумы и считался одним из самых ярких представителей молодого поколения КПРФ — именно он должен был стать партийным кандидатом на выборах мэра Москвы в 2018-м. Спецкор «Медузы» Таисия Бекбулатова поговорила с Клычковым о его назначении и планах на новой должности.

— Вы уже провели какие-то встречи?

— Прошло представление. До этого с членами правительства мы обсудили сложности и текущую работу, наметили первый план взаимодействия. Уже в понедельник переходим в рабочий режим во всем. Распланирована абсолютно вся неделя: это и встречи с трудовыми коллективами, и выезды в районы, и встречи с депутатами, с главами. Расписано все до самого позднего конца дня. Плюс антикоррупционная комиссия, заседание с приглашением силовых ведомств и профильных подразделений. Ну, график работы очень интересный и насыщенный.

— Какое у вас первое впечатление от области?

— Регион, безусловно, сложный, несмотря на приближенность к Москве и относительно небольшое количество населения. Орловская область является дотационным регионом, сложности экономические в первую очередь. Мы понимаем, что должна быть экономическая политика, в которой основу составляет человек. Потому что есть проблемы и занятости, и заработной платы, и обеспечения социальной сферы, и здравоохранения. Плюс регион сельскохозяйственный, поэтому нужно внимание уделять и этому направлению.

— Почему вы согласились возглавить регион, хотя до этого не имели к нему отношения?

— Область возглавлялась представителем КПРФ, членом ЦК Вадимом Владимировичем Потомским. Этот регион исконно входил в «красный пояс». Он для нас является политически важным. Для меня это имеет серьезное значение.

— А вы до этого часто бывали в Орле?

— Бывал несколько раз. Последний раз я участвовал в Орловском экономическом форуме, который проходил чуть больше года назад.

— Кто вам сообщил о том, что вам предлагается возглавить Орловскую область?

— Президент.

— Вы от него первого это услышали?

— Нет, он принял решение. Разговоры в прессе шли уже достаточно давно, назывались разные фамилии, и моя тоже. Окончательное решение было принято президентом. В последние дни уже и в партии это решение обсуждалось.

Владимир Путин встречается с Андреем Клычковым, 5 октября 2017 года
Пресс-служба президента РФ

— То есть вы узнали за несколько дней до назначения?

— Ну за очень короткий промежуток времени.

— Долго думали?

— Здесь нужно понимать, что я все-таки член партии. И для меня, для партии Орел — это знаковый регион. Более того, я рассматриваю это назначение как повышение. Это некое признание результатов моей деятельности, доверие как со стороны руководства страны, так и со стороны руководства партии. Поэтому… Я, конечно, мог отказываться от чего угодно, но в данном случае мне гораздо более эффективным кажется получить возможность реализовать свой потенциал, получить дополнительный опыт.

— А сомнения были?

— Ну, понимаете… Я живой человек. Безусловно, у меня не то что сомнения — волнение присутствует и по сей день. И я думаю, что оно будет присутствовать у меня и дальше. Но мне доверили, и я не имею права не оправдать доверие. Буду стараться сделать все, что возможно, стараться в том числе и отбиваться [от сомнений].

— А вам объясняли, почему выбор пал именно на вас?

— Ну, для меня многое, может быть, и необъяснимо, но я думаю, что в первую очередь играют роль некие профессиональные качества. Для руководства страны и для руководства партии это не игры, это достаточно серьезный, осознанный выбор. [Лидер КПРФ Геннадий] Зюганов в комментарии сказал, что мое назначение похоже на роль Косыгина, для меня это очень лестно.

— А вы обсуждали в партии, почему уволили губернатора Потомского?

— Я прошу отметить: изо всех прошедших кадровых перестановок лишь в отношении Потомского принято решение о переводе его на работу в администрацию президента, заместителем полпреда. Это высокая должность. В Центральном федеральном округе, в округе, в котором проживает 40 миллионов человек, вопросы экологии, безусловно, являются на сегодняшний день не то что актуальными, а значительными (в новой должности Потомский будет курировать «промпроизводство, АЭС и решение проблем мусорных полигонов» — прим. «Медузы»). Я все-таки считаю, что это некая перестановка, но никак не смещение.

— Что самого важного вам сказал Владимир Путин?

— Самое главное — пожелал удачи и сказал, что это большая ответственность. И я смогу ее оправдать.

— Вы в первый раз с ним разговаривали на встрече?

— Да, в первый.

— Вы по-прежнему причисляете себя к оппозиции?

— Я представитель КПРФ. Безусловно.

— То есть вы не против, чтобы вас считали оппозиционером? Губернаторы не от «Единой России» часто не хотят, чтобы их так называли.

— Моя задача на сегодняшний день с этим назначением — создать условия для конструктивного диалога всех политических и гражданских сил в регионе. Было бы глупо называть себя оппозиционером, когда ты предлагаешь всем политическим силам, в том числе и партии «Единая Россия», у которой большинство в региональном парламенте и в органах местного самоуправления, взаимодействие. Задача заключается в том, чтобы найти общие условия развития региона, предлагая и реализуя свои идеи, убеждая других и доказывая, что эти идеи имеют право на существование.

В силу нашего законодательства я прекрасно понимаю, что многие вопросы не могут быть изменены на региональном уровне. Но полномочия, которые есть у губернатора, позволяют находить компромисс. И если в Москве я был очевидным представителем оппозиционной партии [в Мосгордуме] и высказывал позицию, которая не всегда находила поддержку со стороны и мэрии Москвы, и «Единой России», то здесь другая ситуация. Моя задача — убедить все силы, чтобы была принята моя позиция, либо найти некое общее компромиссное решение, которое бы устроило всех.

— Насколько вам пригодится московский опыт в Орловской области? Можно ли их сравнивать?

— Московский регион немного впереди находится и в плане развития законодательства, и в плане инвестиционной составляющей, и в плане социальных гарантий, и в плане некоторых технологий. Было бы глупо говорить, что замороженная ситуация в Орловской области — она хороша сейчас. Нам надо привлекать инвестиции. Для этого нужно менять и укреплять региональное законодательство, дополнительно создавать условия, чтобы существующему бизнесу было комфортно и он не уходил в другие регионы. Чтобы приходили новые налогоплательщики, чтобы они дополнительно наполняли бюджет.

При всем разном есть очень много и общего. Первая общая проблема — это создание условий для полноценной коммуникации общества и власти. Это извечная проблема, и не всегда у власти, будь то московская или орловская, находится такая форма взаимодействия. Для меня это очевидно, с одной стороны, с другой стороны, более-менее понятны механизмы, как это можно исправить. Большей открытостью, контактностью, взаимодействием с общественными институтами различных форм. Например, на неделе намечено мое участие в заседании [местной] Общественной палаты, хотя раньше ни один губернатор не принимал в них участия. Это одна из площадок. Ее можно и нужно использовать.

Андрей Клычков на митинге КПРФ на площади Революции в Москве, 23 августа 2014 года
Павел Смертин / ТАСС

— Вы теперь вынуждены будете опираться больше на «Единую Россию», учитывая, что в парламенте у КПРФ меньшинство? Не видите в этом проблемы?

— Я планирую опираться на все силы конструктивные, которые готовы вместе работать. Готовы предлагать идеи, вместе их реализовывать, отвечать за них. На ближайшую неделю у меня назначены отдельные встречи со всеми фракциями. А потом — в Орловской области существует практика, что губернатор присутствует на заседаниях парламента.

— Будете ходить?

— Да. Ну, для меня как раз, вы же понимаете, парламентская деятельность является более понятной и близкой на данный момент. Я понимаю механику этого процесса.

— А вы позовете в область работать кого-то из тех, с кем работали в Москве?

— Возможно. Но это не будут ключевые должности, которые сегодня, как по мне, должны быть заняты представителями Орловской области. Изначально у меня был соблазн сформировать команду и привезти, но это принципиальный момент лично для меня. Орловская область — это регион с богатой и большой историей, славный людьми. Опираясь на этих людей, можно достичь результата. Любые команды, которые могут приезжать, — во-первых, потребуется большое количество времени, во-вторых, ну, это неправильно, и я не хотел бы [так поступать].

— Согласившись возглавить другой регион, вы по факту отказались от планов пойти на выборы мэра Москвы. Почему? Понимали, что нет шансов?

— По сути этот разговор о том, что для нас Орловская область имеет политическое принципиальное значение. И я считаю, что подобное доверие не бывает бесконечным — его надо реализовать. А на выборах мэра Москвы, я думаю, у нас есть достойные люди, которые смогут реализоваться. Это будет решать партийная конференция.

— Что можете сказать московским избирателям, которые за вас голосовали и сейчас остались без депутата?

— Я специально не буду менять телефон. Я понимаю, что многие вопросы остались не до конца закрытыми. Буду стараться максимально реагировать и по крайней мере транслировать своим коллегам и товарищам те вопросы, на которые нужно обращать внимание. Надеюсь, что люди увидят, что не зря они меня выбрали в свое время. Уже когда я уходил, нам удалось добиться того, чтобы было остановлено до проведения слушаний благоустройство Жулебинского леса.

Вообще, округ, откровенно говоря, непростой. Сейчас доходит до того, что мне пишут в соцсетях: «Давайте проведем референдум о присоединении Выхино-Жулебино к Орловской области».

— Семью перевезете в Орел?

— Да, перевезу. Я, если честно, до последнего момента не рассказывал семье своей [о назначении], и мне очень отрадно, что моя супруга практически ни минуты не сомневаясь сказала, что раз муж переезжает, то и я перееду с ним. Нам, безусловно, нужно будет сейчас решить вопрос с переводом в школу старшего сына. Младшего нужно будет в садик отдавать. Попытаемся. В принципе, начинали в общежитии, поэтому… Такие сложности — они не являются смертельными.

— Есть версия, что КПРФ отправила вас в Орловскую область, чтобы в партии стало меньше на одного игрока, который мог бы претендовать на влияние — учитывая, что все ожидают отставки Геннадия Зюганова. Что вы об этом думаете?

— Ну, каких только конспирологических версий я на свою голову не прочитал за последние дни. И я уже зарекся их читать. Но могу сказать, что та моральная и организационная поддержка, которую я сейчас получаю от Геннадия Андреевича, неоценима. С точки зрения статуса в партии нельзя говорить, что я что-то теряю. Я, наоборот, приобретаю. И я всем уже говорил: я не собираюсь уходить из партии, для меня это вопрос вне обсуждения. Другой вопрос, что меня на прошлом съезде избрали секретарем ЦК — и, возможно, мне придется от этого отказаться, потому что я физически не смогу это реализовывать. Это не от моего желания зависит. Будет президиум, мы соберемся, встретимся с Геннадием Андреевичем, обсудим, что я могу вести, что не могу.

— То есть вам будет не хватать на это времени?

— Объективно — ну вот я просто вижу сейчас свой новый график. Он не то что плотный, он на 26–27 часов в сутки.

Таисия Бекбулатова