Перейти к материалам
Июнь 2019 года. Мэр Иркутска Дмитрий Бердников на празднике в честь дня города
истории

«Москва далеко — мы сами как-нибудь разберемся» В Иркутске единороссы поборются друг с другом за власть, но победить могут коммунисты. Репортаж Андрея Перцева

Источник: Meduza
Июнь 2019 года. Мэр Иркутска Дмитрий Бердников на празднике в честь дня города
Июнь 2019 года. Мэр Иркутска Дмитрий Бердников на празднике в честь дня города

В сентябре 2019 года пройдут выборы городской думы Иркутска. Это важнейшая кампания едва ли не самого протестно настроенного региона России. От ее результатов будет зависеть, сможет ли «Единая Россия» взять власть во всей Иркутской области или там еще прочнее закрепятся коммунисты. Специальный корреспондент «Медузы» Андрей Перцев рассказывает, как голосование в городской парламент 600-тысячного облцентра стало точкой столкновения интересов власти и недовольных избирателей, генерального прокурора России и главы госкорпорации «Ростех», коммунистов и расколовшихся единороссов.

Иркутская область — родной регион для двух представителей высшего эшелона российской власти: Сергея Чемезова и Юрия Чайки. Глава госкорпорации «Ростех» Сергей Чемезов родился в райцентре Черемхово и работал в Иркутске до 1980 года. Генеральный прокурор Юрий Чайка в 1976 году в Усть-Удинском районе начинал карьеру, а с 1992 по 1995 год занимал пост иркутского областного прокурора. Оба уже давно работают в Москве, но влияние в родных местах сохраняют. «Каждый хочет считаться на территории главным, поэтому они друг друга недолюбливают. В местной элите есть проблема — с кем первым здороваться, к кому подойти на приеме, если не выступаешь ни за одного, ни за другого? Поздороваешься первым с Чемезовым — будут думать, что ты чемезовский, с Чайкой — значит, поддерживаешь его», — рассказывает источник в Законодательном собрании Иркутской области. Близкие к главе «Ростеха» и генпрокурору люди занимают высокие посты в регионе: соратник Сергея Чемезова Сергей Сокол — спикер заксобрания и лидер областной «Единой России», а сын советницы Юрия Чайки Альбины Ковалевой Дмитрий Бердников — мэр Иркутска и глава городских единороссов.

Два медведя в одной берлоге уживаются плохо — оба московских руководителя хотят видеть своего человека на посту губернатора. Ближайшие областные выборы через год, и бороться им предстоит не только друг с другом, но и с многочисленными местными политиками, включая самую мощную альтернативную политическую силу региона — местную КПРФ. Сейчас главой региона является коммунист Сергей Левченко — он выиграл выборы в 2015 году у тогдашнего губернатора единоросса Сергея Ерощенко и стал первым в эпоху зрелого путинизма областным начальником, избранным в результате протестного голосования.

Еще одно осложняющее борьбу за власть обстоятельство — недоверие иркутских избирателей к любым представителям власти. В одной из статей, анализирующих протестное электоральное поведение в Иркутской области, исследователи называют регион «территорией протеста». А типичное поведение избирателей Иркутска на выборах — «низкой и средней явкой с высокой степенью голосования за оппозиционные партии». Объясняется оно недовольством властью и тем, что проголосовать против всех кандидатов избиратели не могут — с середины 2000-х в российских бюллетенях нет такой графы (за исключением муниципальных выборов в нескольких регионах страны).

Свое недовольство иркутские избиратели продемонстрировали не только на губернаторских выборах 2015 года, выбрав коммуниста. В 2010-м по результатам всенародных выборов мэрами двух крупнейших городов области (Иркутска и Братска) стали представители КПРФ, а в четвертом по численности Усть-Илимске должность занял кандидат от «Справедливой России». В марте 2019 года на досрочных выборах главы Усть-Илимска победила представительница ЛДПР Анна Щекина — на момент избрания ей было 28 лет, а в документах, поданных кандидаткой в избирательную комиссию, в графе о роде занятий было указано «домохозяйка».

На этом фоне действующий губернатор Левченко тоже планирует снова идти на выборы — они состоятся в 2020 году. Но сначала ему нужно избрать лояльную КПРФ городскую думу Иркутска. Намеченное на сентябрь 2019 года голосование для губернатора и для других политиков — это и репетиция будущей решительной схватки за власть во всей области, и одновременно — расширение своего влияния. Тот, кто сформирует в думе большинство, получит контроль над Иркутском: по нынешнему уставу города мэр избирается не всенародно, а депутатами городской думы из депутатского же корпуса.

Партийный раскол и московские миротворцы

8 мая 2019 года возле мэрии Иркутска собрались около тысячи человек, которые протестовали против введения в городе поста сити-менеджера. Соответствующий законопроект внесли в областной парламент два депутата — от КПРФ и от ЛДПР, а единороссы его поддержали — пока документ принят только в первом чтении. Если он вступит в силу, то городскую администрацию возглавит назначенный по контракту сити-менеджер, а главой города (без серьезных полномочий) станет спикер гордумы.

Митинг против введения поста сити-менеджера, 8 мая 2019 года
Максим Зимин

«У нас хотят отнять право выбора. Депутаты законодательного собрания решили, что ручной сити-менеджер им выгоден, что им можно управлять», — обратился к собравшимся глава областного Союза десантников и официальный организатор митинга Вячеслав Лесин. От выступающих с трибуны первым досталось коммунистам. «Мы собрались здесь, чтобы сказать решительное „нет“ низкопробным попыткам красных депутатов протащить на должность главы Иркутска собственного сити-менеджера!» — выкрикнул завкафедрой истории России Иркутского госуниверситета Лев Дамешек. Затем порцию критики получили единороссы — больше всего досталось спикеру заксобрания. «Господин Сокол, как вы появились из ниоткуда, так вы и уйдете в никуда», — перешел на личности председатель совета ветеранов Иркутска Алексей Коленов.

Мэра Иркутска Дмитрия Бердникова участники митинга, наоборот, хвалили. «Наверное, тем людям, которые сейчас заседают в большом сером здании [правительства и заксобрания области], не по зубам Дмитрий Бердников, и они решили провести своего человека без нас», — заявил директор Музея истории Иркутска Сергей Дубровин. Местные журналисты отмечали, что часть митингующих составили городские чиновники и работники бюджетной сферы, которых привезли на акцию организованно на автобусах. О том, что посещение протеста носило для некоторых участников, зависящих от мэрии, добровольно-принудительный характер, говорит и источник «Медузы» в областном заксобрании.

Конфликт у мэра Иркутска с областными депутатами (в том числе с единороссами) вышел настолько острым, что превратился во внутрипартийный раскол. В конце мая глава города отказался от участия в праймериз партии «Единая Россия», в которой Бердников состоит. Чуть раньше с первичного голосования, которое должно было определить, кого партия поддержит на выборах в гордуму, снялись 39 уже зарегистрированных кандидатов. Многие из них — соратники Дмитрия Бердникова. «Интересы руководства реготделения „Единой России“ не совпадают с интересами горожан, все это подвигает нас к тому, чтобы мы (в том числе и те, кто вместе со мной в одной команде идет на выборы) отказались от участия в праймериз и пошли своей дорогой», — прокомментировал Бердников. В городе началась кампания популяризации движения главы города «Наш Иркутск».

«Бердников обиделся на [спикера заксобрания Сергея] Сокола, потому что тот якобы убедил единороссов поддержать законопроект коммунистов по введению в Иркутске поста сити-менеджера. Это не так. У партии было свое предложение: дать муниципалитетам право самим определять, как выбирать руководство», — уверяет источник «Медузы» в областном руководстве «Единой России». Почему этот вариант не был принят, он не уточняет. Называет собеседник и еще одну причину отказа мэра и его команды от участия в праймериз: единоросс утверждает, что кандидаты, близкие к Дмитрию Бердникову, были «слабые и могли проиграть». «Это его замы, некоторые приезжие чиновники, главы муниципальных предприятий — не сказать, что это какие-то лидеры мнений», — полагает он.

Во многих округах праймериз из-за демарша мэра и его команды были сорваны. Все шло к тому, что в сентябрьских выборах в Иркутскую городскую думу примут участие сразу три группы политиков с административным ресурсом, про каждую из которых с полным правом можно будет сказать, что это и есть партия власти. Этими группами могли стать: колонна областной «Единой России» (связанная со спикером и, следовательно, главой «Ростеха» Сергеем Чемезовым), колонна городского руководства (связанная с мэром, а значит — генпрокурором Юрием Чайкой) и КПРФ (губернатора-коммуниста Сергея Левченко). По словам источника, близкого к администрации президента России, мирить человека Чемезова и человека Чайки, чтобы «Единая Россия» на выборах не разделилась на областную и городскую «партии», пришлось Кремлю. А именно — заместителю главы президентской администрации Сергею Кириенко и руководителю управления внутренней политики Андрею Ярину. Воспитательные беседы проводил также секретарь федерального генерального совета «Единой России» Андрей Турчак.

Наказать кого-то из двух единороссов оказалось невозможным, и дело не только в покровительстве высокопоставленных начальников — повлияла их значимость для Кремля. К примеру, виновник раскола Дмитрий Бердников поддерживал предыдущего провластного губернатора Сергея Ерощенко (у которого во втором туре в 2015 году выиграл коммунист Сергей Левченко). Депутат заксобрания от КПРФ Андрей Андреев уверяет, что мэр тогда помогал Ерощенко очень усердно: «[Лидера КПРФ] Геннадия Зюганова, который приехал поддержать кандидата от КПРФ, не пустили на муниципальный рынок, а посетителей и торговцев даже закрыли в помещении», — вспоминает он (в мэрии Иркутска случившееся называли провокацией и отрицали свое участие в произошедшем).

Сергей Левченко и лидер КПРФ Геннадий Зюганов перед началом второго тура выборов осенью 2015 года
Александр Новиков /Т АСС

Источник «Медузы» в заксобрании вспоминает о другом важном для Кремля достижении нынешнего главы Иркутска. «В 2016 году на выборах в Госдуму „Единая Россия“ в Иркутске впервые набрала больше коммунистов, это был успех. Бердникова заметили в Кремле. Управлением внутренней политики администрации президента тогда еще руководила Татьяна Воронова, она из Иркутска. Воронова предлагала мэру возглавить областное отделение единороссов, Ассоциацию муниципальных образований. С таким сочетанием он стал бы вторым человеком в регионе, но он отказался!» — вспоминает собеседник. Не забывает он и о недостатках главы города: в частности, упоминает, что тот бывает очень резок с подчиненными.

Летом 2019 года, после примирения единороссов силами администрации президента, Дмитрий Бердников возглавил предвыборный штаб партии власти на выборах в городскую думу и ее городское отделение. Хотя несколько собеседников «Медузы» уверены, что миротворческая миссия москвичей не удалась: конфликт между мэром Бердниковым и спикером Соколом разрешить так и не удалось.

Согласованный маневр

Дмитрий Бердников назначает корреспонденту «Медузы» встречу в парке, который расположен посреди Ангары — на островах Юности и Конном. По аллеям гуляют молодожены вместе со своими друзьями (всего за полчаса беседы с мэром мимо прошли четыре компании нарядно одетых людей), на колесе обозрения катаются дети с родителями. «Вот видите, как здесь хорошо, а несколько лет назад здесь была свалка! Тут и город вложился, и бизнес, и горожане сами собирались, убирали территорию. Мы, иркутяне, амбициозные, нам надо не хуже, чем в Москве. Хотя денег тут, конечно, намного меньше», — невесело усмехается мэр.

Многие прохожие Бердникова узнают и здороваются с ним. Мэр тем временем продолжает про то, что денег у города мало. «Огромное количество программ по софинансированию — муниципальных, федеральных, областных — должно проходить с участием регионального правительства, но даже по федеральным программам мы получаем от региона минимум. Я готовлю обращения по этому поводу в российское правительство. Мы половину софинансирования получаем от области по федеральным программам, а в других регионах обычные цифры — 80–90 процентов [средств приходит из вышестоящего бюджета]. Наш город платит в бюджеты всех уровней 224 миллиарда [в год], 70 процентов [собранных на территории города налогов] уходит в областной бюджет», — возмущается глава города. По словам мэра, правительство области ведет себя так сознательно: «Нужно задушить сегодня город, постараться сделать так, чтобы хоть одну программу мы да сорвали, споткнулись. Нужно показать, что единоросс Бердников плохо работает и надо его поменять на коммуниста!» — прозрачно намекает на губернатора мэр. Работу областного парламент он тоже оценивает критически: «Заксобрание у нас слабенькое, и председатель не совсем контролирует ситуацию».

Февраль 2019 года. Дмитрий Бердников
Комсомольская правда / PhotoXPress.ru

Свой отказ от участия в праймериз он тоже объясняет происками КПРФ. «Мы [в „Единой России“] сделали согласованный маневр. Была попытка дестабилизировать и раскачать систему праймериз, внедрив в нее единороссов в кавычках, которые на самом деле аффилированы с губернатором-коммунистом. Мы избежали этого, вывели сильных кандидатов в сторону, а теперь они идут в общем строю», — метафорично говорит мэр, под сильными кандидатами он явно подразумевает своих сторонников. Предвыборную раскрутку своего движения «Наш Иркутск» Бердников объясняет партийными интересами. А свои недавние слова о расколе и том, что интересы регионального отделения партии разошлись с интересами горожан, не вспоминает. «Это общий пул единороссов, подкрепленный движением „Наш Иркутск“. Между партией и движением никакого конфликта нет», — заявляет Дмитрий Бердников, уточняя, что и с региональным отделением у него «нормальные отношения».

Губернатору Сергею Левченко от мэра отдельно достается за то, что КПРФ внесла в заксобрание законопроект по введению в Иркутске должности сити-менеджера (хотя один из двух авторов законопроекта не коммунист). «Он зашел на должность губернатора под основным лозунгом — вернуть Иркутску прямые выборы мэра, а сейчас ратует за сити-менеджера», — упрекает Бердников.

К губернатору глава не вполне справедлив: Левченко все-таки внес в парламент законопроект о прямых выборах мэра Иркутска (инициатива пока не рассматривалась депутатами) и в середине июня заявил, что «85 процентов жителей выступают за прямые выборы… и я за нее [инициативу]». Про принятый в первом чтении закон о введении поста сити-менеджера в Иркутске губернатор заметил: «Оценивая все другие варианты, мне кажется, они промежуточные. Но если ляжет на стол [принятый депутатами закон о введении поста сити-менеджера в Иркутске] — я подпишу».

Дмитрия Бердникова устраивает нынешняя схема, при которой полновластного главу из своего числа выбирают депутаты городской думы. По его словам, она «обеспечивает стабильность». Глава города не скрывает, что будет снова «биться за пост мэра». «Это нужно для общества и людей. Вокруг этого поста и идут все инсинуации, здесь вовлечены и бизнес-структуры, которые мы встраиваем и заставляем работать в интересах общества, здесь и партийные интересы коммунистов», — перечисляет Бердников. Прямые выборы мэра (а они в Иркутске были отменены пять лет назад) в случае их возвращения главу города тоже устроят. На вопрос, как насчет участия во всенародном голосовании, он отвечает кратко: «Не вопрос». О том, собирается ли Бердников баллотироваться в губернаторы в следующем году, мэр говорит с сухой интонацией чиновника: «Слухи комментировать не буду».

Все против «Единой России», даже единороссы

Сотрудничающий с КПРФ политтехнолог Павел Бицура и источник «Медузы» в «Единой России» сомневаются не только в том, что Дмитрий Бердников мог бы стать губернатором через год, но и в том, что после осенних выборов этого года нынешний глава Иркутска сохранит свой пост.

Из 35 кандидатов, выдвинутых «Единой Россией» в округах на выборах в городскую думу, всего шесть человек наверняка принадлежат к числу сторонников главы города (они были среди тех, кто весной отказался от участия в праймериз вместе с мэром). Но это не значит, что эти шестеро — единственные лояльные кандидаты. Другие соратники Дмитрия Бердникова тоже идут на выборы, но не под партийными знаменами, а как самовыдвиженцы. Парадокс в том, что во многих округах кандидаты, лояльные лично главе Иркутска, будут соперничать на выборах с представителями партии, предвыборный штаб которой он же и возглавляет. «Бердников должен провести больше половины лояльных депутатов [в городскую думу], пусть даже самовыдвиженцев, но ориентированных лично на него [чтобы быть переизбранным на пост мэра]. Как лидер [городского отделения] „Единой России“ и глава ее штаба он должен обеспечить достойный результат партийным кандидатам. А они могут столкнуться с пулом Бердникова в некоторых округах. Часть официально выдвинутых единороссов Бердникову нелояльна [и голосовать за его назначение не станет]», — объясняет иркутский единоросс в доверительном разговоре с «Медузой».

По словам члена «Единой России», мэр «считает, что весь мир против него, и действует он соответственно». Сказав это, собеседник «Медузы» тут же добавляет: «От истины он не очень далек». В качестве политических противников главы Иркутска единоросс называет не только губернатора-коммуниста и спикера областного заксобрания, но и местных политиков, связанных со строительным бизнесом: Александра Битарова (депутата областного парламента из партии «Гражданская платформа») и Алексея Красноштанова (депутата Государственной думы из «Единой России»). «Они поведут своих людей [как кандидатов в депутаты городской думы], они в конфликте с мэром, — уверяет источник в партии и тут же расширяет круг бизнесменов — противников главы Иркутска до еще больших пределов: — В конфликте [с Бердниковым есть] и другие группы — те же торговцы [то есть владельцы торгового бизнеса]. Иркутск вообще город торгашей в хорошем смысле — людей, которые знают всему цену. Все поведут кандидатов — самовыдвиженцами, от каких-то других партий».

Политтехнолог Павел Бицура думает, что в условиях такой конкуренции главе города не удастся провести нужное для своего переизбрания количество депутатов. «Здесь [для избирателей] партийная принадлежность играет малую роль. Главное — это личные качества и финансовый ресурс. Такие [имеющие ресурс для избрания в депутаты] кандидаты есть и у КПРФ», — говорит Бицура. Он уверен, что внутренний конфликт внутри «Единой России», несмотря на вмешательство администрации президента, снять не удалось и что этот раскол ослабил партию: «Кабинетные переговоры мало что меняют — это все нежизнеспособная конструкция. Каждый вышел и начал делать по-своему. [По принципу] Москва далеко — мы сами как-нибудь разберемся».

21 февраля 2019 года. Сергей Сокол на конференции «Единой России»

Дмитрия Бердникова Бицура называет человеком «несистемным». «Его как политика нет, есть политик Альбина Сергеевна Ковалева», — заявляет политтехнолог. Собеседник в «Единой России» тоже говорит о том, что мэр «опасен для системы». «В Сергее Соколе он [глава города] видит конкурента за губернаторский пост — и работает против системы. Он будет против нее работать, если сам не станет главой области», — рассуждает партиец. По его версии, руководство регионального отделения «Единой России» готово к поражению на выборах в городскую думу и утрате контроля над Иркутском: ведь в случае провала карьера главы города закончится и конфликт с близким прокурору Чайке мэром исчезнет сам собой. «Раз уже возник раскол, то пусть Бердников будет ответственным за результат», — говорит единоросс.

Избиратели против всех, но против кого-то — больше

Оппозиционер, глава иркутского штаба Навального Сергей Беспалов тоже баллотируется в гордуму по одному из одномандатных округов. Его противник — нынешний спикер Евгений Стекачев, которого связывают с председателем областного парламента Сергеем Соколом и рассматривают как одного из претендентов на пост главы Иркутска (сам Стекачев не стал общаться с «Медузой»).

Беспалов уже получил от избирательной комиссии отказ в регистрации в качестве кандидата. Избирком посчитал недействительными подписи, собранные им для своего выдвижения. И хотя Свердловский районный суд Иркутска уже признал ошибку комиссии и обязал ее снова рассмотреть вопрос о регистрации Беспалова в качестве кандидата, а сам политик собирает новые подписи (всего нужно чуть больше 60 автографов), в возможность попасть в бюллетень он верит слабо.

Зато оппозиционер уверен в непредсказуемости итогов голосования. Он не исключает, что нынешний глава города Дмитрий Бердников все-таки проведет достаточное количество лояльных ему депутатов и снова окажется в кресле мэра. «Бера (то есть Бердников — прим. „Медузы“) может выиграть даже прямые выборы мэра. Ну, вторым будет точно. Простые жители думают так: в городе, в принципе, все нормально, что-то делается. Мало кто в курсе про мать мэра [генерала юстиции Альбину Ковалеву], про какие-то политические истории, про отношения с подчиненными», — рассказывает Сергей Беспалов.

Список кандидатов основного соперника единороссов — КПРФ — он называет слабым. «Хотя к ним целый город сильных кандидатов стоял, сейчас сильных в списке — человек от силы семь-восемь. У коммунистов есть теория, что люди будут голосовать за любого их кандидата, чтобы отомстить единороссам [то есть показать свое протестное настроение]».

Россия 24

Помочь КПРФ может и направленная против губернатора-коммуниста пиар-кампания: на местном, а иногда и на федеральном телевидении появляются сюжеты с критикой Левченко. Собеседники «Медузы» часто упоминают ролик, в котором глава области убивает медведя — кадры легли в основу нескольких телерепортажей. Губернатора обвиняли в том, что он застрелил спящего в берлоге зверя. Частая критика главы области нередко действует обратным образом: протестно настроенные избиратели готовы поддержать того, кого критикуют на телевидении.

Самих коммунистов сильнее воодушевляет не действующая неожиданным образом пропаганда, а раскол в рядах конкурирующего партийного бренда. «В „Единой России“, кажется, уже смирились с тем, что [на выборы они] пойдут двумя колоннами [сторонников мэра и спикера заксобрания]. Нам это выгодно, они будут бороться не только с нами, но и друг против друга. Мы их ослабляем тем, что включаем в наши ряды толковых людей», — рассказывает «Медузе» второй секретарь иркутского обкома КПРФ Евгений Рульков. По его подсчетам, сильных кандидатов среди коммунистов — 20–22 (всего одномандатных округов на выборах в думу 35), среди них есть и те, кто, по уверениям партфункционера, может претендовать на пост мэра. Называть их фамилии Рульков отказывается. Он объясняет это тем, что не хочет, чтобы на людей оказывалось давление. Цель коммунистов, по его словам, — получить больше половины кресел в гордуме. «Иркутск — город свободолюбивый. С тех времен, когда сюда пришли первопроходцы, этот дух сохранился. Здесь 74 процента голосовали за Левченко — это говорит о многом. При этом муниципальная власть принадлежит „Единой России“. Мы должны ее взять!» — провозглашает Рульков.

Коммунист признает, что рейтинг нынешнего мэра выше, чем у единороссов в целом (источник в «Единой России» оценивает рейтинг партии в 35 процентов, оценить популярность главы города он затруднился), а значит, единороссы под руководством Бердникова могут выступить неплохо. Но Рульков ожидает, что в ходе кампании рейтинг мэра упадет: «Начнется агитация и неизбежная критика [главы Иркутска]».

Евгений Рульков заверяет, что, несмотря на планы взять власть в Иркутске, коммунисты не отказываются от обещания своего губернатора вернуть городу прямые выборы мэра. «Мы за прямые выборы, несколько раз вносили законопроект в заксобрание, но единороссы принять его не давали. Раз иркутянам не дают права выбрать самим мэра, мы попытаемся провести достойного кандидата либо по действующей схеме, либо по схеме сити-менеджера», — говорит коммунист.

Большинство собеседников «Медузы» уверены, что протестный настрой иркутских избирателей проявит себя в ходе голосования. «Как только начинается давление, навязывание — все, досвидос. Нам пытались навязать [в качестве кандидата от власти на пост главы Иркутска] мэра Братска [Сергея] Серебренникова [в 2010 году] — мы выбрали своего [Виктора] Кондрашова [от КПРФ]. Мы каждый сам по себе — но если давят извне, мы встаем как один!» — характеризует иркутский характер политтехнолог коммунистов Павел Бицура.

Если коммунисты и одержат еще одну победу в Иркутской области, легкой она не будет. «В регионе реальная, почти классическая конкуренция, и это хорошо. Все грехи Левченко на виду, это демотивирует снова голосовать за красных, хотя пожилые в большинстве за коммунистов. Молодые говорят — да ну его на *** [к черту], охотничка этого. Так что можно сказать, что компромат [против губернатора] сработал. У Левченко нет диалога с жителями Иркутска, Братска и Ангарска — а это именно те города, где явка во втором туре [губернаторских выборов 2015 года, когда победил Левченко] сильно выросла», — оценивает ситуацию оппозиционер Сергей Беспалов. Он видит у самого высокопоставленного коммуниста области и другие недостатки, которые могут помешать КПРФ захватить власть в Иркутске: «Левченко говорит, что все хорошо, но именно на этом погорел [его предшественник на посту губернатора, проигравший ему выборы в 2015 году, единоросс Сергей] Ерощенко. Люди подумали: стоп, нет, что-то ты не то говоришь».

Вместе с тем непросто придется и «Единой России», разделенной на два лагеря — «городских» кандидатов, связанных с Юрием Чайкой, и «областных», связанных с Сергеем Чемезовым. Беспалов уверен, что ко дню голосования рейтинг «Единой России» снизится: «Сейчас многих просто нет в городе, люди на дачах, кто-то выезжает на реки. Для большинства представителей местных [политических] группировок политика — [устроена просто, как] их торговые комплексы, так они думают. А в августе люди вернутся в город и будут искать, кто тут не единоросс, за которого [можно было бы] проголосовать», — смеется оппозиционер.

Вы совершили чудо «Медуза» продолжает работать, потому что есть вы

Автор: Андрей Перцев, Иркутск

Редактор: Владислав Горин

Реклама