Перейти к материалам
Бывший директор «Гоголь-центра» Алексей Малобродский в Басманном суде Москвы, 27 апреля
истории

Суд оставил Алексея Малобродского в СИЗО. Следственный комитет просил перевести его под домашний арест

Источник: Meduza
Бывший директор «Гоголь-центра» Алексей Малобродский в Басманном суде Москвы, 27 апреля
Бывший директор «Гоголь-центра» Алексей Малобродский в Басманном суде Москвы, 27 апреля
Александр Щербак / ТАСС / Scanpix / LETA

Алексей Малобродский находится под арестом 10 месяцев. Его обвиняют в хищении денег на спектакли проекта «Платформа»

Бывшего продюсера театрально-музыкального проекта «Платформа» и директора «Гоголь-центра» арестовали 21 июня 2017 года по обвинению в хищении 133 миллионов рублей, выделенных на постановки спектаклей театрального проекта «Седьмая студия» .

Уже в июле 2017 на заседаниях суда представители прокуратуры заявили, что помещение Алексея Малобродского под стражу было незаконным, потому что на момент ареста против него еще не возбудили уголовное дело. Несмотря на это, суд продлил арест Малобродского до октября 2017 года. А затем продлил его еще три раза — даже после завершения следствия в январе 2018 года.

В открытом письме уполномоченному по правам человека Татьяне Москальковой жена Малобродского Татьяна Лукьянова писала, что в СИЗО «Медведково», куда его в марте 2018 года перевели из «Матросской тишины», он помещен в переполненную камеру с антисанитарными условиями и не получает должной медицинской помощи. В ответ на просьбы Лукьяновой ФСИН сократил число сокамерников Малобродского — он делил восьмиместную камеру с одиннадцатью заключенными, — а потом перевел его из восьмиместной камеры в четырехместную.

Об освобождении Малобродского или об изменении ему меры пресечения ходатайствовали известные актеры и режиссеры: Олег Табаков, Лев Додин, Марк Захаров, Александр Калягин, Сергей Женовач. Письма в его поддержку писали директора и худруки российских театров, Ассоциация театральных критиков России и гильдия театральных менеджеров РФ.

Следственный комитет сам ходатайствовал о переводе Малобродского под домашний арест

25 апреля, через неделю после очередного суда по продлению меры пресечения всем фигурантам дела «Седьмой студии», Следственный комитет России направил в Басманный суд ходатайство с просьбой перевести Малобродского под домашний арест — «с учетом возраста, состояния здоровья и иных обстоятельств». В числе «иных обстоятельств» — письменные гарантии из посольства Израиля (у Малобродского двойное гражданство) о том, что подследственный не получит новый паспорт и разрешение на выезд, пока длится судебное разбирательство.

До этого следователи неоднократно говорило в суде, что Малобродского нельзя отпускать, потому что он может уехать за границу или уничтожить некие улики. Кроме того, они настаивали, что пребывание в СИЗО поможет Малобродскому побыстрее ознакомиться с материалами дела — всего в нем 258 томов.

Ходатайство СК одобрил и министр культуры Владимир Мединский. «Я рад, что в Следственном комитете возобладала позиция гуманизма», — сказал он.

Суд оставил Алексея Малобродского в СИЗО. Все аргументы за домашний арест «не подтверждены фактами»

Рассмотрение ходатайства Следственного комитета назначили на 27 апреля — в Басманном суде. Адвокат Ксения Карпинская попросила приобщить к делу документы из посольства Израиля. Она сказала, что на сегодняшний день единственный аргумент, по которому Малобродский должен содержаться под стражей, — это наличие у него второго гражданства, а представленные документы подтверждают, что он не может уехать из страны.

Следователь Александр Карпинский зачитал по бумажке текст о том, что все следственные действия проведены, а значит риск вмешательства Малобродского в процесс снизился и его можно перевести под домашний арест «в связи с изменившимися обстоятельствами». Его перебила судья Евгения Николаева:

— А какие у вас обстоятельства-то изменились?

Следователь от неожиданности замялся и сказал, что, по сути, завершилось расследование.

— Так же, как шесть дней назад?

— Так же, как шесть дней назад.

Представительница прокуратуры, не назвавшая своего имени, сказала, что она против домашнего ареста — ведь только 18 апреля следователь сам выступал за то, чтобы оставить Малобродского в СИЗО. По ее словам, документы из израильского посольства были у суда и раньше, а новых документов, позволяющих изменить меру пресечения, у суда нет.

Ксения Карпинская и второй адвокат Юлия Лахова возразили, что в суде 27 апреля обсуждается не решение судьи Карпова, а ходатайство СК и говорить стоит о нем. Следователь на возражения прокурора ничего не ответил.

Судья Евгения Николаева отказала в переводе Малобродского под домашний арест — не все приведенные следствием и защитой аргументы суд счел «подкрепленными фактами». Например, у суда нет документального подтверждения ухудшившегося состояния здоровья Малобродского. Судья Николаева сказала, что считает арест мерой справедливой и не подлежащей пересмотру.

Адвокат Ксения Карпинская сказала, что решение суда, как и предыдущее, вынесенное 18 апреля, обязательно будет обжаловано. «То, что здесь происходит с Малобродским, просто необъяснимо. Он как какой-то экспериментальный человек, на котором следствие отрабатывает одну историю, суд — другую, и каждый перебрасывает его друг на друга. У меня было много дел, когда [подзащитного] переводили под домашний арест. Но такого я себе в страшном сне представить не могла», — говорит адвокат.

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Александра Зеркалева

Реклама