Перейти к материалам
истории

Диссидент из книжки За 20 лет в оппозиции Владимир Кара-Мурза пережил два отравления и добился принятия «закона Магнитского» — теперь его обвиняют в госизмене. «Медуза» рассказывает его историю

Источник: Meduza
истории

Диссидент из книжки За 20 лет в оппозиции Владимир Кара-Мурза пережил два отравления и добился принятия «закона Магнитского» — теперь его обвиняют в госизмене. «Медуза» рассказывает его историю

Источник: Meduza
Этот текст был опубликован после того, как Владимира Кара-Мурзу задержали по подозрению в распространении «фейков» о войне. 6 октября 2022 года стало известно, что на политика завели уголовное дело о государственной измене. По этой статье ему грозит тюремный срок до 20 лет.

В третью годовщину убийства Бориса Немцова — 27 февраля 2018-го — Владимир Кара-Мурза был в Вашингтоне. Там, прямо перед посольством России, он открывал переименованную в честь Немцова площадь. Кара-Мурза хотел, чтобы российские дипломаты, каждый день приходя на работу, вспоминали убитого оппозиционера. 

Соседний переулок перекрыли. На открытие пришло примерно 300 человек: журналисты, сенаторы, члены конгресса США и городского совета Вашингтона. 

Наталия Арно, президент фонда «Свободная Россия», участвовавшая в церемонии, вспоминает, что никогда не видела, чтобы обычно собранный Кара-Мурза так волновался. На то, чтобы добиться переименования площади и установки памятной таблички, у него ушло немало времени. Он хотел, чтобы все прошло идеально.

«Для него это было личным, — говорит Арно. — Он переживал, был очень горд». Оппозиционер говорил: «Даже если я больше ничего не сделаю, это большое достижение».

Владимир Кара-Мурза в политике больше 20 лет, но за пределами России известен гораздо больше, чем внутри страны. Когда в апреле 2022-го против него возбудили уголовное дело по статье «о фейках» про войну, правозащитные организации Amnesty International и Human Rights Watch сразу же признали его узником совести — и потребовали освободить. Журналист Михаил Фишман в разговоре с «Медузой» и вовсе назвал Кара-Мурзу «политзаключенным номер два в России» — первым после Алексея Навального. Но поддержать политика к зданию Басманного суда, который отправил того в СИЗО, вышло всего несколько человек.

При этом именно действия Кара-Мурзы серьезно подпортили жизнь российской элиты в последние десять лет.

Ребенок перестройки

Жена Владимира Кара-Мурзы Евгения училась с ним в одной школе — № 1216, находившейся на Лубянке. 

«Володя всегда выделялся среди сверстников, — вспоминает Евгения. — Даже шутки у него были какие-то… взрослые и более интересные, что ли? Большинство ребят его шутки не понимали».

Отличником Кара-Мурза не был — не любил математику, — но учился хорошо: ему давались английский и французский, он отлично знал историю и литературу. После уроков он шел в музыкальную школу, где учился по классу кларнета. В юности серьезно раздумывал о карьере профессионального музыканта. 

«При этом был хулиганом, — добавляет Евгения. — Ему часто влетало за поведение».

Во многом, замечает Евгения, на взросление Владимира Кара-Мурзы повлияла его семья — «классическая старомосковская интеллигенция». Отец, Владимир Кара-Мурза — старший, был журналистом (и историком по образованию). Мать, Елена Гордон, искусствовед по профессии, работала в Пушкинском музее — а позже стала переводчицей. 

Владимир Кара-Мурза с мамой, Еленой Гордон. Середина 2000-х
Архив семьи Кара-Мурзы

В советские годы Владимир Ка