Перейти к материалам
Альфонсо Куарон
истории

«Оскар» в 91-й раз: скучно и банально Главную премию получила «Зеленая книга», а не фильм Куарона. Прорыва не случилось

Источник: Meduza
Альфонсо Куарон
Альфонсо Куарон
Mario Anzuoni / Reuters / Scanpix / LETA

24 февраля в Лос-Анджелесе в 91-й раз прошла церемония вручения премии Американской киноакадемии. «Оскар» за лучший фильм достался фильму Питера Фаррелли «Зеленая книга»; также картина получила призы за лучший оригинальный сценарий и лучшую мужскую роль второго плана (Махершала Али). Лучшим режиссером назвали Альфонсо Куарона, снявшего фильм «Рома». Кроме того, Куарон впервые сам встал за камеру — и получил награду как лучший оператор. Кинокритик «Медузы» Антон Долин считает, что в этом году Академия раздала награды вполне заслуженно — но слишком уж банально.

У Американской Академии было всего два варианта. Первый — перевернуть страницу и создать исторический прецедент, объявив лучшим фильмом «Рому» Альфонсо Куарона, у которого было наибольшее число номинаций. В этом случае впервые в истории премии победил бы испаноязычный — к тому же мексиканский — фильм, и это в год, когда Трамп занят обустройством стены на границе с Мексикой. Было бы уместно, красиво, осмысленно. И картина превосходная, и Академия это понимает, и Куарон — что называется, свой человек, обладатель режиссерского «Оскара» за «Гравитацию» и кучи других наград. 

Но традиции есть традиции. Поэтому коллективный разум выбрал второй вариант, и лучшим фильмом года стала «Зеленая книга». Сугубо американская, стопроцентно традиционная, честная и милая картина о проблемах расизма и том, как музыка объединяет даже самых разных людей — итальянского вышибалу и рафинированного гея-пианиста. У «Зеленой книги» не только номинаций было меньше, чем у «Ромы», но даже не был выдвинут режиссер. Что не помешало Питеру Фаррелли дважды триумфально подняться на сцену театра «Долби» — за сценарным «Оскаром», а потом и за главным. 

Впрочем, Куарон на сцену поднимался и вовсе трижды. Ведь кроме почетных премий за лучшую режиссуру и лучшую операторскую работу — для дебютанта это впечатляющий результат, — он все-таки был удостоен «Оскара» за лучший фильм, просто в иноязычной категории. И не удержался от остроумной шпильки, объявив в этот момент, что вырос в родном Мехико на иностранных фильмах — таких, как «Гражданин Кейн», «Челюсти» и «Крестный отец». Разумеется, для американских академиков эти хрестоматийные голливудские картины родные, а для остального мира — иноязычные. Так же, как изысканная и сложная «Рома», при всем ее вселенском размахе, для них — картина на чужом языке. И не только в смысле речи. 

С другой стороны, «Зеленая книга» — превосходная работа, идеальный интеллигентный крауд-плизер на важную тему. Классический Голливуд в его чистом виде, причем не имитация и не стилизация. Победа такой картины никуда не двигает ни кинематограф, ни премию «Оскар», но делает приятно толпам вечно недовольных зрителей, вздыхающих по старым добрым фильмам. 

Питер Фаррелли (в центре) и съемочная группа фильма «Зеленая книга» получают «Оскар» за лучший фильм, Лос-Анджелес, 24 февраля
Mike Blake / Reuters / Scanpix / LETA

Способен ли взятый консервативный курс вернуть трансляции «Оскара» былые рейтинги? Маловероятно, ведь сама церемония была на удивление скучной, предсказуемой и аккуратной (и дело даже не в ведущем, отсутствия которого никто не заметил). Исключение составляли редкие всплески эмоций: страстная антирасистская речь режиссера Спайка Ли, получившего сценарный «Оскар» за «Черного клановца», эталонное исполнение песни «Shallow» (естественно, победившей) дуэтом Леди Гаги и Брэдли Купера, наконец, расчувствовавшаяся Оливия Колман, которая очаровательно лопотала что-то трогательное на сцене — видимо, действительно не ждала, что ее могут наградить. Гленн Клоуз с ее седьмой и опять бесплодной номинацией держала удар безупречно, улыбаясь во весь рот и аплодируя удачливой сопернице. 

Как на любой «оскаровской» церемонии, были любимчики, а были и аутсайдеры. Среди последних — «Власть» Адама Маккея, удовольствовавшаяся очевидной статуэткой за грим, «Человек на Луне» Дэмьена Шазелла (статуэтка за визуальные эффекты), «Черный клановец» и «Фаворитка», которой достался только приз за работу Колман, и то неожиданно для многих. Среди обласканных — не только «Зеленая книга» (также приз за роль второго плана получил Махершала Али, вторая номинация и сразу вторая награда, редкая удача) и «Рома», но также «Черная пантера» — три «технических» «Оскара» (музыка, костюмы, декорации) и, конечно, «Богемская рапсодия». 

Ей, невзирая на обвинения Брайана Сингера, одного из режиссеров, в педофилии (в списки номинированных он не попал, на церемонии не присутствовал), Академия явно благоволит. Жизнеописанию Фредди Меркьюри досталось больше всего «Оскаров», целых четыре: монтаж звука, сведение звука, монтаж и лучшая актерская работа. В самом деле, Рами Малек еще точнее воплотил идеал Голливуда, чем поправившийся на 20 килограммов Кристиан Бэйл и убедительно сменивший национальность Вигго Мортенсен: не обладая разительным внешним сходством, тщательно сымитировал характер и поведение респектабельной покойной знаменитости.  

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Антон Долин

Реклама