истории

«#И меня тоже», «#это был я», «#я буду» Из-за дела Харви Вайнштейна все больше женщин (и мужчин) рассказывают о сексуальном насилии

Meduza
08:50, 21 октября 2017

Spencer Platt / Getty Images / AFP / Scanpix / LETA

После того как The New York Times и The New Yorker опубликовали расследования, посвященные сооснователю киностудий Miramax и The Weinstein Company Харви Вайнштейну, о домогательствах и сексуальном насилии со стороны продюсера рассказали несколько десятков женщин, не упомянутых в первоначальных расследованиях. В их числе — актрисы Гвинет Пэлтроу, Азия Ардженто, Леа Сейду и Анджелина Джоли. 19 октября к ним присоединилась обладательница «Оскара», кенийская актриса Люпита Нионго. С тех пор о проблеме заговорили не только в Голливуде, но и вообще везде.

Десятки тысяч историй

15 октября актриса Алисса Милано запустила в твиттере флэшмоб #MeToo (движение против насилия под таким слоганом 10 лет назад создала афроамериканская активистка Тарана Берк). Милано призвала поучаствовать во флэшмобе тех, кто готов поделиться своим опытом — для этого было достаточно написать: «Меня тоже». Среди тех, кто откликнулся на призыв, были и женщины, и мужчины, в том числе знаменитости — например, певица Леди Гага или актриса, звезда сериала «Мир дикого запада» Эван Рейчел Вуд.

В серии твитов Эван Рейчел Вуд рассказала, что была неоднократно изнасилована: «Во второй раз было легче. Мое тело помнило, что это такое, и просто отключилось. После этого мне пришлось всему учиться заново: испытывать радость, эмпатию, заниматься сексом, плакать. Из-за того, что меня стыдили и называли „разгульной девчонкой“ я думала, что заслужила это». Актриса написала, что прошла через годы осуждения, проблем в отношениях и психотерапии — и видит прогресс. «Поделиться этим и почувствовать себя не в одиночестве правда помогает. Спасибо, что выслушали меня», — написала Вуд.

Посты с хэштегом появлялись не только в твиттере. В частности, актриса Америка Феррера рассказала в инстаграме, что впервые столкнулась с домогательствами в девятилетнем возрасте.

«Когда мы слышим, что каждая третья женщина подвергается домогательствам на рабочем месте, это ничего нам не говорит — ни об этих случаях, ни о самих женщинах — и мужчинах тоже — которые остались неизвестными», — объяснила смысл флэшмоба Алисса Милано в колонке на сайте для молодых женщин Motto, входящем в издательский дом Time. Она уточнила, что цель флэшмоба — перевести фокус с насильника (в частности, Вайнштейна) на тех, кто пострадал от насилия и показать масштабы бедствия. Актриса сказала, что не готова рассказывать в деталях свою историю, но список насильственных сексуальных действий и домогательств, с которыми она сталкивалась, был бы хроникой всей ее жизни: «И это не потому, что я работаю в Голливуде. Иногда я просто была в баре с друзьями или ехала в такси».

Аналогичный флэшмоб сейчас идет во французском сегменте интернета — женщины рассказывают о домогательствах под хэштегом #BalanceTonPorc (то есть «уйми свинью»). Его запустила журналистка Сандра Мюллер, опубликовав в твиттере слова своего бывшего начальника: «У тебя огромные сиськи. Ты мой типаж. Я буду услаждать тебя всю ночь». Госсекретарь Франции по вопросам гендерного равноправия Марлен Шьяппа уже предложила разработать законопроект о штрафах за домогательства и приставания — включая агрессивные сексуальные комментарии на улице. «Это абсолютно необходимо, потому что сейчас уличные домогательства никак не регулируются законом», — объяснила она в эфире радиостанции RTL.

Флэшмоб поддержали и в Германии (#IchAuch), и в Индии, где журналистка Шубба Шарма написала, что «говорить „меня тоже“ — значит констатировать очевидное». Ее поддержала коллега Менья Пант: «Как и большинство индийских женщин, меня хватают, на меня глазеют и меня вожделеют. И как у большинства индийских женщин, это моя вина». 17 октября в официальном аккаунте полиции Калькутты в фейсбуке опубликовали призыв к женщинам заявлять о подобных случаях и пообещали, что они будут расследованы.

Мужчины запустили в соцсетях другой флэшмоб, где под хэштегом #ItWasMe признаются в домогательствах и насилии. «Я читал истории под тегом #MeToo и заметил, что я делал кучу вещей, которые мне казались нормальными. Мне очень жаль и я прошу прощения у своих жертв», — написал в твиттере один из пользователей. Другой мужчина отметил, что ему через пару дней исполнится 66 лет, большую часть из которых он неуважительно относился к женщинам: «Подростком я старался переспать с как можно большим числом девушек и унижал их — и когда они мне отказывали, и когда соглашались. Когда я вырос, я приставал к женщинам, платил за секс в странах, где мы носили военную форму и оружие, и называл мужчин „бабами“, чтобы унизить их. Я использовал женщин. Я обесценивал женщин. Я был неправ. Я виноват». Другие пользователи используют хэштег #IWill (то есть «Я буду») — обещая поддерживать женщин в их борьбе за права и не причинять им вреда.

19 октября социальная сеть Twitter опубликовала план введения новых поправок и правил, касающихся домогательств и оскорблений сексуального характера в социальной сети: от «насильственной риторики» до публикации обнаженных фотографий без разрешения изображенного (включая съемку скрытой камерой).

Одного «нет» должно быть достаточно

Одновременно с многочисленными флешмобами в прессе и соцсетях появились десятки если не сотни историй знаменитостей, которые пережили домогательства, но не решались о них рассказать.

Певица Бьорк обвинила в приставаниях режиссера Ларса фон Триера (у которого она снималась в «Танцующей в темноте» и еще после съемок называла их травматичным опытом). После того, как фон Триер отверг ее обвинения, певица по пунктам перечислила, что режиссер делал на съемках: например, шептал ей сальности, когда рядом стояла его жена, а однажды посреди ночи попытался залезть к Бьорк в номер через балкон.

19 октября пишущая о технологиях журналистка Куинн Нортон опубликовала пост на Medium, где рассказала, что стала жертвой домогательств известного блогера и участника множества IT-конференций Роберта Скоббла (а также видела, как он «занимался сексом» с женщиной в глубоком алкогольном опьянении, не отдающей себе отчета в происходящем). После этого о домогательствах Скоббла заявили еще две женщины.

О пережитом в 15 лет изнасиловании рассказала советская гимнастка Татьяна Гуцу. Она написала пост, в котором утверждает, что ее насильником был партнер по команде Виталий Щербо. «Вот и я нашла в себе смелость спустя 27 лет», — добавила Гуцу.

Также о домогательствах рассказал и певец Том Джонс (известный хитом «Sex Bomb»). На вопрос журналиста о том, возможны ли разоблачения домогательств в музыкальной индустрии, схожие с делом Харви Вайнштейна, певец сказал, что сам подвергался им в начале своей карьеры. «То, что пытаются делать с женщинами, пытаются делать и с мужчинами», — сказал он.

Модель и активистка Кэмерон Рассел стала публиковать в инстаграме анонимные истории девушек о домогательствах в модной индустрии, а британская полиция начала следствие по делу об изнасиловании модели Наташи Принс, которая подала заявление еще в 2016 году. По ее словам, в 2004 году ей подсыпал какие-то препараты в напиток и затем изнасиловал иллюзионист Дэвид Блейн.

Боб и Харви Вайнштейны
BEI / Rex / Vida Press 

За последние дни критике подвергся и Боб Вайнштейн, брат Харви Вайнштейна. Продюсер и сооснователь The Weinstein Company называл своего брата «больным человеком» и осудил его, однако позже выяснилось, что в контракте Харви Вайнштейна с его компанией были предусмотрены штрафы за сексуальные домогательства (то есть, скорее всего, Боб Вайнштейн знал о том, что его брата могут в них обвинить). Кроме этого, его самого обвинили в домогательствах. Аманда Сигел, продюсер телесериала «Мгла» по мотивам повести Стивена Кинга, заявила, что, будучи ее боссом, Боб Вайнштейн приставал к ней и даже шутил, что «может уволить ее, если она будет отказываться». По словам Сигел, намеки и приставания прекратились только после того, как в дело вмешался ее адвокат. «Однократного „нет“ должно быть достаточно, — объяснила Сигел изданию Variety. — После первого же „нет“ человек должен понять, что надо остановиться».

Впрочем, есть и те, кто считает, что никакой пользы от того, что жертвы домогательств и сексуального насилия стали рассказывать о случившемся, нет. По мнению актрисы Катрин Денев, посты о пережитом насилии не решат проблему. На вопрос о том, сталкивалась ли она сама с насилием или домогательствам, Денев ответила: «Я никогда ничего об этом не рассказывала, и не собираюсь».

Ольга Страховская