Перейти к материалам
новости

Моргенштерн рассказал, что начал сбор денег на лечение ребенка со спинальной мышечной атрофией из-за угрозы подброса наркотиков Мать ребенка — майор полиции

Источник: Meduza

Рэпер Моргенштерн 11 сентября выпустил видео про семью Ильи Худобы — трехлетнего мальчика из города Тимашевск Краснодарского края, у которого диагностировали спинальную мышечную атрофию (СМА). Рэпер помогает его родителям собирать деньги на препарат «Золгенсма», один укол которого стоит 168 миллионов рублей.

В ролике Моргенштерн заявил, что на данный момент собрано 66,6% требуемой суммы и призвал подписчиков переводить деньги на лекарство Илье. Он рассказал, что лично перечислил на лечение ребенка около 15 миллионов рублей — но подчеркнул, что начал помогать не по доброй воле, а потому что считал, что это поможет ему избежать подброса наркотиков.

Мама Ильи [Евгения Полуян] — майор полиции. И помогать их семье я начал не потому что я хороший, добрый и великолепный человек. У меня были большие проблемы с полицией из-за дела о пропаганде наркотиков.

В марте 2021 года «Лига безопасного интернета» попросила Генпрокуратуру проверить Моргенштерна на предмет пропаганды наркотиков среди детей. В апреле полиция по жалобе бывшего депутата от ЛДПР Дмитрия Носова завела на рэпера административное дело о пропаганде запрещенных веществ в двух клипах — «Розовое вино — 2» и Family. В начале июня Моргенштерна оштрафовали по этому делу на 100 тысяч рублей. Он пытался оспорить штраф, но безуспешно.

В конце июня исполнитель публично объявил о сборе денег на лечение Ильи Худобы. По словам родителей мальчика, после этого им за день перевели больше 12 миллионов рублей. В середине июля полиция, которая проверяла на пропаганду наркотиков и другие клипы Моргенштерна, отказалась от возбуждения нового административного дела против рэпера. О претензиях «Лиги безопасного интернета» к нему больше не сообщалось.

В своем видео Моргенштерн заявил, что после начала «суеты» вокруг дела о пропаганде наркотиков он узнал из «очень проверенного источника», что ему хотят подбросить запрещенные вещества. По словам рэпера, это было связано с тем, что у правоохранительных органов не хватало доказательств против него. «Ну вы представляете: новость, что у меня нашли наркотики, — и все встало на свои места», — пояснил рэпер.

Обосрался? Обосрался, как тварь, вообще, потому что вы знаете эти истории, где ни за что сажают людей. Это нормально, к сожалению, в нашей стране. Я не жалуюсь. Так получилось исторически. Ну что, мы тут живем — мы принимаем правила игры. <…>

И в тот момент один человек, работающий в органах, скидывает мне сбор средств для Илюхи и говорит: «Это ребенок майора полиции. Помоги чем-то, и заработаешь очков, так сказать». Гнилая *****, согласитесь? Собственно, вот так я и сделал свой первый перевод.

По словам Моргенштерна, он перевел на лечение Ильи три миллиона рублей, но не заявлял об этом публично, потому что ему было стыдно. После этого он пообщался с матерью мальчика Евгенией Полуян — и стал помогать семье уже от чистого сердца. Рэпер упомянул, что рассказал матери Ильи о своих первоначальных мотивах.

Мне в этом не стыдно признаваться. Я признался в этом и маме Ильи практически сразу. Просто после этого перевода мы начали общаться с его семьей, и я понял, что Евгения — это настолько величайший человек, сильнейшая женщина… Настолько это перевернуло что-то во мне, что я понял: я доведу это до конца. Потому что я просто должен ее увидеть, когда сумма будет собрана.

Моргенштерн также заявил, что, несмотря на поддерживаемый им имидж состоятельного человека, он не смог бы единолично перевести всю необходимую сумму на «Золгенсму», потому что потратил много денег на покупку дома, свадьбу и съемки клипов. «У меня возможности-то нет сбор закрыть до конца. А даже если закрою, мне жить, *****, будет не на что», — сказал он.

Кроме того, в клипе рэпер заявил, что после административного дела он получил «клеймо пропагандиста наркотиков», из-за чего ему мешают проводить концерты в России. По его словам, организаторы его концертов подвергаются давлению официально и неофициально: они получают предупреждения из прокуратуры, представители властей приходят к ним на площадки и угрожают.

Дело о пропаганде наркотиков — далеко не моя победа. Оно поставило на мне клеймо пропагандиста наркотиков. И люди-то ***** не разбираются. Им *****, что меня судили за строчки, которые я не пел. Им *****, что три из четырех экспертиз лингвистических показали, что пропаганды нет. Вы, наверно, сейчас *******, но суд был несправедливым, потому что наши доказательства просто не смотрели. <…> Я получил клеймо пропагандиста наркотиков, хотя я ни разу в своих песнях не призывал употреблять наркоту и не говорил, что наркота — это хорошо. У меня в песнях есть про то, что я употребляю, да, это правда. Потому что я употреблял. Но я уже долгое время абсолютно чист от всех наркотиков, кроме алкоголя и никотина.

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Пересказала Ольга Корелина

Реклама