Перейти к материалам
истории

«На каждую гитару в России приходится минимум один автомат» Интервью Noize MC — о том, как и почему власти срывают концерты «оппозиционных» музыкантов. И можно ли с этим что-то сделать

Источник: Meduza
Евгений Фельдман

В середине мая Noize MC, «Ногу свело!», «Порнофильмы» и другие популярные российские музыканты потребовали прекратить «прессинг и отмену концертов» в России по политическим причинам. Петицию, адресованную администрации президента, уже подписали больше 40 тысяч человек. О том, как именно срывают концерты оппозиционно настроенных музыкантов, почему они не перестают говорить о политике даже под таким давлением и к чему все это может привести, «Медуза» поговорила с Noize MC.

— Как появилась эта петиция? И почему вы решили ее подписать? 

— Изначальная инициатива принадлежит «Новой газете» и Максу Покровскому из «Ногу свело!». Я [тоже] сталкиваюсь с проблемами, описанными в документе, поэтому присоединился.

— Почему петиция возникла именно сейчас? Что стало триггером?

— Думаю, массовость, новый масштаб подобных гонений. А также то, что это уже не в первый и не во второй раз проводится — люди окончательно устали терпеть и молчать. 

— Как на практике происходят такие отмены концертов?

— Начинается все с визитов или звонков сотрудников силовых структур хозяевам концертных площадок, арендаторам или самим организаторам [концертов]. Сперва им в приватной, неофициальной форме сообщают, что такой-то конкретный концерт лучше не проводить, а то «будут проблемы».

Если это визит, им сразу же на месте вручается так называемое предупреждение о недопустимости неправомерных действий. Если это еще только звонок, такая бумага вручается позже. В случае несговорчивости собеседника озвучиваются дополнительные угрозы из стандартного набора: «лишим заведение лицензии», «придумаем, за что закрыть», «вы больше никакие концерты здесь делать не сможете» и т. п. 

Далее, по прибытии группы в город — мы всегда стараемся идти до конца, — начинаются приключения уже более конкретного характера: на заявленную площадку отправляется некий контингент личного состава. Это могут быть сотрудники МВД, ФСБ, ОМОН, «эшники» — на что фантазии хватит.

Мы с моими детьми обожаем мультик «Лего Бэтмен», там есть угарная сцена, где Джокер в начале схватки с главным героем истерично кричит всем своим многочисленным подопечным: «Остановите его, пока он не начал петь!!!» Вот тут такая же ситуация: количество и качество сотрудников, задействованных для столь опасной операции, всегда впечатляет. Обычно не хватает только танков и «Искандеров». 

Далее, если вдруг доблестным защитникам Отечества от неправильной музыки удается узнать об экстренном переносе концерта на другую площадку, то либо часть прибывших на первое место [выступления] срочно отправляется туда, либо по новому адресу отправляются их коллеги.

В отдельных случаях — если город небольшой и площадок в нем немного — они способны заранее приехать сразу во все потенциальные места проведения концерта. Так, например, было в Иркутске в 2014 году. Однажды в Самаре на сцену прямо посреди концерта вылезли двое в штатском с корочками и автоматчик — это видео есть на ютьюбе, смотрится эпично, надо признать. 

drell' ka

— На корпоративах вы с таким сталкивались?

— Нет, не сталкивался. И от коллег о подобном тоже не слышал.

— Давление на музыкантов, которые высказываются по общественно-политическим поводам, случалось и раньше. Ваши концерты тоже срывали, а в 2010 году даже арестовали — якобы за мелкое хулиганство. Чем происходящее сейчас отличается от того периода? Сейчас музыканты могут меньше себе позволить?

— Да, сейчас уже гайки закручены сильно потуже. Есть ощущение, что в то время нас еще всерьез не воспринимали, к нам относились как к никому не интересным маргиналам. Теперь же на каждую гитару приходится как минимум один автомат — я считаю, это такая форма признания нашей силы. 

— Со стороны временами кажется, что в России появилась своя cancel culture, но только по линии поддержки Владимира Путина и государства. Если не поддерживаешь, тебе не дадут работать и зарабатывать. По вашим ощущениям, это так?

— Это просто поразительно! Вы только что дословно процитировали мою жену. Мы недавно принимали гостей, и на нашей диссидентской кухне прозвучала именно такая формулировка. 

— Вы верите, что в такой ситуации власти могут прислушаться к вашей петиции?

— Честно говоря, верится с трудом. Вся эта история с открытыми письмами лучших умов мира и прочая трогательная коллективная либеральная демагогия наших правителей не трогает от слова совсем. 

Для меня это скорее способ внятно заявить о проблеме. Дать понять нашим слушателям, что именно происходит. После каждого поста о срыве концерта по политическим мотивам в комментариях тут же появляется армия ботов и хейтеров с воплями — в диапазоне от «Да кому ты нужен тебя отменять, это вранье ради хайпа» до «Так тебе и надо, радуйся, что не посадили вообще». 

Подобная публичная реакция дезориентирует некоторую часть нашей аудитории. Петиция — некий маяк для своих в медиапространстве, дающий понять, что ситуация выглядит вот так и ситуация эта касается самых разных музыкальных коллективов, а не только конкретно нас. 

Евгений Фельдман

— Почему петицию не подписал никто из совсем молодых музыкантов? Их меньше волнует эта тема и происходящее в стране? Или они больше опасаются последствий?

— Я понятия не имею. Ко мне обратились, когда петиция уже была создана. То, что в ней написано, напрямую меня касается, поэтому я сразу ее поддержал. За других людей говорить не могу.

— Среди музыкантов много и тех, кто выступает на условных концертах за Крым и Путина — пока у других срывают выступления по политическим мотивам. В музыкальной сфере сейчас есть какое-то политическое разделение? Ведь люди из обоих лагерей наверняка регулярно сталкиваются и общаются.

— У меня есть знакомые коллеги, не разделяющие мою позицию. Если человек чем-то мне интересен и при этом искренен в своих взглядах, я всегда стараюсь как-то понять и принять даже те стороны его личности, которые мне неприятны.

Например, я хорошо знаком с Хаски и считаю его одним из лучших современных русскоязычных авторов и артистов. Мы с Оксимироном и Бастой делали в его поддержку концерт «Я буду петь свою музыку», когда Диму арестовали в 2018 году на гастролях. При этом он открыто поддерживал аннексию Крыма и выступал в Донецке на фестивале, организованном [писателем и политиком] Захаром Прилепиным.

Как это было

Баста, Оксимирон и Noize MC дали концерт в поддержку Хаски. Его финал войдет в историю — посмотрите, как это было

Как это было

Баста, Оксимирон и Noize MC дали концерт в поддержку Хаски. Его финал войдет в историю — посмотрите, как это было

Маяковский же приятельствовал и играл в бильярд с Булгаковым, хотя в плане взглядов они были антагонистами. Здесь решающую роль играет взаимное уважение к мастерству. Проще всего спрятать голову в песок своих взглядов, на все неудобные вопросы раз и навсегда ответить «сам дурак!» и отказаться от диалога с идеологическими оппонентами. Но это тлетворный путь — и по нему как раз идут наши власти. Я не собираюсь им уподобляться. 

— Ярче всего противостояние власти и музыкантов с гражданской позицией проявилось летом 2019 года. Тогда в Москве регулярно проводили странные фестивали вроде «Шашлык Live» в дни протестных акций. Одни музыканты там выступали, другие публично заявляли о поддержке протестующих и отказывались от концертов. Тогда случился поворот в отношениях между властями и музыкантами?

— Пожалуй, тогда случился некий новый виток. Это была определенная точка водораздела. Однако нельзя сказать, что это было какое-то внезапно возникшее ощущение — дело шло к данному экстремуму уже давно. 

Интервью лидера «Ногу свело!»

«Сопоставив, мы поняли, что надо сливаться» Лидер «Ногу свело!» Макс Покровский отказался выступать на фестивале «Шашлык Live» и вместо этого пошел на акцию протеста. Мы с ним поговорили

Интервью лидера «Ногу свело!»

«Сопоставив, мы поняли, что надо сливаться» Лидер «Ногу свело!» Макс Покровский отказался выступать на фестивале «Шашлык Live» и вместо этого пошел на акцию протеста. Мы с ним поговорили

— В феврале у вас отменился большой концерт на «ВТБ-Арене». Потом власти сорвали ваше выступление в Оренбурге. Такое давление вызвано чем-то конкретным? Или все это происходит по совокупности того, как вы выражали свою позицию в последние годы?

— Непосредственный триггер всегда очевиден. В 2014 году это было выступление во Львове. Сейчас это были посты в соцсетях в поддержку Навального и событий в Беларуси. 

— Сколько в финансовом плане вы потеряли из-за сорванных концертов?

— Я не считал. Я вообще мало интересуюсь финансовой стороной своей деятельности.

Более того, все концерты мы в конечном счете доигрываем. Через год, через два — неважно. Есть моя музыка, есть моя группа, есть наша музыка, есть наши слушатели. Остальное теряется на фоне этого.

Проект Ne2Da. Noize MC

— В своем видео в поддержку Навального вы сказали, что вам есть что терять, но молчать вы не можете. Как вы решаете это для себя? Нет мысли: лучше промолчу, но мне спокойно дадут собрать условные «Лужники»?

— Мне нечего добавить к своему видео. Да, якобы удобнее и спокойнее промолчать, но такой опции на самом деле нет, если хочешь остаться в ладах со своей совестью. 

— В петиции музыкантов, которую вы подписали, есть такие слова: «Многие из нас помнят, что в Советском Союзе независимая музыка была вне закона. Возврат к этой практике — преступление не только перед нами, но и перед миллионами наших слушателей». Как вы считаете, это уже вопрос ближайшего будущего? И может ли нам что-то помочь?

— Мы уже прямо сейчас пребываем в ситуации, аналогичной условиям позднего совка. Только этот Брежнев сидит уже на пять лет дольше, чем прежний.

Читайте также

«Когда общаешься с государством, душа умирает» Борис Гребенщиков — о московских фестивалях, власти и музыке Билли Айлиш

Читайте также

«Когда общаешься с государством, душа умирает» Борис Гребенщиков — о московских фестивалях, власти и музыке Билли Айлиш

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Беседовали Кристина Сафонова и Павел Мерзликин

Реклама