Перейти к материалам
истории

Путин поддерживает Лукашенко? Кремль решил, что делать с Беларусью? Спойлер: кажется, никакого плана у Москвы нет

Источник: ТАСС
Пресс-служба президента РФ / EPA / Scanpix / LETA

Встреча Владимира Путина и Александра Лукашенко, которая прошла 14 сентября, не прояснила политику России в отношении Беларуси, переживающей масштабный кризис. По-прежнему ли Москва считает ускоренную интеграцию двух стран выгодным для себя сценарием? И чего ждет от Минска в обмен на поддержку действующего режима? «Медуза» разбиралась, как протесты против Лукашенко застали Кремль врасплох — и почему у российских властей до сих пор нет четкого плана в отношении Беларуси.

14 сентября Владимир Путин встретился с Александром Лукашенко впервые после проведения выборов президента Беларуси и начала массовых протестов. От диалога ждали конкретных результатов или хотя бы обсуждения будущих решений — вплоть до возможности слияния России и Беларуси. Однако никаких больших новостей встреча не принесла, кроме того, что российский президент впервые публично поддержал намерения белорусских властей провести конституционную реформу.

Конституционная реформа и уход Лукашенко — вот что нужно Кремлю

«Считаю, что это логично, своевременно, целесообразно. Нам известна и позиция, которую ваши представители изложили в ОБСЕ в последний раз в этой связи — в связи с работой над Конституцией. Уверен, что, имея в виду ваш опыт политической работы, работа и по этому направлению будет организована на самом высоком уровне, и это позволит выйти на новые рубежи в развитии политической системы страны, а значит, и создаст условия для дальнейшего развития», — сказал Путин белорусскому президенту.

Лукашенко еще до президентских выборов обещал провести конституционную реформу. Он заявлял, что это нужно сделать за два года, но не объяснял, что конкретно должно измениться. «Несколько вариантов мне уже предложено. Они не годятся. Люди просто боятся вносить более решительные изменения в Конституцию», — заявил Лукашенко в конце июня. За время своего 26-летнего правления президент Беларуси менял Конституцию два раза; каждое изменение серьезно усиливало его власть.

Новой информации относительно Конституции не появилось и в сентябре. Направления реформы, хотя бы в самом общем их виде, Владимир Путин и Александр Лукашенко, судя по официальной стенограмме встречи, не обсуждали. За несколько дней до этого источник, близкий к руководящим органам СНГ, в разговоре с «Медузой» сообщил, что Кремль настроен на постепенный уход с поста Александра Лукашенко — для этого нужна конституционная реформа, а потом — перевыборы президента. «За это время можно подготовить и провести [на выборах] пророссийского кандидата, который будет приемлем и для Запада», — говорит собеседник Медузы.

При этом, по его словам, российское руководство заинтересовано в движении Беларуси в сторону парламентской республики и усилении роли Национального собрания. Как сообщал РБК, Минск уже предлагал ОБСЕ вариант реформы, близкий к тому, что устраивает Кремль. Он предполагает сокращение президентских полномочий в пользу парламента и правительства и проведение новых выборов президента и парламента после принятия поправок. Реформа должна произойти до 2022 года. Со ссылкой на источники РБК писал, что вариант досрочных выборов президента и парламента к 2022 году также обсуждался на переговорах глав МИД России и Беларуси Сергея Лаврова и Владимира Макея в Москве 3 сентября.

Собеседник «Медузы», близкий к руководящим органам СНГ, добавляет, что никаких четких планов у Кремля по отношению к Беларуси нет. «Есть несколько сценариев — самый жесткий и практически невероятный — вхождение Белоруссии в состав РФ. Более вероятны мягкие сценарии с интеграцией экономики разной степени глубины», — говорит собеседник «Медузы». Жители России, судя по всему, тоже не хотят радикальных шагов в отношениях двух стран. Согласно новому опросу «Левада-центра», большая часть участвовавших в нем россиян на вопрос, как должны строиться отношения с Беларусью, ответила, что нужно развивать экономическое сотрудничество и сохранить отношения на нынешнем уровне. Только 11% респондентов сказали, что Россия и Беларусь должны образовать более тесный союз с единым руководством во главе, а 13% — что Беларусь должна войти в состав России.

Беларусь застала Москву врасплох

По словам источника «Медузы», близкого к правительству РФ, четкой стратегии у Кремля в этом направлении все еще нет потому, что ситуация в Беларуси «застала [российские власти] врасплох».

Массовые протесты против власти Лукашенко начались в день выборов президента 9 августа и продолжаются уже второй месяц. Во время жесткого подавления протестных акций погибли несколько человек, сотни были избиты, десятки и сотни подверглись пыткам и изнасилованиям, оппозиционные лидеры изгнаны из страны или арестованы. В знак несогласия с действиями властей и с насилием в отношении протестующих увольняются чиновники, силовики, журналисты государственных СМИ. Ставшая лицом протестов кандидат в президенты Светлана Тихановская под давлением властей уехала в Литву, но продолжает политическую деятельность. Оппозиция не согласна с результатами выборов (как утверждает подконтрольный Лукашенко ЦИК, Тихановская получила только 10,1% голосов; оппозиция уверена, что она победила). Оппозиционеры объединились в координационный совет и требуют новых выборов президента и мирной передачи им власти. Западные страны не признают итоги белорусских выборов.

В первые дни протестов российские власти воздерживались от прямой поддержки Александра Лукашенко, так как не было понятно, сохранит он свой пост или нет. Отсутствие четкой позиции было заметно и по высказываниям политиков и по освещению ситуации в провластных СМИ.

Другой источник «Медузы», близкий к кабинету министров, подтверждает, что «в начале протестов в Беларуси в Кремле метались», но после того, как Лукашенко сохранил кресло, было решено, что его надо поддерживать.

По словам собеседника, российские власти проецируют белорусскую ситуацию на себя, боятся, что в России может произойти то же самое. О том, что Москва не доверяет Лукашенко, но не может допустить прецедента прихода оппозиции к власти в ходе уличных протестов, также сообщало — со ссылкой на источники в российском руководстве — агентство Bloomberg.

«Путин, Вайно, Козак, Кириенко — они свято верят, что Лукашенко победил на выборах, а всякие враги-европейцы хотят у него эту победу отобрать и оторвать Белоруссию от России, и действуют в этой парадигме», — говорит источник «Медузы».

Собеседник добавляет, что какого-то единого штаба или плана по действиям в Беларуси у российского руководства до сих пор нет. «Занимаются все: [помощник президента Дмитрий] Козак, МИД, [замминистра экономики Михаил] Бабич, секретарь союзного государства [Григорий] Рапота. Каждый работает по своему направлению. Это обычная путинская бардачная конструкция: никто процессом не управляет, каждый что-то там себе делает по своей программе, каждый знает свою часть, никого не координируют, все ходят к президенту, а он уже сам может, никому не сказав, придумать какую-то спецоперацию», — оценивает ситуацию собеседник.

О чем Путин договорился с Лукашенко и что произошло потом?

Еще до начала встречи двух лидеров Путин заявил, что Россия предоставит Беларуси «в этот сложный момент» государственный кредит в 1,5 миллиарда долларов. Частично этот кредит пойдет на рефинансирование старых обязательств республики. В 2020 году Минск получит миллиард долларов напрямую от Москвы и от антикризисного фонда Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Еще 500 миллионов долларов — от российского правительства в 2021 году. 

Как отмечал The Bell, почти столько же (1,4 миллиарда) правительство Лукашенко потратило в августе на поддержание курса стремительно падающего белорусского рубля.

В 2013 году тогдашний президент Украины Виктор Янукович по результатам своего приезда в Москву после начала массовых протестов в стране получил от России кредит в 15 миллиардов долларов. Через несколько месяцев Янукович бежал из Украины, российский кредит успели реализовать только на 3 миллиарда. Пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков призвал не сравнивать эти два кредита, отказавшись считать нынешний кредит вмешательством во внутренние дела Беларуси.

16 сентября Минск посетил министр обороны России Сергей Шойгу. Он говорил с Лукашенко о проведении совместных учений и поставках в республику новых типов вооружений. «Если кто-то думает, что Беларусь ослабла, что не выстоим, что Россия отойдет в сторону, это для дураков рассуждения. Мы в состоянии удержать ситуацию не только в Беларуси, но и по периметру наших границ. Вы можете не сомневаться в нашей надежности в плане обороны нашего общего Отечества — от Бреста до Владивостока. Последние события нас еще больше склоняют к тому, чтобы мы держались вместе и ни в коем случае не удалось забить клин между нами всем тем, кто на это рассчитывал и рассчитывает», — воодушевленно комментировал эту встречу Лукашенко.

Хотя официально об этом не сообщалось, министр Шойгу во время своего визита скорее всего не мог обойти стороной острый вопрос сохранения на территории Беларуси двух объектов российской системы обороны.

Первый российский объект на территории Беларуси — это РЛС «Волга» (Ганцевичи, Брестская обл.) космических войск России, часть системы предупреждения о ракетном нападении. Помимо территории Западной Европы, станция контролирует районы патрулирования подлодок НАТО в Северной Атлантике и Норвежском море. Второй — узел связи Главного штаба ВМФ России «Вилейка», обеспечивающий связь с атомными подводными лодками в районах Атлантического, Индийского и Тихого океанов.

В конце 2019 года Лукашенко заявлял, что эти российские военные объекты стоят его стране очень дорого (Россия пользуется ими бесплатно — прим. «Медузы»). А для России, уверен он, они критически важны: «От Черного моря до Балтики мы видим все. И у России на этом направлении ничего нет. Чтобы воссоздать им это, к примеру, если они захотят, под Смоленском, представьте, сколько надо денег, чтобы каждый день видеть, слышать, что происходит даже не в Беларуси, а через Беларусь в странах НАТО. Представьте, какие это траты».

Межправительственные соглашения о размещении и использовании этих объектов истекают меньше чем через год, 7 июля 2021 года. В Беларуси еще в июне приступили к согласованию условий их продления. Но никакой информации о судьбе этих соглашений больше не было.

Как еще Москва поддерживает Минск?

Пока Россия оказывает Беларуси весьма умеренную поддержку по разным направлениям. В начале сентября страну посетила делегация российского правительства во главе с премьером Михаилом Мишустиным. «Когда появилась определенность, стало ясно, что Лукашенко усидит, надо было что-то делать. [Премьер-министр Михаил] Мишустин поехал в Минск со старыми дорожными картами [по интеграции экономик двух государств], нового все равно ничего не было», — объясняет собеседник, близкий к правительству.

Россия и Беларусь много лет обсуждают планы по интеграции. Переговоры 2019-2020 года были сосредоточены вокруг 31 «дорожной карты», которые включают в себя интеграцию в разных сферах экономики и управления. Но делегация российского премьера и в этот раз вернулась из Минска без какого-то определенного итога, констатировал собеседник «Медузы». Самым заметным эпизодом встречи стал рассказ Лукашенко Мишустину о перехвате прослушки про отравление политика Алексея Навального, показанный по белорусскому телевидению.

Лукашенко получил от России пропагандистскую поддержку: в стране сейчас работают сотрудники из российских государственных СМИ, в то время как журналисты из большинства других стран в Беларусь были либо не допущены, либо выдворены из нее. Накануне встречи Путина и Лукашенко агентство Reuters сообщило, что российский премьер-министр Михаил Мишустин и министр финансов Антон Силуанов обратились к руководству государственных банков — Сбербанка, ВТБ и ВЭБ.РФ — с просьбой не ограничивать межбанковские операции с белорусскими банками, чтобы те сохранили доступ к рублевой ликвидности. А в конце августа Путин и Лукашенко договорились о поставках российской вакцины от коронавируса.

Почему в Кремле не любят Лукашенко?

Лукашенко давно считается в Кремле «ненадежным партнером», который старается уйти от обещаний по интеграции России и Беларуси. «Путин Лукашенко ненавидит до трясучки, прямо ненавидит. Но политика есть политика», — так описывает отношения двух президентов собеседник, близкий к правительству.

В 2011 году на телеканале НТВ вышел фильм «Крестный батька» в четырех частях, где Лукашенко критиковали за преследования политических оппонентов и называли «последним диктатором Европы». С 2014 года белорусский лидер так и не высказал четкую позицию по присоединению Крыма, которую в Кремле считают очень важной. «Крым сегодня — часть Российской Федерации, можно признавать это, не признавать, но от этого ничего не изменится <…> будет ли признаваться Крым как регион Российской Федерации, это уже неважно, Россию ведь все признают», — говорил он в 2014 году. В том же году Лукашенко называл присоединение Крыма «неправильным».

«В России от меня требовали и ногами стучали, и каблуками: «Если ты союзник, если ты пророссийский, если ты «про-наш», ты должен то-то и то-то сделать. <…> Крым официально в моем присутствии был признан территорией Украины, этого никто не оспаривал. И я подписал этот документ », — рассуждал он в 2019 году.

В 2018 году между Кремлем и Александром Лукашенко разгорелся конфликт по поводу нового посла России в Беларуси Михаила Бабича. Выходец из силовых структур, работавший до назначения полпредом в Приволжском округе, Бабич пробовал влиять на ситуацию в соседнем государстве, но на эти действия белорусское руководство жестко отреагировало. «В течение долгого времени ряд внешних сил безуспешно пытались разрушить тесные и дружественные отношения двух братских народов. Так вот: то, что не удалось этим внешним силам на протяжении нескольких последних десятилетий, успешно и эффективно удается господину Бабичу буквально за несколько месяцев», — официально заявлял МИД республики в 2019 году. В апреле 2019 года Бабич был назначен заместителем министра экономразвития и покинул Беларусь.

В 2019 году в российских СМИ начали появляться новости о готовящейся интеграции двух государств: вплоть до перехода на единый налоговый кодекс в 2021 году. Ожидалось, что о конкретных шагах в этом направлении Владимир Путин и Александр Лукашенко объявят в декабре 2019 года, однако этого не произошло. Сообщения о возможной более глубокой интеграции вызвали массовые протесты в Минске. 5 декабря, накануне встречи с Путиным, Лукашенко заявил депутатам белорусского парламента: «Запомните, я не пацан, который отработал три, четыре, пять лет президентом. И я не хочу перечеркнуть все, что сделал вместе с вами, народом, создав суверенное независимое государство, чтобы его сейчас уложить в какой-то ящик с крестом наверху».

В январе 2020 года разгорелся сырьевой конфликт двух стран, российские и белорусские власти не подписали соглашение о поставке нефти в Беларусь. «Почему мы до сих пор с президентом России не договорились по нефти? Потому что Россия хочет, чтобы мы купили у них нефть по ценам выше мировой. Где это видано?» — говорил тогда Лукашенко. В том же духе белорусский президент высказывался и о ценах на газ. Переговоры о ценах на сырье он назвал тогда «понуждением к интеграции». 

Во время президентской кампании 2020-го в Беларуси Александр Лукашенко открыто говорил о российском вмешательстве в предвыборную гонку, в частности о распространении фейк-ньюс. «Такие фейки будут постоянно. И нам надо это иметь в виду, с этим жить и бороться. Кстати, это подбрасывается структурами «бабичевскими», «незыгарями» из России. — Это не наше, это из России идет информация. Потом они извинятся, снимут. Но людям то в мозги уже вбросили это», — негодовал Лукашенко.

Что ждет российско-белорусские отношения?

По мнению белорусского политолога Артема Шрайбмана, в Кремле понимают, что «Лукашенко очень ослаблен», а Россия уже обожглась на поддержке бывшего украинского президента Виктора Януковича.

«Лукашенко смог на какое-то время переломить ход протестов и взять инициативу в свои руки, но это не гарантирует, что он досидит, например, до следующих выборов. Поэтому давать ему бо́льшие деньги или бо́льшую поддержку чревато тем, что он их не вернет и не выполнит свои обещания», — констатирует Шрайбман.

Политолог считает, что «Россия дозирует поддержку, чтоб подтолкнуть маленькими стимулами Лукашенко в правильную сторону». «Кремлю выгоден транзит власти по контролируемому сценарию, где у России [в белорусском руководстве] было бы право голоса, а может и право вето. Итогом транзита должна стать менее вертикальная структура власти, чтобы все не было зациклено на одном человеке», — объясняет Шрайбман.

При этом Артем Шрайбман не видит серьезной выгоды для Лукашенко от дозированной поддержки Москвы: разве что «тактически Лукашенко будет говорить, что Россия его поддержала, показывать это своей номенклатуре, что, возможно, даст ему финансовую передышку на несколько месяцев, отсрочит дефолт».

«Медуза» работает для вас Нам нужна ваша поддержка

Андрей Перцев и Татьяна Лысова при участии Фариды Рустамовой

Реклама