Перейти к материалам
истории

Как выглядел (и как был устроен) волонтерский лагерь, который появился у изолятора на Окрестина. Сегодня его начали убирать — кажется, по требованию силовиков

Источник: Meduza

Символом жестокости белорусских силовиков стал минский изолятор в переулке Окрестина, куда отвозили многих протестующих. Прямо под его стенами вырос волонтерский лагерь, где отпущенным из изолятора помогали медики, юристы и психологи. Но 19 августа лагерь начали убирать: часть волонтеров говорит, что это сделали по требованию силовиков, другие — из-за того, что внутри почти не осталось задержанных. «Медуза» показывает, как выглядел лагерь у стен изолятора, — и коротко рассказывает, как он работал.

Лагерь возле изолятора в переулке Окрестина начал формироваться сразу после первых акций протеста в Минске. Когда число задержанных в столице Беларуси стало исчисляться сотнями, о многих из них не было никакой информации — ни местонахождения, ни причины задержания. Тогда у «Окрестины», как местные теперь называют изолятор, собрались родственники пропавших. Они отказались расходиться, пока не получат хоть какие-то сведения о своих близких. Периодически в лагере слышали, как внутри изолятора кричат задержанные. Позже вышедшие на свободу рассказали, что там их били и пытали.

Через несколько дней под стенами изолятора собралась уже пара сотен человек. Тогда же появились первые волонтеры — случайные люди, узнавшие о происходящем в изоляторе от знакомых, из телеграм-каналов и СМИ. Они начали привозить еду и лекарства. Многие родственники задержанных вообще не покидали сквер. Периодически из изолятора увозили избитых задержанных в больницы.

К 15 августа информации о насилии со стороны силовиков было уже очень много. Помогать к изолятору приехали медики, юристы и предприниматели. Так в близлежащем сквере появился так называемый коридор взаимопомощи — волонтерский лагерь на несколько сотен человек, растянувшийся на десятки метров. Они стали оцифровывать списки задержанных, чтобы минчане могли быстрее найти своих близких.

Работал лагерь по принципам самоорганизации. У изолятора поставили палатки для медицинской помощи и запустили генераторы, чтобы обеспечить лагерь электричеством. Тут же расположились водители, которые готовы были бесплатно отвезти домой пострадавших, их семьи и волонтеров. Справа от них — несколько столов с горячей едой, напитками и перекусом.

В конце «коридора» — палатка с медиками. Один из волонтеров — спортивный врач Дмитрий Крищанович — в разговоре с «Медузой» сравнил действия силовиков на протестах с террористами «Исламского государства», заметив, что последние в каком-то смысле более гуманны.

«В голове слабо укладывается, что кто-то, живя в Беларуси, может это делать, — сказал врач. — Единственная мысль — это то, что ни один подонок не должен уйти… Это война, самая настоящая война, в которой участвовали и женщины, и дети».

Неподалеку расположились адвокаты, готовые бесплатно помочь, и священники. Иерей Павел Аксенюк признался «Медузе», что ему было «стыдно смотреть в глаза» людям после того, как глава экзархата Русской православной церкви в Беларуси, митрополит Павел поздравил Лукашенко с переизбранием. Легче стало после того, как 14 августа митрополит Павел снова обратился к Лукашенко — и на этот раз попросил остановить насилие.

«Церковная власть нас подставила. Чисто по-человечески мне это было больно. Надо вещи называть своими именами, потому что здесь действительно фашизм и избиения. Этой власти уже конец», — рассуждает Аксенюк. Он добавляет, что даже в чате священнослужителей сейчас все против Лукашенко.

На раскладных стульях у изолятора расположились психологи. Психолог и психотерапевт Сергей Петров рассказал «Медузе», что помимо изолятора на Окрестина дежурил у СИЗО в городе Жодино — в часе езды от Минска. Там тоже держат протестующих — и тоже есть волонтеры, готовые помочь.

«Я здесь, потому что дома уже невозможно сидеть. Когда приехал в Жодино, я был в шоке от того, как это все организовано. Я до сих пор под впечатлением. В Жодино люди выходили из изолятора, и у них наворачивались слезы на глаза при виде такой поддержки», — сказал Петров.

Психолог предположил, что жестокость силовиков к протестующим объясняется просто: они правда считают, что участникам акций платят. «Похоже, они искренне верят, что это происки Запада. Они били и требовали — „признавайтесь, сколько вам заплатили, суки“. Они в это искренне верят… Похоже, все дело в идеологии», — пояснил врач. По его словам, в голову ему приходят аналогии только с фашистской Германией.

При этом психолог отметил, что многие пострадавшие в изоляторах пока не осознают всего, что с ними произошло. Тяжелее станет через несколько дней, когда пройдет эйфория от освобождения и новостей о рекордных протестах в Минске.

По словам одного из волонтеров, поговоривших с «Медузой», администрацию изолятора сразу смутило такое количество людей у его стен. Освобожденные из изолятора рассказывали, что силовиков нервировал шум с улицы. После этого задержанных начинали избивать. В частности, из-за такой реакции администрации изолятора в понедельник, 17 августа, волонтеры не пропустили к стенами изолятора несколько тысяч протестующих, пришедших с площади Независимости на Окрестина.

«Коридором» в Минске сейчас называют не только волонтерский лагерь, но и своеобразное «развлечение» омоновцев: они выстраивались в две шеренги и били дубинками задержанных, которые в это время бежали из автозака в изолятор. «Медуза» поговорила в лагере на Окрестина с одним из тех, кто испытал такой «коридор» на себе.

Молодого человека задержали 12 августа. В этот день он решил отправиться на женскую акцию против насилия силовиков. Во время акции на молодого человека обратили внимание люди в штатском, позже его задержали. В отделе милиции минчанина избили и отправили на Окрестина.

В изоляторе молодой человек видел замглавы МВД Александра Барсукова. Именно Барсуков 13 августа заявил, что в изоляторе на Окрестина никаких издевательств не было. Позже диджей Владислав Соколовский, которому дали 10 суток ареста за то, что он включил песню «Перемен!» на провластном митинге в Минске, рассказал, что в изоляторе его бил сам Барсуков.

Собеседник «Медузы» рассказал, что в изоляторе замглавы МВД намекал задержанным, что их скоро отпустят, и шутил. Когда задержанных наконец-таки вывели в коридор, им дали подписать бумагу, что их отпускают, но если они продолжат участвовать в протестах, на них заведут уголовное дело. Однако потом — вместо того, чтобы отпустить на свободу, — всех отвели в другое помещение изолятора. Молодой человек подчеркнул, что в тот момент подумал: всех задержанных расстреляют. Но чуть позже их все же отпустили.

«Когда я вышел и увидел всех этих людей снаружи [в лагере]… — говорит бывший задержанный. — Я ничего не мог сделать, я просто ***** [очень удивился]. Это правда вообще? У меня вообще все рухнуло [в изоляторе] и выросло заново за один момент».

19 августа волонтеры начали убирать лагерь — он продолжит работу, но в сильно сокращенном режиме. Активисты пояснили Tut.by, что причина этого в том, что в изоляторе почти не осталось задержанных. Однако Euroradio сообщает, что лагерь убирают по требованию администрации изолятора — так как волонтеры якобы портят «зеленые насаждения» в парке.

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Фотографии: Максим С. для «Медузы»

Текст: Людмила Погодина

Реклама