истории

Показания Марка Цукерберга в сенате США. Максимально коротко

Meduza
08:03, 11 апреля 2018

Ting Shen / Xinhua / Sipa USA / Scanpix / LETA

Вечером 10 апреля основатель Facebook Марк Цукерберг в течение почти пяти часов давал показания в американском сенате. Представители юридического комитета и комитета по торговле, науке и транспорту задавали вопросы о данных пользователей и о вмешательстве в выборы с помощью соцсети. Цукерберг признал, что компания допустила ошибки, но пообещал принять меры для лучшего контроля за безопасностью данных. Полную расшифровку выступления можно прочитать или посмотреть на ютьюбе. Вот главные тезисы из многочасовых показаний основателя Facebook (прямые цитаты даны в кавычках).

Марк Цукерберг: «Facebook — компания идеалистов и оптимистов». Мы создали инструмент для общения. Но не смогли защититься от того, чтобы его использовали во вред. «Это большая ошибка. Это моя ошибка. Я сожалею. Я создал Facebook, управляю компанией, и я отвечаю за случившееся».

Сейчас у нас три основные цели. Первое — разобраться в том, что делала с нашими данными Cambridge Analytica и сколько пользователей это затронуло. Второе — проверить другие приложения, которые массово запрашивают данные. Третье — предотвратить подобные утечки в будущем. Я готов ответить на любые вопросы.

Вопрос: Сколько еще приложений запрашивали данные в таком количестве? Сколько раз вы просили их удалить?

Цукерберг: Такие случаи были. Я не знаю сколько. Мои сотрудники предоставят вам информацию.

Вопрос: Ваш исполнительный директор Шерил Сэндберг намекнула, что если пользователи не хотят, чтобы их данные применяли для таргетированной рекламы, то им самим придется платить за Facebook. Это так?

Цукерберг: По сути да. Хотя такой возможности сейчас нет. Мы хотим сохранить бесплатный сервис, доступный для всех. Иначе у нас бы не было миллиардов пользователей.

Вопрос: Facebook всегда будет бесплатным?

Цукерберг: «Всегда будет бесплатная версия Facebook».

Вопрос: Как вы намерены бороться с откровенно ненавистническими постами пользователей (hate speech)?

Цукерберг: Автоматически выделить такие посты очень сложно из-за лингвистических особенностей. К концу года заниматься проверкой постов у нас будут более 20 тысяч человек. Мы уже успешно применяем искусственный интеллект для поиска террористической пропаганды. Думаю, через 5–10 лет он сможет искать и другие неприемлемые высказывания.

Вопрос: Как вы боретесь с влиянием иностранных государств на наши выборы?

Цукерберг: Мы уже использовали искусственный интеллект, чтобы находить фейковые аккаунты для распространения политической агитации. Этот метод зарекомендовал себя на выборах по всему миру в 2017 году. «В России есть люди, основная работа которых — использовать наши и другие системы. Получается такая гонка вооружений».

Вопрос: Ваш вице-президент Эндрю Босуорт заявлял, что задача соцсети — обеспечивать связь, даже если ее используют террористы и «кто-то умирает». Вы с ним согласны?

Цукерберг: Он заявил это во внутренней переписке. Я с ним не согласен. В нашей компании все могут выражать свое мнение.

Вопрос: Если мне не нравится мой Ford, я могу купить Chevrolet. А если мне не нравится Facebook, куда мне идти? Кто ваш конкурент? Вы — монополист.

Цукерберг: Есть разные платформы: Google, Apple, Amazon, Microsoft. Мы с ними во многом пересекаемся. Мне не кажется, что Facebook — монополист.

Вопрос: Как вы думаете, кто-то целиком читает ваше пользовательское соглашение?

Цукерберг: Вряд ли его обычно читают. Думаю, надо предложить более понятный и сжатый вариант.

Вопрос: Вы готовы ввести правило, что пользователей будут уведомлять о любом взломе системы в течение 72 часов?

Цукерберг: Это кажется разумным. Надо обсудить.

Вопрос: До 2014 года ваш девиз был «действуй быстро и ломай все вокруг». Это так?

Цукерберг: «Не помню, когда мы его изменили, но сейчас девиз „действуй быстро со стабильной инфраструктурой“. Это уже не так шикарно».

Вопрос: Facebook постоянно блокирует пользователей за консервативные и ультраправые высказывания. Сколько демократов вы заблокировали? Какие политические взгляды у 20 тысяч ваших модераторов?

Цукерберг: Я понимаю, что вам кажется, что в Кремниевой долине есть только представители левых взглядов. Мы не спрашиваем наших модераторов про политические взгляды или поддержку политических партий.

Вопрос: Вы уже сказали, что хотите в будущем автоматически блокировать hate speech. Не получится ли, что вы начнете блокировать людей за их взгляды? Например, будете запрещать противникам абортов высказывать свое мнение.

Цукерберг: Я бы этого очень не хотел. Мы должны вместе придумать систему приоритетов для компаний, на которые они должны ориентироваться.

Вопрос: Теперь вы решили проверять, кто размещает политическую рекламу. Но как вы будете проверять, если ее размещает подставная компания? «Если ее размещает корпорация в штате Делавэр, вы ведь не узнаете, что за фирмой стоят русские?»

Цукерберг: «Да, сенатор… вы правы».

Вопрос: Если я напишу в WhatsApp что-то про «Черную пантеру», то мне потом покажут рекламу про это?

Цукерберг: Нет. То, что вы пишете в WhatsApp, не влияет на рекламу.

Вопрос: Что вы делаете в других странах, чтобы помешать властям давить на оппозицию?

Цукерберг: Прежде всего мы увеличиваем штат службы поддержки со знанием местного языка. Так происходит, например, в Мьянме в связи с притеснением рохинджа. Во-вторых, в таких странах обычно активное гражданское общество — оно помогает нам выявлять тех, кто распространяет неприемлемый контент. В-третьих, мы намерены повышать медийную грамотность.

Вопрос: Facebook использует записи разговоров на мобильных устройствах, чтобы составлять портрет пользователей?

Цукерберг: Нет. Вы, видимо, говорите о теории заговора, что мы включаем микрофон и используем запись для рекламных целей. Это не так.

Вопрос: Вы постоянно говорите о контроле пользователя над информацией. А вы сами ее контролируете? Facebook безопасен?

Цукерберг: Я считаю, что Facebook безопасен. «Я, моя семья и все люди, которых я люблю и которые мне дороги, постоянно им пользуются».

Днем 11 апреля Марк Цукерберг даст показания конгрессменам в палате представителей.

Михаил Зеленский