истории

«Вышел из СИЗО и тут же занялся собственной майнинг-фермой» Блогер Соколовский, липецкий электромонтер, оренбургский школьник и другие — о том, как они зарабатывают на криптовалютах

Meduza
11:22, 18 октября 2017

Популярность криптовалют привела к тому, что на них пытаются заработать самые неожиданные люди — от заводских рабочих до подростков. По просьбе «Медузы» Юлия Дудкина поговорила с жителями пяти российских городов, которые решили вложиться в криптовалюты, завести собственные фермы — или просто заработать на том, что все вокруг охотятся за биткоинами. «Медуза» также предлагает читателям поиграть в специальную игру и почувствовать себя криптовалютными инвесторами.

Этот материал — часть спецпроекта «Медузы» о блокчейне и криптовалютах; целиком его можно посмотреть здесь.

Андрей Турецкий

электромонтер, 31 год, Липецк. Имя изменено по просьбе

Я живу в Липецке, и тут совсем неинтересно — ни парков, ни развлечений. Работаю на заводе, получаю 25 тысяч рублей в месяц — хватает только на квартиру и еду. Других вариантов здесь нет — либо ты трудишься на заводе, либо работаешь в магазине.

Я неплохо разбираюсь в компьютерах: умею их собирать, чинить. Иногда подрабатываю этим — помогаю кому-нибудь почистить компьютер от вирусов или устранить какую-нибудь неполадку. Это нестабильный заработок, но хоть какой-то, к тому же мне это интересно. У меня есть друзья, которые тоже этим увлекаются, и в прошлом году некоторые из них вдруг заговорили про майнинг: они вложились в мощные фермы — по 350 тысяч рублей — и начали добывать криптовалюту. Это приносило неплохой доход, так что я тоже решил попробовать построить ферму дома. Правда, как раз перед этим я вылечил все зубы, так что денег не было. Я взял кредит в «Почта Банке» — 127 тысяч рублей под 19,1% годовых. Получалось, что я должен буду вернуть около 150 тысяч — я рассчитывал, что выплачу кредит примерно за семь-восемь месяцев, но все сложилось даже лучше, чем я предполагал.

Как построить ферму, я разбирался сам: почитал форумы, журнал Forklog. Купил пять видеокарт, каждая на восемь гигов. Было немного страшно перепрошивать видеокарты самому — я переживал, что прямо в процессе у меня дома вырубят свет. Если такое случается, видеокарта становится бесполезным кирпичом. Так что я попросил помочь с этим друга, у которого нет проблем с электричеством. Все остальные делал сам. Начать решил с альткоинов — за первый месяц я намайнил криптовалюты примерно на 300 долларов. А потом курс альткоина вдруг вырос в два раза, и я за четыре месяца рассчитался с кредитом и начал работать себе на прибыль.

Конечно, это рискованное предприятие. Например, если перепрошить видеокарты, чтобы увеличить их максимальную мощность, то потом их уже нельзя будет сдать в ремонт по гарантии. Но этот риск можно минимизировать, если правильно настроить программу для майнинга — так, чтобы она не допускала перегрева видеокарт. Это может быть очень сложно для того, кто вообще не в теме. Но в Липецке всего около сотни человек, которые так увлечены компьютерами и майнингом, так что мы все друг друга знаем и постоянно советуемся. У нас есть своя конференция в скайпе, мы вечно обсуждаем там, на какую криптовалюту лучше перейти и когда лучше что продать. Пока я разбирался со своей фермой, мне всегда было к кому обратиться за помощью.

Мое главное правило — никогда не продавать сразу валюту, которую намайнил. Всегда надо подождать удачного момента, пока она не подорожает. Но если уж продал раньше времени, не надо нервничать и сожалеть о неудачной сделке, а то никаких нервов не хватит.

Среди моих коллег никто не знает, что я занимаюсь майнингом. Про меня писали в городском интернет-издании, но никто не догадался, что это я. Во-первых, я выступал под вымышленной фамилией. А во-вторых, моим коллегам просто не интересна эта тема, они ничего не знают про новые технологии и, скорее всего, не обращают внимания на такие тексты. Я с ними свою ферму тоже не обсуждаю: могут начать завидовать, на заводе могут даже подставить перед начальством. Всякое бывает.

Обычно я трачу на свою ферму всего пять минут в день: проверю, как она работает, и, если все идет по плану, продолжаю заниматься своими делами. Зато жить стало куда веселее: у меня теперь есть дополнительные 20 тысяч рублей в месяц. Можно с девушкой сходить в кино или кафе, а можно просто где-нибудь пива выпить. Раньше не хватало денег, чтобы куда-то сходить. Я думаю взять еще один кредит и купить более профессиональное оборудование — тогда смогу зарабатывать еще больше. А зимой, может быть, наконец-то съезжу за границу. А то раньше максимум, что мог себе позволить, — российский санаторий по путевке от завода.

Ерлан Амантаев

школьник, 16 лет, Оренбург

Личный архив Ерлана Амантаева

Мне никогда не нравилось брать деньги у родителей, я хотел, чтобы у меня были свои. В 12 лет я начал расклеивать объявления на улицах, продавать яблоки в карамели в парках. Потом прочитал книжку Роберта Кийосаки «Богатый папа, бедный папа». Автор утверждал, что деньги должны приносить деньги, и призывал инвестировать. Я тогда очень загорелся экономикой и инвестированием, читал про форекс, про то, как вкладываются в недвижимость. Когда мне было 15 лет, я узнал про биткоин. Он тогда стоил 400 долларов, и курс постепенно рос. У меня не было денег, чтобы вложить их в криптовалюту, и я решил попробовать майнить. Но у меня был старенький компьютер с видеокартой на полтора гига — что я там мог особо намайнить? Через полтора месяца я забросил эту затею и вообще забыл про биткоин. А потом, через год, узнал, что курс достиг полутора тысяч долларов. То есть если бы я вовремя смог вложиться, я бы увеличил свой капитал на 300 процентов. Это ведь не идет ни в какое сравнение с банками, где открываешь вклад и получаешь 5–10% годовых.

И тут я загорелся этой темой — пересмотрел все ролики на ютьюбе, перечитал кучу статей. К тому моменту у меня было примерно 30 тысяч рублей собственных накоплений, и я купил биткоины. За следующие три месяца курс подскочил до трех тысяч долларов — мой капитал вырос в два раза. Тогда я решил заняться трейдерством: вывел половину биткоинов на биржу и начал торговать. Русскоязычных сервисов я не нашел, пришлось разбираться в англоязычных. Сначала ничего не было понятно, так что в первую же неделю я ушел в небольшой минус. Но потом где-то за месяц разобрался и начал зарабатывать. Теперь у меня есть инвестиционный портфель, и в нем 30 разных криптовалют. Среди них есть и такие, которые пока стоят по 5–10 долларов. Но потом, может, они повторят судьбу биткоина.

Сейчас мне 16 лет, я учусь в 11-м классе и живу в Оренбурге. В следующем году я хочу поехать в Москву. Говорят, что в столичных вузах начнут обучать на блокчейн-специалистов — это именно то, чем я хочу заниматься. Можно будет создать свою криптовалюту или разрабатывать проекты на основе блокчейна. Между прочим, ВЭБ уже сейчас создает департамент тинейджеров, которые будут заниматься этой технологией.

Родители моего увлечения не понимают. Они видят, что я неплохо заработал на биткоине, но все время говорят: «Это ненадолго, вот вырастет конкуренция, и деньги закончатся». Но они в этом просто не разбираются. В Оренбурге вообще мало кто интересуется криптовалютами. Никогда не слышал, чтобы кто-то из моих одноклассников или приятелей-ровесников про это говорил — с ними мы всегда обсуждаем другие темы, школу например. Зато в этом году я ездил на всероссийскую викторину для школьников «Цифровая экономика. Поколение Z» и там познакомился с ребятами, которым так же интересны криптовалюты. Мы теперь постоянно переписываемся и думаем сделать какой-нибудь проект. Еще хотим записать видео и отправить в банки, которые зовут тинейджеров работать с блокчейном, — вдруг нас тоже позовут?

Анатолий Ершов

компьютерный мастер, 37 лет, Москва. Имя изменено по просьбе

Пару месяцев назад я зарегистрировался на Avito и написал объявление: «Помогу с настройкой фермы для майнинга». Назначил условную цену — пять тысяч рублей. С тех пор мне звонят каждую неделю. На самом деле я делаю это не для заработка, у меня есть другая работа. Какая — не скажу, но я человек творческой профессии. А за сборку и настройку ферм я взялся скорее из интереса. Прихожу к людям, смотрю, какие они собирают себе фермы. Тем более что я с детства увлекаюсь компьютерами.

Таких мастеров, как я, очень много — они появились на сервисах услуг еще несколько лет назад, когда только начали говорить, будто бы на майнинге можно легко заработать. Теперь далеко не самые обеспеченные люди вкладывают свои скромные сбережения в фермы, а потом мучаются с ними. Ко мне часто обращаются новички, которые ничего не понимают в майнинге, блокчейне, криптовалютах, — они почитали где-то про это, и им показалось, что это способ легко заработать. А на самом деле все не так — это сложная технология. Чтобы нормально зарабатывать, надо как следует вложиться, нанять программистов, сделать по-настоящему сложную систему. Зарабатывать, инвестировать, совершенствовать сборку. Многие экономят на комплектующих, и у них начинаются проблемы с электричеством, замыкания. Иногда приходится полностью разбирать фермы. Чаще всего проблема бывает в блоке питания.

Бывает, что я помогу человеку настроить, а он потом начинает странно себя вести: как будто думает, что если я пришел и все починил, значит, мы теперь друзья и можно постоянно звонить мне и просить, чтобы я проконсультировал по телефону. Приходится отвечать, что я не даю консультаций. Как такие люди будут дальше разбираться со своими фермами — не знаю. Думаю, им придется тяжело.

У меня тоже есть ферма для майнинга, но я считаю ее экспериментальной и майнером себя не называю. Майнеры — это те, кто построил себе дата-центр на несколько миллионов, а я так, любитель. Это как на картинге кататься: ты тратишь деньги на бензин, тренируешься, но не становишься от этого гонщиком, и прибыли тебе это не приносит. Сейчас у многих дома стоят любительские фермы, и я считаю, что зря журналисты пишут про таких людей тексты и раздувают ажиотаж: кончится тем, что этих людей посадят.

Максим Варюхин

СЕО BitMoneyGroup, 29 лет, Екатеринбург

Личный архив Максима Варюхина

Раньше у меня был строительный бизнес в Екатеринбурге: заборы и ворота, коттеджи. Но это сезонный бизнес — летом работаешь, а зимой сидишь без заказов. И вот в прошлом году я узнал про биткоины, и это был как будто посыл сверху.

Сначала я просто по совету друзей сходил на презентацию для инвесторов: там рассказывали, что такое биткоины и почему выгодно в них вкладываться. Я заинтересовался, прямо почувствовал, что это мое. Раньше мне всегда были интересны традиционные биржи, я следил за валютными парами. Оказалось, что в мире криптовалют все очень похоже, и я начал следить за курсом биткоина. Сходил еще на три конференции, познакомился с людьми, которым это так же интересно, и мы решили зарегистрировать компанию BitMoney и заняться консультациями. Денег мы за них не брали: зарабатывать начали на трейдинге. А консультации — это скорее для просвещения. К нам может прийти кто угодно, и мы объясним ему, что такое криптовалюта и блокчейн.

Однажды я услышал, что в Москве открылся офлайновый обменник криптовалют, и мы тут же открыли свой — второй в России. Он и сейчас работает. Я мечтаю, чтобы наш консультационный центр разросся, чтобы в нем было несколько залов, где можно было бы читать лекции и проводить конференции. Это было бы место, куда можно прийти и узнать все о криптоиндустрии.

Я считаю себя криптоанархистом. Криптовалюта — это человеческий продукт, государство и банки не делают на нем наживы. Не то чтобы я как-то плохо относился к государству, просто мне нравится, что майнить криптовалюту может кто угодно, тут действует совсем другая политика. Я — владелец биткоина, значит, я участник единой сети — такой же, как какой-нибудь человек из Токио, у которого тоже есть биткоины.

Еще мы с коллегами запатентовали собственное устройство — «Маня». Мы говорим про него: «Майнер Маня майнит мани». Это альткоин-майнер, который позволяет отводить тепло из помещения. Когда мы сами начали собирать фермы, мы поняли, что нельзя держать больше двух-трех аппаратно-программных комплексов в одном помещении: они вырабатывают слишком много тепла. Так что мы решили сделать майнер с теплоотводом: видеокарты в нем расположены таким образом, чтобы потоки холодного и горячего воздуха не пересекались и внутри системы создавалось отрицательное давление. Чем горячее чипы, тем больше разница температур и тем сильнее давление и эффективнее охлаждение.

Это небольшое устройство — полметра в высоту и 25 сантиметров в ширину. Оно позволяет разместить 50 ферм на двадцати квадратных метрах. При этом «Маня» может работать как обогреватель — отапливать дом или подвал. Пока мы успели собрать около сорока таких корпусов, и их уже раскупили. Одно такое устройство стоит 12–17 тысяч рублей в зависимости от видеокарты, а их себестоимость — 9–10 тысяч.

Все это оказалось намного интереснее, чем строительный бизнес, так что теперь компанией управляет мой партнер. А я занимаюсь трейдингом и фермами, а еще постоянно езжу на разные конференции и общаюсь с людьми. Кто-то говорит, что биткоин — это пузырь и он обязательно лопнет. Ну и пусть говорят. А деньги свои пускай держат в банке или лучше под подушкой — так точно безопаснее.

Руслан Соколовский

видеоблогер, 22 года, Екатеринбург

Впервые я услышал про майнинг и криптовалюты в 2011–2012 году — тогда биткоин существовал всего пару лет и только начал набирать популярность. Я попытался разобраться, как работает блокчейн, почитал про это, но ничего не понял. Мне казалось, что это что-то неинтересное и лично мне совершенно не нужное — я подсчитал, что если попробую собрать ферму для майнинга, то потрачу на электричество больше денег, чем в итоге заработаю. Так что я решил не заморачиваться и надолго забыл про блокчейн и криптовалюты.

Но через пару лет биткоин стал стоить около 300–400 долларов, и я снова заинтересовался этой темой. В 2014 году у меня появился приятель, который занимался майнингом, и у него в гостях я впервые увидел майнинг-ферму вживую. В ней было оборудования на 4–5 миллионов рублей, очень много видеокарт — это производило впечатление. Я стал помогать приятелю с его фермой, смотреть видео, читать книги про майнинг и криптовалюты и постепенно начал более-менее разбираться. Хотя, конечно, все понять в этой теме невозможно — только сами создатели криптовалют полностью осознают, что происходит.

Пару лет назад, когда я стал видеоблогером, я начал рассказывать про криптовалюты: сделал пару роликов о том, что такое биткоин и как это работает. К тому моменту я наконец понял, сколько достоинств у криптовалют. Они неподконтрольны никому, кроме децентрализованной сети майнеров. Если у тебя есть криптовалюта, ты можешь быть уверен, что государство не заберет твои деньги. Когда-то мне казалось: зачем биткоин, если есть доллар и он защищен золотом? Но теперь я понял: на самом деле доллар ничем не защищен, а стабильность биткоина обеспечивают сотни тысяч майнеров по всему миру.

В начале 2017 года после истории с ловлей покемонов в храме я вышел из СИЗО и тут же занялся собственной майнинг-фермой: нашел инвесторов, которые вложили пять миллионов рублей — для меня это были огромные деньги на тот момент. Вложения окупились буквально за два месяца, и дальше ферма уже стала работать на прибыль. Правда, сейчас я уже не так активно ей занимаюсь, мне больше нравится заниматься трейдингом и делать собственное СМИ про криптовалюту — BitJournal.

Видеоблогер Руслан Соколовский перед заседанием суда в Екатеринбурге, 3 сентября 2016 года. Соколовского обвиняли в возбуждении ненависти, в частности — за видеоролик, где он играл в Pokemon Go в церкви
Владимир Жабриков / AP / Scanpix / LETA

Я считаю себя популяризатором идеи криптовалют. Для меня это вопрос не только заработка, но и политики — я рассказываю людям о системе, которая не приемлет вмешательства государства. Мне кажется, через два-три года криптовалюта будет уже у всех и расплатиться ей можно будет где угодно, в любой кофейне. Не всем государствам нравится такая перспектива, но если правительство какой-то страны попытается помешать процессу, то эта страна рискует превратиться в Северную Корею — отсталое изолированное государство. Куда разумнее для любого правительства будет влиться в тренд.

Лично я уже держу все свои сбережения в биткоинах. Это вынужденная мера — недавно я обнаружил, что Росфинмониторинг включил меня в список экстремистов и террористов и я больше не могу пользоваться банковскими картами — мне разрешено только выводить со счетов по 10 тысяч [рублей] в месяц, и для этого надо лично приходить в банк. Так что теперь меня выручает криптовалюта, которую я по необходимости вывожу в рубли. Правда, это не очень удобно: я много теряю на волатильности и комиссиях. Думаю, однажды появится какая-то криптовалюта с быстрой и дешевой транзакцией, а биткоин будет скорее для хранения больших сумм.

Многие сравнивают хайп вокруг криптовалют с золотой лихорадкой, и это верное сравнение. Майнеры — как золотоискатели на приисках, которые умудряются за стакан виски продать то, что через пару месяцев будет стоить тысячи долларов. Люди, которые в свое время успели затариться золотом, отлично заработали. Ну, а больше всего в этой суматохе обогатятся те, кто продает лопаты.

Записала Юлия Дудкина