Перейти к материалам
Граффити с Путиным в Белграде
истории

У нас одна кровь, мы ничем не отличаемся Что думают сербы о войне в Украине — и как они встретили эмигрантов из России. Репортаж Ильи Азара из Белграда

Источник: Meduza
Граффити с Путиным в Белграде
Граффити с Путиным в Белграде
Antonio Bronic / Reuters / Scanpix / LETA

Сербия остается одной из немногих стран, которые не присоединились к санкциям против России. Президент Александр Вучич, который 3 апреля выиграл очередные выборы, второй месяц жалуется, что Запад все сильнее принуждает его отречься от «братского народа». Сделать это он не может не только из любви к России, но и потому что большая часть сербского общества поддерживает войну с Украиной. При этом с начала марта в страну приезжает все больше эмигрантов из России, которые бегут от падающей экономики и политических репрессий. Журналист Илья Азар побывал в Белграде, где пообщался с сербами о России, а с россиянами — о Сербии.

часть первая

Сербы и Россия

«Сербия и Россия — вместе навек»

Мы сидим за столом в номере отеля Apartmani Skadarlija в Белграде с его хозяином Зораном Радуловичем, который достает из пакета и с гордостью демонстрирует мне свои реликвии. Портрет президента Путина, флаг России с имперским орлом, бутылку белого вина «Русский Крым», кружку с президентом в темных очках и надписью «Самый вежливый из людей», а также наручные часы «Самара» лимитированной серии, которые ему подарил некий «высокопоставленный прокурор из России».

«Я когда понял, что русские и сербы — один народ? Когда несколько лет назад был в храме в Пскове, где услышал литургию. Я все слова понимал, как будто она была на сербском языке. Так что Сербия и Россия — вместе навек, у нас одна кровь, мы ничем не отличаемся», — говорит Радулович, который учил русский язык в школе и с тех пор, увы, свой уровень почти не улучшил. 

Он захватил с собой еще и сотни фотографий, которые — чтобы не обидеть радушного хозяина — мне пришлось смотреть минут двадцать. Вот Радулович с женой на Красной площади, вот он на фоне советской военной техники в парке «Патриот», а вот вместе с командиром группы высшего пилотажа «Стрижи» — на авиасалоне МАКС.

Демонстрирует Радулович и фотографию своего пса с георгиевской ленточкой, привязанной к ошейнику. «У меня даже собака русская», — хвалится дородный серб, пришедший на встречу в костюме и белой рубашке навыпуск.

Зоран Радулович с портретом Владимира Путина в шайкаче — традиционной шапке из войлока, которая считается в Сербии националистическим символом
Илья Азар для «Медузы»

Радулович наливает в кружку с Путиным вино (домашнее, а не ценный «Русский Крым», конечно) и с удовольствием позирует для фотографии. Он называет Путина царем, а его внешнюю политику — «отличной на 100%». Хотя к внутренней имеет вопросы: слышал, что «бизнес в России у чеченцев и таджиков».

«У меня есть вакцина „Спутник“, и мне сказали, что мне не можно на Запад, и я ответил: не можно — [значит] не нужно. Теперь я хочу прожить один год в России, чтобы увидеть русскую душу», — рассказывает Радулович.

Уже этой весной он планирует поехать через Румынию в Одессу, дальше в Крым и в Москву через Волгоград. Радулович надеется, что к 9 мая война в Украине закончится и ехать он будет уже только по «освобожденной» от «нацизма» территории. Приходится показать ему актуальную карту боевых действий в Украине и объяснить, что российские войска недавно ушли из Киевской области и от Николаева, поэтому уже вряд ли возобновят движение на Одессу. 

Радуловича эти новости заметно расстраивают, хотя кажется, до конца он мне не поверил. Он вообще довольно подозрителен: рассказывает будто невзначай, что у него в отеле жила русская журналистка, которая в какой-то момент пошла в американское посольство, а значит точно «шпионка».

Как и многие сербы, Радулович безоговорочно поддерживает Россию, развязавшую войну в Украине. «Если бы не было войны сейчас, они [украинцы и НАТО] пришли бы через 10 лет в Москву. Люди не понимают: это не агрессия», — повторяет Радулович тезисы российской пропаганды.

— А украинцам вы не сочувствуете?

— Мне жаль людей, я люблю православных украинцев так же, как русских. Я [в Белграде] видел на дороге две машины с украинскими номерами и показал им большой палец. Но я ненавижу «Азов», нацистов и Галицию, где все были за немцев