Перейти к материалам
Арина Малиновская
истории

«Говорят, пока ты не приедешь — я буду здесь сидеть» Родственник журналистки «Белсата» Арины Малиновской, уехавшей из Беларуси, стал заложником. Таким образом власти добиваются ее возвращения

Источник: Meduza
Арина Малиновская
Арина Малиновская

Три дня назад ведущая телеканала «Белсат» Арина Малиновская была вынуждена покинуть страну. Это произошло после того, как силовики задержали двух героев ее программы и шесть журналистов канала (последних обвиняют в «незаконном изготовлении и распространении медиаконтента»). А затем к ней самой домой пришли силовики. Уже после того, как Малиновская уехала из Беларуси, ей с телефона мужа ее сестры позвонил следователь и сообщил, что ее родственник задержан, а вскоре могут быть задержаны бабушка и дедушка журналистки. Отпустят их, сказал силовик, только после того, как Малиновская сама придет в отделение милиции. Спецкор «Медузы» Кристина Сафонова поговорила с Ариной и с ее коллегой, которая тоже покинула Беларусь, но попросила не называть ее имя, о сложившейся ситуации и о преследовании журналистов и их близких в Беларуси.

Арина: У нас выходила программа «Шчыра кажучы», очередной выпуск. Пригласили в студию бывших сотрудников [правоохранительных] органов, пообщались с ними. После выхода программы, на следующий день, двоих из них задержали.

Ксения (имя изменено по ее просьбе): В среду [19 мая] вышла программа. Герои программы — силовики, которые уволились в знак солидарности с белорусским народом. Они отказались задерживать протестующих, поэтому уволились еще в августе. Один из них [Егор Емельянов] нашел работу. А второго милиционера [Дмитрия Кулаковского] задержали — он рассказывал в программе, как к нему относились на Окрестина. Ему дали два года «химии» якобы за оскорбление сотрудника. Была апелляция, его отпустили, он пришел к нам в студию дать интервью. 

[После выхода программы] и одного и второго задержали якобы за сопротивление сотрудникам. Я думаю, их намеренно где-то ждали. Емельянов работает сейчас фитнес-тренером, его прямо возле работы задержали. 

Арина: Когда я увидела, что задержали Кулаковского, конечно, начала переживать. Это был шок. В любом случае, когда мы записывали эту программу, общались с гостем, он предполагал уже, что может произойти.

[Потом силовики] пришли в студию «Белсата», в то время там снималась другая программа. Нас там не было. 

Ксения: Они никак не объяснили [задержание наших коллег]. Наше предположение — ехали они не за этими сотрудниками. Я как раз думаю, что они ехали за нашей командой. 

Правоохранители пришли с обыском в студию «Белсата» в Минске. Панорама
АТН: новости Беларуси и мира

Ксения: После того, как их задержали, мы поняли, что у нас совсем мало времени до тех пор, как придут к Арине. 

Арина: И мы решили обезопасить себя. 

Ксения: Мы начали обсуждать возможность переезда. 

Арина: Не хотелось уезжать. Я даже отказалась уже от этой мысли о переезде…

Ксения: Да, в тот момент, когда они постучали в дверь [к Арине], мы приняли решение, что мы остаемся в Беларуси. Я разговаривала с Ариной по телефону и услышала, что к ней начали ломиться в квартиру. 

Арина: Вечером в пятницу [21 мая] ко мне домой начали стучаться, звонить. Я сразу поняла, что это не просто соседи, слишком напористые были стуки, сильные. Отключили электричество. Кричали: «Открывай!» Двери я не открыла, потому что я не знала наверняка, знают ли они, что я там нахожусь, а выходить — себе дороже. Пошли по соседям. После этого ночью я уехала из страны. Сейчас я нахожусь в Украине. 

Вчера [24 мая] мне позвонил муж моей сестры и сказал: «Так и так, меня задержали и говорят, что, пока ты не приедешь, я буду здесь сидеть». Также они направляются за бабушкой и дедушкой — это следователь уже взял трубку [и сказал].

Я уточнила по поводу Окрестина, он сказал, что они будут там до того момента, как я приеду. Я сказала, что нет возможности приехать, потому что я в Украине, я не в Минске, я не в Беларуси. Меня спрашивали, как я выехала вообще, как это получилось — я так понимаю, что они не понимают этого вообще и, возможно, даже не доверяют. 

Ксения: Мы сразу же нашли адвоката родственникам, но пока она не может выйти с ними на связь. 

Арина: Связи с бабулей и дедулей у меня лично нет. С [мужем сестры] Валентином — тоже. Вчера вечером мне сказали, что его отпустили. Но это тоже под вопросом, мы точно не знаем. Хотим верить в это. 

Ксения: С Валентином был задержан еще его друг, он был вместе с ним в момент задержания. С другом связи тоже нет.

Арина: [Давление на родственников —] это шок. Конечно, я и подумать не могла, что так все может обернуться. Я знала, что может быть какой-то прессинг на меня, как на журналиста. Но я и подумать не могла, что это давление начнется на моих родственников. Я не думала, что это возможно. 

Журналисты уезжают, потому что боятся за себя, за своих близких. Из моих знакомых журналистов есть те, кто уехал. Есть также другая часть, которая осталась, которая работает. Что из этого будет дальше, не знаю. Наверное, никто не знает. 

Ксения: Будучи сотрудниками «Белсата», мы не работали в безопасности. У нас и до выборов были постоянные задержания. Конечно, мы ощущали [усиление давления на нас]. И мы предполагали, что все этим может и закончиться. Мы знали, что может наступить такой момент, что нам придется уезжать из страны — в лучшем случае если успеем. 

Понятное дело, что [если остаешься] это сразу же задержание. Другой вопрос, что у нас забрали нашу студию. Писать нашу программу в нашей студии мы уже не можем. Завтра выйдет очередной выпуск программы «Шчыра кажучы». Сезон на «Белсате» длится до первой среды июня. У нас осталось до конца сезона два выпуска, они уже записаны, и мы их выпустим. А дальше мы уходим в запланированный отпуск. Мы пока еще не думали [как будем работать дальше].

Вскоре после интервью Ксения написала корреспонденту «Медузы»: «Нам только что позвонил Валентин. Говорит, что он „на сутках“ [задержан]. Вопрос тот же — когда вернется Арина». На вопрос о том, какова причина для задержания, она ответила: «Заложник» и «Какие законы сейчас в Беларуси [?]».

С разрешения Арины мы публикуем запись ее второго разговора с мужем ее сестры.

Расшифровка разговора Арины и Валентина:

Валентин: У меня минута примерно. 

Арина: Да. 

Валентин: Я на сутках. [Мой друг] Георгий — тоже. Значит, меня очень настойчиво спрашивают вот, когда ты приедешь. И чтобы ты оставила какой-то телефон для связи с собой. 

Арина: А ты как?

Валентин: Ну, как? Плохо. 

Арина: Так есть же вот мой телеграм. 

Валентин: Ну…

Арина: Они же могут мне позвонить по телеграму. 

Валентин: Не знаю, меня вот это (нрзб.) раз спрашивали, когда ты приедешь и чтобы ты оставила телефон. Мне особо не объясняют, я особо не спрашиваю. Не то место, и как бы не в том я состоянии сейчас, чтобы что-то там…

Арина: Я не знаю. Я не смогу приехать. 

Валентин: Я так понимаю, что мне здесь придется столько… Пока они как бы не услышат от тебя, что ты приедешь. 

Арина: Что? Что там говорят?

Валентин: Мне говорят… Как я понимаю, что меня… Как я понял, что меня не отпустят до тех пор, пока ты что-то внятное не скажешь по поводу приезда. 

Арина: Так я не приеду. 

Валентин: Ну что тогда? Ну тогда, наверное, у меня к тебе вопросов нету.

Слушайте музыку, помогайте «Медузе»

Записала Кристина Сафонова

Реклама