Перейти к материалам
истории

«Не стойте здесь, они вас всех задержат» Акция против поправок к Конституции закончилась шествием по центру Москвы и задержанием 130 человек — в том числе случайных прохожих. Репортаж «Медузы»

Источник: Meduza

Вечером 15 июля в Москве прошла акция против поправок к Конституции — ее участники оставляли подписи под требованием отменить поправки. Через два часа после начала она переросла в шествие по центру Москвы, протестующие вышли на проезжую часть. После этого полиция начала жестко задерживать участников — в автозаки увели больше 130 человек. За ходом акции наблюдали спецкор «Медузы» Кристина Сафонова и фотограф Евгений Фельдман.

Грузный мужчина кричит: «Я следующий» — и, расталкивая толпу, идет к памятнику Пушкину на Тверской улице. Здесь собирают подписи за отмену итогов голосования по поправкам в Конституцию. 

Изначально организаторы — кампания «Нет!» — планировали провести 15 июля митинг на Пушкинской площади. Но московские власти предсказуемо его не согласовали — формат акции изменили на не требующий разрешения мэрии сбор подписей под коллективным иском с требованием отменить итоги голосования. Его, по словам участников кампании, сначала направят в Верховный суд, а затем — в Европейский суд по правам человека. 

«Они вообще не хотят сейчас ничего согласовывать, никаких уличных акций. Я думаю, они пытаются вообще этот жанр „митинги“ убрать из политики. Но я думаю, что это у них не получится, потому что люди хотят этого и выходят», — говорит журналистам муниципальный депутат и сооснователь «Нет!» Юлия Галямина.

По ее словам, сбор подписей — еще одна возможность «мобилизовать людей». «Мы не соглашаемся с результатами, мы считаем, что [были] большие фальсификации. И эти фальсификации сами по себе аннулируют всю процедуру. Если Владимир Владимирович думает, что он таким образом себя легитимизировал, нет, — наоборот, он обнулил свою легитимность с помощью такого фальшивого голосования», — добавляет Галямина. 

Под проливным дождем сотни людей выстраиваются в несколько очередей к импровизированным пунктам сбора подписей. Несколько человек с бланками стоят рядом с памятником Пушкину. Другие — у фонарей. Самая длинная очередь тянется от памятника до кинотеатра «Россия». 

«Мы сегодня здесь, потому что сначала сделали плебисцит, который не является легитимным. Потом сфальсифицировали явку. Сфальсифицировали все, что можно. И в итоге приняли Конституцию, которая по сути нарушает права мои и всех людей в России», — говорит «Медузе» 23-летняя студентка магистратуры Мария. На ней маска с наклейкой «Нет» — такие перед началом мероприятия раздавали всем желающим.

— Всех бюджетников, абсолютно всех бюджетников заставляли голосовать электронно, — говорит мужчина рядом с «пунктом» у фонаря. В очереди кивают.

— А остальные люди не пришли, потому что это [голосование по поправкам] — антиконституционное занятие. Никто в этот плебисцит не поверил, и поэтому не пошли голосовать вообще, — подхватывает стоящая рядом женщина с зонтом. 

— Бюджетников в стране 21 миллион, — поднимает на них глаза девушка, оставляющая в этот момент свои данные в бланке. 

— Девочки, не отвлекайтесь, время! — командует женщина с зонтом. 

К 20 часам — через час после официального начала акции — на Пушкинской все больше плакатов: «#НетПоправкам, #Нет Путину», «Я/Мы Конституция России», «Пудинг просрочен» и «Руки прочь от схиигумена Сергия!». Последний держит пенсионерка Фаина.

«[Схиигумен Сергий] обратился к Путину с предложением власть передать ему. Я его полностью поддерживаю. И считаю, что беззаконие, которое сейчас творится в отношении него и его монастыря, недопустимо. Мы будем за него бороться. Путин должен уйти», — говорит она «Медузе». 

Слышны на Пушкинской и лозунги: «Россия будет свободной», «Раз, два, три — Путин, уходи», «Лучшая поправка — Путина отставка», «Свободу политзаключенным», «Мы здесь власть». Полицейские, которые во время пандемии задерживают москвичей даже за одиночные пикеты, в этот раз за происходящим наблюдают со стороны и почти не вмешиваются. О единственном задержанном на площади сообщила координатор «Открытой России» Татьяна Усманова. По ее словам, его вскоре отпустили. 

Желающих оставить подпись так много, что организаторам сбора приходится распечатывать дополнительные бланки. «Я не знаю, какая будет судьба у этого иска. Но это законная форма гражданского действия. Я думаю, люди, которые здесь стоят в очереди, тоже понимают, что это 50 на 50 — либо сработает, либо нет. А даже скорее „нет“, чем „да“. Но эти люди показывают, что у них есть потребность в гражданском действии, и они приходят сюда в дождь», — говорит «Медузе» московский муниципальный депутат Елена Филина. 

Рядом с одной из очередей стоит 23-летний Иван — на его плечах флаг Сербии, закрепленный значком с надписью «Нет». В руках — имперский флаг.

«Я выступаю против поправок, которые по сути своей профанация. Единственная цель — продление диктаторских полномочий президента, — рассказывает Иван. — Что касается символики, я счел нужным прийти с историческим флагом своей страны сюда. А флаг Сербии — в знак поддержки протеста, который там сейчас проходит. Там тоже под предлогом продления карантина и противовирусных мер расширяются полномочия полиции, вводится комендантский час, и президент точно так же укрепляет свою диктатуру, как и в России. Здесь самые разные политические силы собрались…»

Во время разговора с корреспондентом «Медузы» к Ивану подходят его друзья и приветствуют его, пожимая руку за запястье. Один из них прерывает товарища и говорит корреспонденту «Медузы»: «Можно маленький комментарий? Мнение всех политических сил, которые здесь собрались: Путин — ***** [чучЕло]». 

К этому моменту на площади действительно можно увидеть представителей разных «политических сил». С одной стороны памятника стоят люди в футболках «Я/Мы Фургал». Раз за разом они повторяют лозунги в поддержку арестованного губернатора Хабаровского края: «Хабаровск, мы с тобой», «Фургал, мы тебе верим» и «Мы — не терпилы».

С другой стороны памятника собрались участники «Бессрочного протеста» и ЛГБТ±активисты. «Президент просрочен, протест бессрочен», «Долой гомофобную власть», «Беларусь, мы с тобой», «Свободу Юле Цветковой», «Россия будет свободной», — кричат они. 

Находятся и те, кто не согласен с лозунгами. Во время скандирования «Гомофобам позор» мужчина из толпы возмутился: «Страну попутали, эй!». Но потасовок не возникает. Не реагируют присутствующие и на провокации пришедших на площадь активистов провластного движения SERB — те мешали участникам акции давать интервью и пытались убедить их в правильности принятия поправок.

Около 21 часа из толпы все чаще доносятся крики с предложением «пойти гулять». Наконец, под скандирование «Мы идем гулять» и «Москва, выходи» большая часть собравшихся — около 300 человек — направляется в сторону Страстного бульвара. Полиция в происходящее по-прежнему не вмешивается. Не останавливает шествие и красный сигнал светофора. Дойдя до Петровского бульвара, где тротуары очень узкие, люди выходят на проезжую часть. 

Разогнать шествие пытаются сотрудники ДПС. Из служебных машин по громкоговорителю доносится просьба освободить проезд. Толпа не подчиняется, но и не движется дальше. Трое протестующих ложатся на дорогу. Через несколько минут на помощь дорожно-патрульной службе приходят полицейские в черных балаклавах и вытесняют всех на тротуар. Но уже в ближайшем переулке — Крапивенском — люди снова выходят на дорогу и продолжают скандировать. 

Звучат сирены. Автозаки вереницей въезжают в переулок. За протестующими бегут полицейские и омоновцы в полной защитной экипировке. На соседней Петровке начинаются жесткие задержания. Одного из участников шествия сотрудники окружают и бьют ногами. После чего заталкивают в машину. Другого протестующего во время задержания валят на землю и тащат к автозаку. Многих заносят в машину на руках.

«Я — фотокорреспондент. Находясь при исполнении, подвергся нападению ваших сотрудников», — говорит полицейскому в фуражке мужчина с седыми усами. В ответ тот предлагает журналисту обратиться к кому-нибудь еще. 

«Давайте, ломайте нас, собаками травите» — истошно кричит из автозака задержанный. Следом за ним еще один голос: «Врача! Врача!».

Омоновцы становятся в оцепление и перекрывают улицу, разбивая протестующих на несколько групп. Задержания продолжаются. Из толпы выхватывают случайных людей, в том числе журналистов. С разных сторон доносятся крики: «Полиция с народом» и «Позор», но задерживают и кричавших. Большинство задержанных ведут к автозаку «ласточкой» — с сильно заведенными за спину руками. 

«Ничего не делал, ребенок фактически. Он просто стоял. Меня схватили тоже, но люди втащили обратно, которые видели, что я — пожилая женщина. А его забрали туда [в автозак], вот сейчас уехала машина», — рассказывает журналистам о задержании 17-летнего сына участница шествия Ксения Никольская. 

«Не стойте здесь, они вас всех задержат», — кричит в форточку автозака одна из задержанных. «Я не мог не прийти», — говорит из-за решетки соседнего автозака журналистам парень.

К 22 часам на тротуарах почти никого не остается, кроме журналистов. Полицейские снимают оцепление, несколько автозаков уезжают. Кажется, что все закончилось. Но через несколько минут задержания возобновляются. Сотрудники цепочкой заходят на тротуар и выбирают, кого взять на этот раз. 

«Я была на маникюре. Муж меня ждал [на улице]. Я вышла, а его — нет. Он мне сейчас звонит [из автозака], его не выпускают. Я и чек могу показать», — рассказывает «Медузе» женщина в белой куртке по имени Полина. Все ее попытки объяснить полицейским ошибку не приносят результата. Не реагируют сотрудники и на слова корреспондента «Медузы». Один из их начальников в ответ на вопрос о задержании людей, которые не участвовали в шествии, недовольно говорит: «Дайте мне поработать!».

Когда на улице почти никого не остается, последние автозаки уезжают. В форточку автозака один из задержанных продолжает кричать: «Россия будет свободной». 

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Кристина Сафонова

Фотографии: Евгений Фельдман для «Медузы»

Реклама