Перейти к материалам
истории

«Русская служба Би-би-си» рассказала о фиктивной смене владельца «дворца Путина» в 2011 году. За резиденцию заплатили всего 10 миллионов рублей

Navalny Life / Youtube / AP / Scanpix / LETA

Продажа «дворца Путина» под Геленджиком в 2011 году бизнесмену Александру Пономаренко была фиктивной — ее предыдущие формальные владельцы получили за объект лишь около 10 миллионов рублей, а после продажи подконтрольные им компании продолжили управлять резиденцией. Эти данные, фигурировавшие в расследовании Алексея Навального, смогла подтвердить «Русская служба Би-би-си», в распоряжение которой попал массив документов и справок к совещаниям, связанных с первыми годами постройки дворца. 

О существовании «дворца» стало известно в конце 2010 года из открытого письма тогдашнему президенту России Дмитрию Медведеву предпринимателя Сергея Колесникова, который, по собственным словам, участвовал в его строительстве. Бизнесмен опубликовал документы, связанные с возведением дворца, и сообщил, что его курирует бизнесмен Николай Шамалов в интересах Владимира Путина. В начале 2011 года Колесников дал интервью «Новой газете», позже в распоряжение издания попал контракт на строительство, в котором упоминалось Управделами президента РФ.

Как пишет «Русская служба Би-би-си», уже через два дня после выхода статьи «Новой газеты» была подготовлена справка под названием «План действий», в которой рассматривались варианты о том, как минимизировать ущерб от действий Колесникова. Одним из вариантов была «эскалация конфликта» — преследование Колесникова в уголовном порядке, однако от него отказались, так как он уже уехал из России и так как это создавало риски «инициирования широкого международного расследования».

Параллельно с этим прорабатывалась задача выработки позиции для СМИ относительно истории проекта. Например, в одной из записок предлагались несколько вариантов ответов на вопрос «как бы вы могли прокомментировать документы, опубликованные в „Новой газете“?» и на вопрос, что на объекте делают офицеры ФСО

Сначала — достаточно подробные: А) «заказчиком строительных работ выступает учреждение, подведомственное ФСО» или В) «мы реализуем проект строительства пансионата класса „de luxe“, сюда будут приезжать высшие должностные лица, и сотрудник ФСО был привлечен в качестве консультанта». Потом — более лаконичные: Г) «у меня нет информации о присутствии сотрудников ФСО на объекте, это выдумки лиц, незаконно проникших на территорию объекта», Д) «предлагаю адресовать этот вопрос в ФСО» и, наконец, Е) «без комментария, этот вопрос не связан с деятельностью городской думы».

Другим сложным вопросом после того, как о дворце стало известно, оказался вопрос о номинальном владельце, которым на тот момент был Николай Шамалов. В одной из справок подчеркивалось, что масштабы проекта «не соответствуют имущественному статусу» Шамалова, и в качестве решения предлагалось продать актив новому владельцу, «обладающему необходимыми финансовыми и организационными возможностями».

«Почему Пономаренко? Я думаю, дело в том, что у него был легальный доход для финансирования такого объекта, а у Шамалова — нет», — говорит собеседник, непосредственно занимавшийся строительством дворца. Тем более что фигура могла быть неслучайной: он — бизнес-партнер Аркадия Ротенберга. 

Как следует из документов, изученных «Русской службой Би-би-си», на первой встрече юристов Шамалова и Пономаренко обсуждались «весьма нестандартные вопросы» — например, планируется ли «реальное перечисление» 10,5 миллиарда рублей от покупателя продавцу, а также кто будет финансировать дальнейшие расходы на объекты.

В итоге продажа была оформлена 18 февраля 2011 года. Шамалов и трое других совладельцев фирмы «Рирус», на которую был записан дворец, получили в рамках этой сделки лишь около 10 миллионов рублей. После покупки структуры Пономаренко наняли компанию Шамалова в качестве управляющей.

Из массива документов, пишет «Русская служба Би-би-си», стали также понятны методы, которыми скрывалось предназначение объекта. Так, чтобы избежать попадания информации о постройках в Росреестр, инвентаризацию планировалось провести без детального обследования на месте — для этого должностным лицам «должны быть даны соответствующие инструкции». 

Чтобы ограничить фактический доступ посторонних людей на прилегающие к «Пансионату» лесные участки, юристы, как следует из документов, предлагали закрепить их за ФСБ или ФСО. Тогда, в 2011 году, на фоне повышенного внимания к дворцу от этой идеи отказались, однако четыре года спустя лес все же отдали в бессрочное пользование пограничному управлению ФСБ по Краснодарскому краю.

Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков в ответ на просьбу прокомментировать материал заявил, что «даже не слышал» о нем. «Вы знаете, что бы там ни было, это все ерунда. Мы много раз говорили относительно этого объекта и относительно того, что он не имеет никакого отношения к Путину, и не считаем необходимым как-то возвращаться к этой теме», — сказал Песков.

Слушайте музыку, помогайте «Медузе»

Реклама