Перейти к материалам
истории

Как британской королевской семье удается выпутываться из любых скандалов Спойлер: умелая работа с прессой

Источник: Meduza
Rob Pinney / Getty Images

Букингемский дворец переживает очередной скандал. Супруга принца Гарри Меган Маркл рассказала в интервью Опре Уинфри, что некоторые члены королевской семьи беспокоились о цвете кожи ее будущего ребенка и не давали обратиться к специалистам во время депрессии (якобы это навредит репутации двора). Откровения семейной пары, в 2020 году публично отказавшейся от своих королевских титулов и обязанностей и переехавшей в США, произвели огромный эффект; по мнению разных колумнистов, Меган и Гарри нанесли имиджу королевской семьи сокрушительный удар, от которого королева уже не оправится. И даже принц Уильям со своей идеальной семьей вряд ли сможет спасти репутацию бабушки. Скандалы происходят исправно — но на рейтингах королевы это никак не отражается. По просьбе «Медузы» автор телеграм-канала о британской политике «Пшеничные поля Терезы Мэй» Регина Кашапова объясняет, как устроены взаимоотношения между пресс-службой двора и британскими СМИ, которые на протяжении многих десятилетий помогают королевской семье «выруливать» из любой, казалось бы, непоправимой пиар-катастрофы.

Чем занимается королевская пресс-служба?

Чтобы понять, с каким количеством скандалов, неожиданных новостей и разоблачений приходится иметь дело королевскому пресс-секретарю, достаточно взглянуть на биографию одного из самых известных помощников Елизаветы II Майкла Ши. Он проработал в этой должности меньше десятилетия, но почти на каждый год его карьеры приходился огромный медиаскандал. В 1979 году выяснилось, что куратор искусств королевской семьи сэр Энтони Блант оказался шпионом и сотрудничал с советской разведкой. А в 1982-м в спальню королевы пробрался обозленный на жизнь Майкл Фейган, которого Елизавете пришлось отвлекать в одиночку, пока не подоспела помощь.

В прошлом дипломат, Майкл Ши был обаятельным и общительным человеком — в отличие от предыдущего королевского пресс-секретаря, неразговорчивого военного Ричарда Колвилла, — поэтому быстро нашел общий язык с журналистами. Благодаря его усилиям многие потенциальные скандалы так и не дошли до первых полос национальных газет, а другие забылись без существенного вреда для имиджа его клиентов. Но во время помолвки принца Чарльза и леди Дианы Спенсер даже ему пришлось пойти в решительную публичную контратаку. Папарацци следили за каждым шагом молодой пары и фактически брали королевские резиденции в осаду, вызывая гнев Ее Величества.

В ноябре 1981 года королевский пресс-секретарь организовал встречу Елизаветы II с главными редакторами таблоидов. Королева настоятельно попросила их оставить Чарльза с Дианой в покое, но успеха не добилась — спустя несколько месяцев беременную принцессу Уэльскую сфотографировали в одном бикини. Тогда через своего пресс-секретаря Майкла Ши Елизавета II передала журналистам послание (в очень жесткой формулировке, нехарактерной для обычно сдержанной и дипломатичной королевы): «Это проявление самого дурного вкуса, что можно себе представить». Его хватило, чтобы нарушители — таблоиды The Sun и The Daily Star — принесли многостраничные извинения.

Майкл Ши ушел в отставку со своего поста после (но не факт, что вследствие) скандала. В прессу просочились слухи о политических разногласиях между премьер-министром Маргарет Тэтчер и королевой, источником которых, как считается, был сам Ши. После увольнения в 1987-м Ши, неудавшийся поэт, удачно конвертировал свой опыт работы со СМИ в целую серию политических триллеров и руководств по пиару и политтехнологиям. 

Очередной и, как тогда тоже казалось, непоправимый пиар-кризис выпало решать следующему пресс-секретарю Ее Величества Чарльзу Энсону, работавшему с ней в самое сложное время — с 1990 по 1997 год. Именно тогда мир следил за любовным треугольником принца Чарльза, принцессы Дианы и Камиллы Паркер-Боулз. Энсон, давно уже покинувший эту должность, тем не менее одним из первых пришел к королеве на помощь в новом скандале с семьей, заявив в интервью «Би-би-си», что при дворе расистов нет, а Меган всегда принимали с теплотой и радушием.

Нынешняя пресс-служба тоже постаралась сгладить острые углы: в официальном сообщении Букингемского дворца говорится, что королевская семья опечалена рассказом о тяжелой жизни пары, беспокоится по поводу расистских высказываний, а главное — продолжает любить Гарри, Меган и маленького Арчи. По мнению критиков, королеве удалось оставить за собой последнее слово и не допустить дальнейшей эскалации конфликта, пусть на обдумывание ответа и ушло более суток. 

Чего добиваются таблоиды?

Гарри и Меган в интервью Опре рассказали, что между дворцом и таблоидами существует своего рода симбиотическая связь. Стороны подписывают негласный контракт: монархи дают журналистам возможность понаблюдать за своей жизнью, обеспечивая аккредитациями и выгодными местами фотографов на королевских свадьбах, похоронах и других торжественных событиях, — а газеты в благодарность за доступ стараются представить их в лучшем свете.

Однако всегда есть риск, что в погоне за аудиторией таблоиды нарушат эти неписаные правила. Достаточно вспомнить громкое дело газеты News of the World, ведущего таблоида Великобритании под руководством известного медиамагната Руперта Мердока. Журналистов обвинили в незаконном прослушивании мобильных телефонов известных людей: политиков, спортсменов, звезд шоу-бизнеса и даже членов королевской семьи. После гигантского скандала News of the World закрылась навсегда в 2011 году.

В своей книге «Новости плоского мира» (Flat Earth News) колумнист The Guardian и медиакритик Ник Дэвис отмечает, что британские таблоиды легко могут как создать образ человека, так и уничтожить его. Примерно это и произошло с Меган. После первого выхода пары в свет британская пресса поначалу была осторожна в высказываниях. Однако стоило герцогине Сассекской нарушить королевский протокол, как в газетах начали появляться первополосные материалы с однотипными заголовками: «Меган разрушила дружбу Уильяма и Гарри», «Меган довела до слез герцогиню Кембриджскую», «Меган избегает общения с отцом и сводной сестрой». СМИ выставляли ее в негативном свете, настраивая публику против заносчивой американки, но хвалили британку Кэтрин за скромность, радушие и оптимизм.

Стоит отметить, что Гарри и Меган сами официально и публично — что само по себе радикальный шаг, нарушающий негласный договор между дворцом и таблоидами, — отказались сотрудничать с крупнейшими газетами Daily Mail, Daily Mirror, Daily Express и The Sun. И после выхода их интервью Опре газеты ответили тем, что не проявили ни капли сочувствия к паре и полностью встали на сторону их родственников, оставшихся в Букингемском дворце. Daily Express поставила на первую полосу слова королевы о семье и долге, а издание Daily Mirror подчеркнуло, насколько принц Чарльз и принц Уильям расстроены выходом интервью.

И лояльность СМИ в очередной раз сработала на пользу королеве. Согласно опросу YouGov, 47% британских зрителей сочли интервью Сассекских неуместным, 21% — уместным, а еще 31% не смогли определиться. 36% опрошенных начали сопереживать королевской семье.

«Работа с повесткой» не всегда приводит к желаемым результатам

Незадолго до выхода интервью Гарри и Меган Опре в эфир газета The Times внезапно рассказала, что герцогиня Сассекская в свое время дурно обращалась со своими помощниками. Якобы еще в 2018 году секретарь Кенсингтонского дворца Джейсон Кнауф обвинил ее в буллинге двух сотрудников пресс-службы. По словам издания, принц Гарри встретился с Кнауфом и попросил его не предавать историю огласке. А вот личный пресс-секретарь пары утверждает, что никакой встречи не было. Букингемский дворец пообещал отнестись к обвинениям со всей серьезностью и начать расследование.

Происками таблоидов это назвать нельзя — официозная The Times к ним точно не относится. Но зачем тогда уважаемое издание опубликовало такую сомнительную историю? Некоторые считают, что это был отвлекающий маневр со стороны самого Букингемского дворца. Пиар-служба королевской семьи якобы попыталась отвлечь внимание публики от дела принца Эндрю, замешанного в скандале с американским финансистом Джеффри Эпштейном. До этого Эпштейна осудили за вовлечение несовершеннолетних в проституцию, и в 2019 году он покончил с собой в нью-йоркской тюрьме.

Тогда сын королевы Елизаветы попытался оправдаться самостоятельно. Он дал интервью «Би-би-си», в котором оспорил показания одной из жертв Эпштейна. По словам Эндрю, он не знал о незаконной деятельности своего друга и не вступал с несовершеннолетней девушкой в сексуальные отношения. Выступление вызвало больше вопросов, чем ответов, и тогда королевские пиарщики решили спрятать герцога Йоркского. Он сложил свои королевские полномочия и перестал появляться на официальных мероприятиях — но продолжал фигурировать в новостях и обсуждениях в соцсетях каждый раз, когда публиковалась очередное известие о деле и связях Эпштейна. Однако в этот раз фокус с отвлечением публики не сработал и перевести внимание на герцогиню Сассекскую не удалось. Про принца снова вспомнили — и обвинили королевский двор в двойных стандартах.

The Crown must always win

Незадолго до выхода интервью с Опрой Уинфри Гарри встретился с телеведущим (и своим близким другом) Джеймсом Корденом на его шоу The Late Late Show. Беседа прошла в куда более неформальной обстановке, чем теперь уже легендарное интервью американскому ТВ; ведущий и гость непринужденно болтали, катались на двухэтажном автобусе и попивали чай. В какой-то момент Гарри признался, что ему проще смотреть сериал «Корона», чем читать новости о себе: плюс сериала в том, что он не претендует на абсолютную достоверность, но уж точно не уподобляется таблоидам.

И это действительно так: если в сериале реальные события и приукрашены, то скорее в пользу королевской семьи. Более того, создатель сериала Питер Морган смог в точности передать настрой, с которым Букингемский дворец отражает публичные скандалы, всего одной фразой. «Корона обязана всегда побеждать» — такое главное наставление дает королева Мария своей внучке Елизавете, которая только что потеряла своего отца, сына Марии короля Георга VI, — и автоматически стала царствующей королевой.

Главное для королевской семьи — не уронить себя в глазах общественности и не поколебать уважения к институту монархии. Пока это успешно удавалось делать: опрос, проведенный газетой Daily Express в мае 2020 года, показал, что 60% британцев считают королеву Елизавету символом постоянства и единства нации. Как отразится на Ее Величестве скандал с Меган и Гарри, покажут будущие опросы, но пока самые читаемые и влиятельные британские газеты целиком на стороне королевского двора — и его пресс-службы.

Читайте также

Интервью принца Гарри и Меган Маркл стало сенсацией Весь мир обсуждает, выдержит ли британская монархия этот удар

Читайте также

Интервью принца Гарри и Меган Маркл стало сенсацией Весь мир обсуждает, выдержит ли британская монархия этот удар

Слушайте музыку, помогайте «Медузе»

Автор: Регина Кашапова («Пшеничные поля Терезы Мэй»)

Редактор: Алексей Ковалев

Реклама