Перейти к материалам
истории

Новая «Корона» — теперь Елизавету II играет обладательница «Оскара» Оливия Колман И сериал от этого только выигрывает

Источник: Meduza
Sophie Mutevelian / Netflix

На Netflix вышел третий сезон «Короны» — истории королевы Елизаветы II с момента ее свадьбы в 1947 году до наших дней. В новой части, посвященной 1964–1977 годам, авторы сериала поменяли актерский состав. Принца Филиппа теперь играет Тобайас Мензис из «Игры престолов», принцессу Маргарет — Хелена Бонэм Картер, а роль самой королевы вместо Клэр Фой теперь исполняет обладательница «Оскара» Оливия Колман. Кинокритик Егор Москвитин рассказывает, почему эти изменения полностью оправдали ожидания.

За два года, прошедших с выхода второго сезона «Короны», на съемочной площадке многое изменилось. Актрису Клэр Фой заменила Оливия Колман, немного не похожая на свою героиню внешне (сезон стартует в 1964 году, когда Елизавете II было 38 лет, Фой ближе к этому возрасту, чем Колман; впрочем, закончится его сюжет в 1977-м, так что отчасти замена оправданна), зато с соответствующим статусом — роль другой королевы, Анны в «Фаворитке», не так давно принесла ей «Оскар».

Мужа королевы вместо чуть эксцентричного Мэтта Смита из «Доктора Кто» теперь играет Тобайас Мензис. Он уже изображал в «Игре престолов» мужчину с властными амбициями (Эдмур Талли), который не мог смириться со своим положением. Таким же получился и его герой принц Филипп, еще в первом сезоне согласившийся «подчинить всю свою жизнь служению женщине». Повзрослевшую принцессу Маргарет вместо юной Ванессы Кирби теперь играет Хелена Бонэм Картер. Новый сценарий позволяет ей создать внутри сериала биполярный мир: конфликт двух героинь разгорается, и теперь зритель сам решает, кто в этой истории настоящая королева.

Netflix

Чтобы оправдать некую театральность этих перемен, новый сезон «Короны» начинается с натянутой шутки. Елизавета стоит перед двумя собственными портретами (на одном лицо Клэр Фой, на другом — Оливии Колман), а чей-то голос описывает, как королева изменилась. Но придворные хором твердят, что возраст ей к лицу.

Говоря о прошлом, «Корона» все равно обращается к настоящему. Первый из новых соперников Елизаветы — премьер-министр Великобритании Гарольд Вильсон — поначалу кажется политиком из 2019-го, а не из 1964 года. Никто не ждал, что он победит на выборах, но ему помогла критика аристократов, от которых многие успели устать. При этом поговаривают, что предыдущего лидера лейбористов Хью Гейтскелла отравили русские, а самого Вильсона КГБ якобы завербовало во время его командировок в Москву. 

Поменяв актерский состав, сериал сохранил прежние правила игры. «Корона» — это все еще часть того же архитектурного ансамбля, что и «Аббатство Даунтон» и «Карточный домик»: драма о власти, способная быть и очень теплой, и очень холодной. В каждом эпизоде кроме общего сюжета есть и второстепенный, интонации этих дополнительных историй позволяют шоураннеру Питеру Моргану (сценарист «Королевы», «Гонки» и «Фроста против Никсона») управлять чувствами зрителей. То королева узнает о предательстве одного из приближенных и понимает — чтобы сохранить авторитет, ей придется терпеть этого человека рядом еще десять лет; то она возвращается в детство и рассказывает о природе своего одиночества. Будет и страшная серия про трагедию в Аберфане — шахтерском поселении, дети которого стали жертвой оползня. Будут и эпизоды про юность принца Чарльза, в которых сериал и вовсе предлагает зрителю альтернативную историю, а потом жестоко напоминает о необратимости прошлого: поступи герой в юности иначе, не было бы трагедии принцессы Дианы.

Des Willie / Netflix
Des Willie / Netflix
Sophie Mutevelian / Netflix

Как и в предыдущих сезонах, «Корона» развивается не столько благодаря событиям и поступкам героев, сколько благодаря их диалогам и визуальным метафорам. В одной из сцен красные погоны советского военного атташе, стоящего за спиной нового премьер-министра Великобритании, как бы наползают на плечи последнего — и зритель начинает думать, что тот и правда шпион. Другой пример — с помощью параллельного монтажа нам показывают одну и ту же героиню, которая в первой беседе еще не смирилась с собственным поражением, а в другой уже описывает план реванша. Из-за всех этих приемов медленная драма ускоряется и десятисерийный сезон проносится очень быстро.

«Корона» по-прежнему не расшаркивается перед ныне живущими королевскими особами, поэтому в истории полно подробностей о жизни монаршей семьи, которые в реальной жизни можно встретить только в таблоидах; в конце концов, костюмная драма — отличный повод поразглядывать скелеты в чужих шкафах.

Des Willie / Netflix

В финале сезона, когда страна дежурно и устало празднует 25-летие восхождения Елизаветы на трон, Оливии Колман удается сыграть то, с чем, наверное, не справилась бы юная и решительная Клэр Фой. В этой сцене героиня осознает, что за четверть века, которые она была у власти, Великобритания ослабла. И перед заключительными титрами в глазах Колман появляется ужас, который переживает человек, ощутивший, что миссия всей его жизни — нежеланная, но сверхважная — не выполнена. Но это только 1977 год, и королева еще успеет отыграться.

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Егор Москвитин

Реклама