Перейти к материалам
истории

«Перевал Дятлова» — пронзительный сериал, в котором детектив с безумными флэшбеками сочетается с советским кино в его лучших проявлениях

Источник: Meduza
PREMIER

16 ноября на ТНТ выходит «Перевал Дятлова» — одновременно и фантастический триллер, и мистический детектив, и ностальгическая драма о смерти молодых советских туристов в горах Урала зимой 1959 года. Кинокритик Егор Москвитин рассказывает, почему это, скорее всего, — один из главных российских сериалов года, амбициозный и изобретательный.

Кто такие дятловцы (если каким-то чудом вы не в курсе) — и на чем основан сериал

Вокруг гибели туристической группы Игоря Дятлова в 1959 году столько теорий — фантастических, мистических, природных, криминальных, техногенных, геополитических, — что Бермудский треугольник, Зона 51 и Лох-несское чудовище должны завидовать этому количеству. Официальное расследование причин гибели девяти советских юношей и девушек длилось вплоть до 2020 года — но даже итоговое заключение Генпрокуратуры оставило у сторонников теорий заговора слишком много вопросов.

Следователи рассмотрели 75 версий случившегося в горах Урала в январе-феврале 1959 года. Ту же работу проделал и сценарист сериала «Перевал Дятлова» Илья Куликов («Аванпост», «Чернобыль: Зона отчуждения», «Полицейский с Рублевки»). Сериал начинается с событий, описанных в дневниках дятловцев: девять туристов и один опытный инструктор 23 января сели на поезд в Свердловске. В течение 16-18 дней парни и девушки собирались пройти по Северному Уралу 300 километров на лыжах — и покорить две вершины, которые считались труднодоступными даже для опытных альпинистов. Накануне похода один из участников сошел с дистанции из-за больной ноги. Оставшиеся девять человек погибли. На вопрос, как это все-таки случилось, и пытается ответить сериал. 

Два сериала в одном

Нечетные и четные эпизоды «Перевала Дятлова» абсолютно независимы друг от друга — и по содержанию, и по форме. Нечетные эпизоды сняты на настоящую пленку, а их постановщиками выступили новички в режиссуре, но эксперты в продюсировании Валерий Федорович и Евгений Никишов — создатели «Гоголя», «Обычной женщины», «Эпидемии», «Полицейского с Рублевки», «Измен», российского «Чернобыля» и «Сладкой жизни».

Четные серии снимали вместе Павел Костомаров (один из ведущих операторов страны, режиссер той самой «Эпидемии», которую хвалил Стивен Кинг) и постановщик-дебютант Степан Гордеев, до этого — монтажер на главных проектах ТВ-3, ТНТ и платформы Premier.

Оператором всех восьми серий стал молодой Глеб Филатов, получивший награду на «Кинотавре-2019» за картину «Бык».

PREMIER

1, 3, 5, 7 серии

Нечетные эпизоды — это странная смесь сериальной фантастики и американского нуара. Дятловцы уже погибли, и на место трагедии приезжает таинственный и угрюмый следователь Костин из Москвы (Петр Федоров) — ветеран Великой Отечественной войны, любитель допросов и дедуктивного метода, владелец шикарных пальто и шляп. Перед ним тут же вытягиваются, как по струнке, свердловские партработники и милиционеры. А еще к нему проявляет интерес судмедэксперт (Мария Луговая), красивая вдова советского солдата и мать ершистого сына. Их знакомство поначалу напомнит союз разума и чувств, как дуэт главных героев из «Секретных материалов». Но художественный руководитель проекта Павел Костомаров сравнивает отношения героев, скорее, со сказкой о Снежной Королеве. Сыщик — Кай, врач — Герда; война — это зима, сковавшая их сердца и ранившая их глаза.

К этому магическому реализму нечетные серии пробираются через самые разные жанры, включая трэш. Расследование постоянно прерывается военными флэшбеками (по сути, это третий сериал внутри «Перевала Дятлова»), в которых появляется немыслимое: нацистские эксперименты над приматами, зачарованные солдаты, магические артефакты, оккультные практики «Аненербе», галлюцинации и фронтовые байки. Травмы — или настоящие призраки? — из прошлого влияют и на настоящее героя. Нечетные серии «Перевала Дятлова» можно интерпретировать и как драму про ПТСР, и как советский нуар, и как последовательное разрушение самых экзотических версий, связанных с гибелью дятловцев. И давние сторонники этих теорий, вероятно, откроют по сериалу ответный огонь.

PREMIER

2, 4, 6, 8 серии

Осторожно: следующий абзац — один сплошной эстетический спойлер!

Чтобы примирить сторонников теорий заговора с сериалом — и заодно рассказать историю о советском идеализме, жертвенной дружбе и юношеском благородстве — придуманы четыре черно-белые четные серии. Их задача — реконструировать весь поход дятловцев и защитить ту версию событий, которая кажется самой убедительной авторам проекта. Эти эпизоды сняты так, что их легко можно принять за советское кино 1960-х — вроде «Девчат» и «Неотправленного письма». Все актеры, за исключением Егора Бероева, либо дилетанты, либо малоизвестные новички. Их лица никому не знакомы — но до мурашек напоминают лица не просто советских людей, а лица настоящих дятловцев. Детали похода воспроизводятся на экране с чуть ли не религиозным трепетом. Снаряжение, палатки, личные вещи, мягкие игрушки, одежда — все, что окружает в кадре героев — свозились на съемочную площадку со всех блошиных рынков бывшего СССР. Актерам приходилось замерзать в одежде небогатых советских туристов. В сериале есть кадры, которые дотошно воспроизводят настоящие фотоснимки дятловцев. Диалоги героев основаны на сохранившихся дневниковых записях, из-за которых зрителю остается только завидовать внутренней свободе и духу товарищества молодых альпинистов. 

Редко киногероем становится коллектив настоящих людей. Для экранной драматургии удобнее, чтобы автор выдумал большую компанию персонажей — как, например, во «Властелине колец». Героям даже на морозе лучше бы не носить шапки, чтобы зритель мог их отличать (такие киноляпы мы готовы прощать даже «Игре престолов»). Идеальный экранный коллектив чаще всего встречается в реалити-шоу — и обычно это результат работы рекрутеров-психологов. Удача «Перевала Дятлова» состоит в том, что реальные характеры (описанные сценаристом, но все же) в нем образуют связи, ничем не уступающие постановочным. Молодые ребята спорят о любви и дружбе, о свободе и долге, о горах и городах. И приближаются к своей смерти, а зритель не может их остановить. 

Четные серии — не только хроника человеческой гибели, но и киножурнал, посвященный советским фильмам. Главный ориентир «Перевала Дятлова» — «Неотправленное письмо» режиссера Михаила Калатозова и его оператора-новатора Сергея Урусевского (отсылки к работам этого признанного во всем мире дуэта можно найти даже в «Ла-Ла Ленде»). Это снятая в 1959 году и вышедшая в 1960-м, сразу после премьеры в Каннах, драма о гибели геологов в Сибири. Музыкальность и наивность этих эпизодов также напоминают о «Девчатах» — с честными улыбками их героинь и бесконечными рецептами блюд из картошки. Споры героев заставляют вспомнить оттепельный фильм «Девять дней одного года».  

PREMIER
PREMIER

Если описывать четные серии одним словом, то пусть это будет слово благородство. Современные сериалы пестуют в своих зрителях цинизм, но «Перевал Дятлова» способен достучаться до тех же романтиков, что и роман Олега Куваева «Территория», стихотворение Иосифа Бродского «Полярник», фильм Михаила Калатозова «Красная палатка», песня Муси Тотибадзе «Баллада о детях Большой Медведицы» или статьи о гонке полярников Амундсена и Скотта из детских энциклопедий. Ностальгия по слишком далекой, чтобы подвергать ее критическому анализу, советской юности и походной романтике вполне может стать лучшим материалом для российских «Очень странных дел», чем сумбурные восьмидесятые из «Пищеблока» и лихие девяностые, на которые сейчас ставит каждый второй продюсер.  

Что в остатке

«Перевал Дятлова» — это сериал, внутри которого органично уживаются любопытный (но местами абсурдный) жанровый аттракцион и пронзительное авторское кино. Фантастический детектив, за которым просто забавно следить — и марш обреченных, с каждым из которых хочется по-настоящему подружиться. По всей видимости, это очередной российский проект, который заметят в других странах. По крайней мере, 900-страничная «Библия проекта» (технический документ, с которым сверялись все члены съемочной группы — от сценариста, продюсеров и режиссеров до актеров, художников и костюмеров) «Перевала Дятлова» уже переведена, потому что иностранцы очарованы этой историей куда больше, чем мы. Но в ближайшие дни это должно измениться. 

Вы читали «Медузу». Вы слушали «Медузу». Вы смотрели «Медузу» Помогите нам спасти «Медузу»

Егор Москвитин

Реклама