Перейти к материалам
истории

Среди сокамерников держится авторитетно. Делает нужные выводы У Михаила Ефремова новые адвокаты и новая стратегия защиты. Репортаж Кристины Сафоновой с первого дня апелляции по делу

Источник: Meduza
Пресс-служба Мосгорсуда

Московский городской суд 20 октября начал рассмотрение апелляции по делу актера Михаила Ефремова. В начале июня он сел пьяным за руль и устроил аварию в центре Москвы — в результате погиб 57-летний курьер Сергей Захаров. Спустя три месяца Пресненский районный суд приговорил Ефремова к восьми годам колонии общего режима. Суровое решение суда актер посчитал виной своего адвоката Эльмана Пашаева — и отказался от его услуг. Теперь его защищают как минимум трое юристов, и судя по первому заседанию, они предложили Ефремову новую стратегию защиты. За процессом наблюдала спецкор «Медузы» Кристина Сафонова.

Утром 20 октября во дворе Московского городского суда многолюдно. Напротив входа в здание журналисты устанавливают камеры, шумит Никита Джигурда; женщины из группы поддержки Михаила Ефремова — их легко узнать по приколотым к курткам значкам с портретом актера — дают интервью. 

«Не хотелось бы мерзнуть целый день, но если придется, будем мерзнуть. Мы с Ефремовым до конца!» — говорит одна из них журналистам.

Попасть в здание суда ей не удается. С 13 октября московские суды закрыли заседания для слушателей из-за коронавируса. Запрет касается и прессы — но по делу Ефремова суд сделал исключение для 45 журналистов. 

Суд разрешил прийти и родственникам Ефремова. На заседаниях в Пресненском районном суде, выносившем приговор актеру, людей, которых родственниками Ефремова представлял его бывший адвокат Эльман Пашаев, всегда было много. На апелляцию же пришли только сестра актера Анастасия и племянница Ольга. Вместе с журналистами они ждут начала заседания в коридоре. Оно задерживается на целый час из-за опоздания нового адвоката Ефремова — Владимира Васильева. 

Васильев не единственный, кто взялся представлять актера на апелляции. Вместе с ним работают еще как минимум трое юристов: Андрей Алешкин, Петр Хархорин и Роман Филиппов. Двое последних приходят в суд вовремя, но стараются держаться от журналистов в стороне. 

«Мы комментарии не даем», — говорит Хархорин, невысокий плотный мужчина с залысинами. Его более молодой коллега Филиппов все же говорит несколько слов журналистам. Например, на вопрос о том, сколько теперь у Ефремова адвокатов, с улыбкой отвечает: «Много».

Успевает Филиппов подтвердить и то, что защита действительно вела переговоры с представителями потерпевших о компенсации морального вреда, — об этом накануне заседания говорил адвокат Александр Добровинский, представляющий родственников погибшего Сергея Захарова. Филиппова тут же прерывает возмущенный Хархорин: «Рома, никаких комментариев! Все после суда!»

В полдень участников процесса и журналистов наконец пропускают в зал — просторное светлое помещение с портретами Анатолия Кони, Шарля де Монтескье и Федора Плевако; рядом — изображение Цицерона.

Над судебным столом возвышается золотой герб Российской Федерации. Михаил Ефремов через небольшое окошко в «аквариуме» что-то шепчет адвокату Хархорину. С 8 сентября, когда Пресненский районный суд приговорил Ефремова к восьми годам колонии общего режима, актер находится в следственном изоляторе № 5, известном как «Водник». В СИЗО актера коротко подстригли, из-за чего он кажется более седым, чем раньше. 

Судья Любовь Ишмуратова (среди прочего рассматривала жалобу Михаила Ходорковского на приговор по второму делу ЮКОСа) начинает заседание с того, что проверяет, все ли участники процесса получили апелляционные жалобы по делу. С апелляциями и возражениями на них в Мосгорсуд обратились не только защита, потерпевшие и прокуратура, но и Ирина Стерхова — москвичка, с которой Сергей Захаров был в отношениях последние 20 лет. Ранее Пресненский суд отказался считать ее потерпевшей.

Кроме Стерховой жалобы подали лизинговая компания «Стоун-XXI», на чьей машине Захаров попал в аварию (суд отказывался признать компанию потерпевшей стороной), а также бывшие адвокаты Михаила Ефремова, Эльман Пашаев и Елизавета Шаргородская. Актер сразу же просит не рассматривать их. 

— У вас расторгнуто соглашение с Шаргородской? — уточняет судья Ишмуратова. 

— Наверное, не расторгнуто. Она не посещала меня в СИЗО, — признается актер. И тут же добавляет, что не подписывал с адвокатом соглашение. Скорее всего, предполагает он, это сделала его жена Софья Кругликова. 

— Я понимаю. Но они авторы апелляционных жалоб. И только они вправе отозвать их, — говорит судья и обещает учесть мнение подсудимого.

Следом с ходатайствами выступает адвокат Петр Хархорин. И говорит, что получил возражения представителей потерпевших на апелляционную жалобу защиты. В них указано, что смягчающим обстоятельством вины Ефремова может быть только компенсация морального вреда.

«Наконец названа сумма — каждому потерпевшему должно быть заплачено по одному миллиону рублей, — продолжает Хархорин. — Мы готовы это сделать сейчас. У нас с собой есть 2 миллиона 400 тысяч рублей».

Адвокат объясняет, что Ефремов еще во время рассмотрения дела Пресненским судом перевел каждому потерпевшему по 200 тысяч рублей. Еще 600 тысяч актер дополнительно перечислил сыну погибшего Сергея Захарова, Виталию. «Мы сделали серьезный шаг для того, чтобы в копилку смягчающих обстоятельств было положено еще, — говорит Хархорин. — Там [в возражениях на апелляционную жалобу] говорится только об одном обстоятельстве смягчения вины. Хотя, с моей точки зрения и точки зрения коллег, смягчающих обстоятельств было много». 

Это предложение представители противоположной стороны встречают без энтузиазма. Самих потерпевших в зале нет — и адвокат Ирина Хайруллина говорит, что у юристов нет полномочий принимать наличные в качестве компенсации морального вреда. Хархорин не отступает и предлагает оппонентам созвониться со своими клиентами — узнать их мнение. Если они все же откажут, защита готова положить деньги на депозит нотариуса — договоренность с ним уже есть. «Мы решили это сделать здесь, потому что это намного проще. Я же не знал, что потерпевшие не приедут», — говорит Хархорин. 

Еще одно ходатайство тоже касается денег Ефремова. Он просит суд разрешить нотариусу оформить доверенность на право пользования банковской ячейкой актера. «Туда доступа нет, — объясняет Хархорин. — Честно говоря, мы предполагали компенсировать еще ущерб Стерховой и матери погибшего. Кроме того, нужны средства для содержания семьи [Ефремова] — семья многочисленная».

Судья Ишмуратова спрашивает у подсудимого, обращался ли он с такой просьбой к начальнику СИЗО. Актер подтверждает, но говорит, что встретиться с нотариусом ему разрешили только после судебного заседания. 

У адвоката Хархорина еще несколько ходатайств. Например, он просит приобщить к материалам уголовного дела характеристику на Ефремова из СИЗО. Хархорин отмечает, что она положительная — и это «исключительный случай». К делу следует приобщить и коллективное обращение «деятелей искусства» в защиту актера, уверен Хархорин, а также допросить в суде актера Никиту Высоцкого, который его организовал.

Другая просьба — добавить к материалам дела заключение еще одного судебно-медицинского эксперта, Елены Кучиной. А также допросить и ее. О сути заключения Хархорин почти не говорит, только объясняет, что защита задала специалисту шесть вопросов. Один из них: «Был ли Сергей Захаров пристегнут ремнем на момент аварии?»

В ответ на выступление Хархорина адвокат потерпевших Александр Добровинский подтверждает, что Ефремов отправил его доверителям по 200 тысяч рублей. «Но они были возмущены и поэтому не приняли их. Поэтому сейчас эти деньги находятся в распоряжении Михаила Олеговича или его окружения», — говорит адвокат. И добавляет, что вдова Сергея Захарова, его младший сын и брат уже обратились с гражданскими исками в Хамовнический районный суд. В нем они просят взыскать с Ефремова в их пользу по миллиону рублей.

«Если они [сторона защиты и подсудимый] готовы взять паузу для того, чтобы поддержать гражданский иск, мы тоже. Остальные ходатайства на усмотрение суда», — заключает адвокат. 

Его коллега Ирина Хайруллина возражает против допроса Никиты Высоцкого — так как он выступал в суде первой инстанции и не может добавить ничего нового. По схожей причине не поддерживает она и приобщение заключения нового судмедэксперта Елены Кучиной — на вопрос, был ли Захаров пристегнут, уже отвечали другие специалисты.

Гособвинитель Диана Галлиулина поддерживает представителей потерпевших. И дополнительно отмечает, что не нужно откладывать заседание для того, чтобы защитники Ефремова разобрались с вопросом о компенсации морального вреда. «С момента вынесения приговора прошло больше месяца», — отмечает она. 

Пока тройка судей во главе с Ишмуратовой совещается, адвокат Ефремова Владимир Васильев объясняет, что защита не просила перенести заседание на другой день — для оформления доверенности на нотариуса, по его словам, достаточно перерыва.

Его коллега Роман Филиппов хочет рассказать о необходимости допроса нового эксперта, но судья делает юристам замечание — и напоминает, что во время принятия решения судом реплики сторон недопустимы. В итоге тройка судей удовлетворяет почти все ходатайства защиты, отказывая только в допросе Никиты Высоцкого и разрешении на проход в зал нотариуса. 

Затем судья Любовь Ишмуратова зачитывает характеристику на Ефремова из СИЗО: «Правила внутреннего распорядка соблюдает. По характеру спокойный, уравновешенный. Делает нужные выводы. Во время индивидуальных бесед открыт, не склонен к обману. Среди сокамерников держится авторитетно, корректно».

Ходатайства есть не только у адвокатов, но и у прокуратуры. Гособвинитель Диана Галлиулина уверена: адвокат Эльман Пашаев не оказывал давления на своего клиента — ранее Ефремов сказал, что юрист «подставил» его под суровый приговор, постоянно настаивая на его невиновности. В подтверждение своей позиции она зачитывает заявление, которое Михаил Ефремов подал в адвокатскую палату Пашаева перед дисциплинарными разбирательствами. В нем актер просит не лишать его адвоката статуса, говоря, что Пашаев соблюдал адвокатскую тайну и давал все интервью по согласованию с ним. 

Судья Ишмуратова просит Ефремова подтвердить, он ли написал это заявление. Актер объясняет, что сделал это еще во время рассмотрения его дела в Пресненском суде — и по просьбе Пашаева. Несмотря на это, суд приобщает к материалам дела обращение Ефремова. А также ответ из палаты о том, что Пашаева лишили статуса на год. «Статус прекращен не в связи с ненадлежащим оказанием услуг по защите Михаила Ефремова, а по другим основаниям», — объясняет участникам процесса и слушателям судья, не уточняя эти основания.

После этого по просьбе адвоката потерпевших Анны Бутыриной заседание откладывают на утро 22 октября — чтобы юристы могли подготовиться к допросу нового судебно-медицинского эксперта. Приставы тут же просят всех покинуть зал. Но сестра и племянница Михаила Ефремова не спешат. Они подходят к невысокому ограждению, отделяющему слушателей от участников процесса, и смотрят в сторону «аквариума». Актер подает руки в специальное окошко стеклянной клетки, чтобы на него надели наручники. Увидеться с родственниками он теперь может только в суде: из-за коронавируса свидания в следственных изоляторах временно запрещены

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Кристина Сафонова

Реклама