Перейти к материалам
истории

«За рулем был каскадер» В Москве начался суд над Михаилом Ефремовым — актер не признает свою вину в ДТП, в результате которого погиб человек. Репортаж «Медузы»

Источник: Meduza
Гавриил Григоров / ТАСС / Scanpix / LETA

В Пресненском районном суде 5 августа началось рассмотрение по существу дела Михаила Ефремова. Актера обвиняют в том, что в начале июня он сел пьяным за руль и устроил аварию на Садовом кольце в Москве, в результате которой погиб 57-летний курьер Сергей Захаров. Ефремову грозит от пяти до 12 лет лишения свободы. Сам он утверждает, что события того вечера не помнит и поэтому вину не признает — хотя в видеообращении вскоре после ДТП заявлял: «Да и как тут отмажешься, когда все всё видели». За первым днем процесса наблюдала спецкор «Медузы» Кристина Сафонова.

Близкий человек

Утром 5 августа Пресненский суд напоминает съемочную площадку. У входа в здание и на этаже, где судья Елена Абрамова рассмотрит дело актера Михаила Ефремова, толпятся журналисты с камерами. Сам Ефремов старается не смотреть в их сторону и, не говоря ни слова, заходит в зал. Его сопровождают пять приставов и сотрудница полиции. 

Следом за актером туда заходят его защитники: Эльман Пашаев и Елизавета Шаргородская. И адвокаты потерпевших: Татьяна Головкина, представляющая интересы старшего сына Сергея Захарова, и Александр Добровинский, к которому за помощью обратились сразу трое родственников погибшего. Их клиенты в суд не пришли. 

Прорваться сквозь толпу журналистов — на этаже их около 50 — и попасть на заседание пытается писатель Дмитрий Быков (Ефремов вместе с Быковым работал над проектом «Гражданин поэт»). «Я родственник, я родственник!» — кричит Быков, отодвигая людей перед собой. В ответ на возмущение прессы он меняет стратегию. «Я журналист, я журналист», — громко повторяет Быков, потрясая в воздухе пресс-картой. Но пристав закрывает дверь. Пройти в зал удалось не более чем 20 слушателям, среди которых сестра Ефремова Анастасия и его крестный отец, актер Василий Мищенко. Остальные, включая Быкова, уходят на другой этаж, где включена видеотрансляция заседания. 

В коридоре, в стороне от всех, остается Ирина Стерхова. Последние 20 лет она была в близких отношениях с погибшим Захаровым. Об этом в начале заседания она и ее адвокат Вадим Никулин рассказывают судье Елене Абрамовой. И просят признать Стерхову пятой потерпевшей по делу. 

Все участники процесса — адвокаты Ефремова и семьи Захарова, а также гособвинители — выступают против. Основной аргумент — Стерхова и Захаров не были женаты, а значит, юридических оснований для признания Ирины потерпевшей нет. «Мы могли бы факт [совместного] проживания уточнить только у Захарова. Так как Захарова, царствие ему небесное, уже нет, мы не можем это сделать», — резюмирует адвокат Эльман Пашаев.

Вадим Никулин настаивает на обратном, раз за разом повторяя: «Ирина Михайловна не претендует на звание супруги или гражданской жены. Она претендует на то, чтобы называться близким человеком». В доказательство он приводит их совместные фотографии, чеки за оплату похорон Захарова и характеристику от их соседей. В ней они описываются как «образцовая семья»: «Ездили к дочери Стерховой в Китай, часто ходили за грибами в лес и угощали ими соседей».

Адвоката Пашаева это не убеждает. Он считает, что фотографии могут быть сфабрикованными, а совместная поездка за границу ничего не значит: «Мало ли с кем мужчина за границей отдыхает». 

«Не надо так обо мне говорить, Сергей бы не разрешил так про меня говорить», — слышен в ответ голос Ирины. Она плачет.

«За 23 года [совместной жизни], если Ирина говорит, что они так счастливо жили, что им мешало зарегистрировать брак? — продолжает Пашаев. — Почему они этого не сделали?»

Стерхова тихо соглашается, что сложно доказать что-либо, когда ее слова не может подтвердить сам Сергей Захаров. Судья Елена Абрамова отказывается признать ее потерпевшей по делу и просит Ирину покинуть зал. 

«Помню, потому что это не забыть»

В ходе заседания Михаил Ефремов встает с места и произносит небольшую речь. Актер говорит, что по телевизору рассказывают, будто бы он признал вину. И подчеркивает, что вину в уголовном преступлении не признавал.

«Хотел бы обратить внимание суда на инсинуации и оскорбления в отношении меня Добровинского, — продолжает Ефремов. — На прошлом заседании он заявил, что я якобы подхрюкиваю. Я болельщик „Спартака“, мне в общем-то не обидно. Но прошу вынести адвокату замечание. У меня трое несовершеннолетних детей, их дразнят, им обидно». 

Адвокаты Пашаев и Добровинский что-то кричат друг другу. Но судья Абрамова их быстро успокаивает. И переходит к рассмотрению обстоятельств дела. 

В суде напоминают: Ефремова обвиняют в том, что вечером 8 июня 2020 года он пьяным сел за руль своего Jeep Grand Cherokee и выехал на встречную полосу на Садовом кольце. Машина врезалась в «Ладу», за рулем которой был 57-летний курьер интернет-магазина «Деликатеска.ру» Сергей Захаров. Захаров получил множество травм (их перечисление занимает около двух минут) и следующим утром умер в больнице. 

— Вам понятны обвинения? — спрашивает у Ефремова судья. 

Актер отвечает утвердительно. 

— Вы признаете вину? 

— Как я могу признать свою вину, когда я ничего не помню? — говорит Ефремов. 

С обвиняемым соглашается его адвокат Пашаев. По его словам, о признании не может быть и речи, пока Ефремов не вспомнит обстоятельства того вечера. Может быть, это произойдет во время допроса свидетелей, предполагает адвокат. 

Для выяснения обстоятельств случившегося в суде допрашивают четверых сотрудников ГИБДД, приехавших на место аварии. Трое из них говорят, что установить, кто именно был за рулем Grand Cherokee, им помогли очевидцы. При этом, отвечая на вопросы адвоката Пашаева, они поясняют, что не спрашивали фамилий этих людей и не проверяли, действительно ли те видели аварию. В то же время сотрудники ГИБДД Павел Маркиянов и Алексей Звельников не сомневаются в словах очевидцев — такую же версию событий в вечер аварии им изложил и сам Ефремов. 

«Я его [Ефремова] спросил, он сказал, что был за рулем. Сказал: „Я ехал и врезался“», — рассказывает Звельников. «[Он] говорил: „Что я наделал, ой дурак, да, виноват, я сильно напился“. Говорил это неоднократно. С 22:00 до четырех утра повторил раз пять», — подтверждает Маркиянов. 

— Пьяные все правду говорят или говорят, что в голову приходит? — обращается к полицейскому Пашаев. 

— Снять вопрос, — звучит хор голосов защитников семьи Захарова и гособвинителей. 

Тогда Пашаев интересуется у Маркиянова, почему он запомнил все обстоятельства того вечера и время выезда на место аварии, если такое случается в его работе практически каждый день. «Помню, потому что это не забыть», — коротко отвечает сотрудник ГИБДД. 

Адвокат Александр Добровинский. 5 августа 2020 года
Михаил Терещенко / ТАСС / Scanpix / LETA

«Это была однозначная постановка»

В перерыве адвокат Добровинский демонстративно — и буквально — хрюкает в камеру. «Это ответ „Спартаку“, он [Ефремов] сказал, что он болельщик „Спартака“. А если бы он болел за ЦСКА, я бы сделал что?» — говорит Добровинский журналистам. 

Месяц назад Федеральная палата адвокатов России сообщила, что в отношении Добровинского и Пашаева возбуждены дисциплинарные дела — а сама палата обеспокоена тем, что адвокаты активно комментируют дело Ефремова в СМИ, публично раскрывают сведения, относящиеся к адвокатской тайне, и «откровенно используют свою причастность к „громкому“ делу для саморекламы».

Однако большинство слушателей поведение участников процесса скорее забавляет, чем возмущает. У зала трансляций группа женщин активно обсуждает адвокатов и сам процесс. Они убеждены, что Ефремов невиновен, его подставили. Версий случившегося у них много. 

«Это была однозначная постановка, настолько четко продумана. Вот посмотрите замедленную запись за машиной Захарова — она выложена в сеть давно. Если посмотреть, ни одного пешехода. Их нет. А нам предоставляют каких-то там свидетелей, — объясняет свою веру в невиновность актера одна из женщин. — Он [Ефремов] в принципе мог попасть в машину, которая ехала перед машиной Захарова, но он делает виртуозный вираж и попадает своим левым углом в левый край угла машины. Это нужно быть супервиртуозом, чтобы это сделать!»

По словам женщины, среди поддерживающих Ефремова ходили разговоры, что за рулем Grand Cherokee «был каскадер», а машину Захарова на самом деле везли на тросе — слишком прямо она едет, объясняет женщина. По другой же версии, в колесо машины актера кто-то выстрелил, а потому она выехала на встречную полосу.

«Если подушка безопасности взрывается, она ломает нос. Я была в аварии. Она вызывает ожоги. Вы как в муке будете. А тут [на видео видно] Миша с очками на груди, и они даже не сломаны», — приводит новые аргументы непричастности Ефремова к аварии другая женщина. 

С ней соглашается первая: «Мы понимаем, что в машине было два человека. Сработало две подушки безопасности. Если бы не сидел пассажир, то не сработала бы вторая подушка безопасности. Я видела, что на ней были пятна крови».

У актера, считает женщина, не было характерных для такой аварии повреждений. При этом на его шее видны следы того, что его душили. «Через сутки нам будут СМИ рассказывать, что это от попытки суицида. Это не ремень безопасности, потому что он бы только одну сторону повредил», — развивает версию поклонница Ефремова. Она добавляет, что уже видела доказательства невиновности актера, которые совсем скоро будут представлены в суде. Она уверена: актер был за рулем совсем другой машины. 

Женщины не верят и в смерть Сергея Захарова. По некоторым версиям, объясняют они, погиб совсем другой человек. Даже слова гособвинителя на заседании о травмах Захарова вызвали у женщин смех.

«Мы медики, — говорит одна из них. — А потому понимаем, что не может быть таких повреждений. Это человека должно было в центрифуге мотать, [чтобы у него появились такие травмы]. Это смешно: у него там [со слов обвинения] пять почек, три ноги и пятнадцать ребер получается». 

Около трех часов дня заседание возобновляется после часового перерыва. И сторона обвинения продолжает представлять версию событий, которая очень отличается от той, в которую верит группа поддержки Ефремова. 

«Со слов Ефремова, пассажиры [в машине] отсутствовали», — читает гособвинитель. По результатам медицинского освидетельствования, актер был сильно пьян. Также в его крови нашли кокаин и каннабиноиды. На подушке безопасности джипа со стороны водителя эксперты обнаружили пот и эпителий Ефремова, говорится в одной из экспертиз. В машине обнаружили следы и другого человека, но идентифицировать его невозможно. При этом, утверждается в заключении осмотра машины, открытие подушек безопасности при аварии никак не связано с присутствием или отсутствием пассажира. А значит, установить, был ли Ефремов в тот вечер один, таким образом, невозможно, подытоживает гособвинитель. 

На этом заседание прерывается. Ефремова, как и утром, выводят из суда пять приставов и сотрудница полиции. На крыльце еще несколько приставов выстраиваются в шеренгу, чтобы не дать журналистам подойти к актеру слишком близко. Он быстро садится в машину и уезжает — суд продолжится уже следующим утром. 

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Кристина Сафонова

Реклама