Перейти к материалам
новости

«Здесь не должно быть места шумливым пустым заявлениям» Кремль не считает, что на Навального было совершено покушение, и не видит повода для расследования

Источник: Meduza
Clemes Bilan / EPA / Scanpix / LETA

Associated Press: Берлинская клиника «Шарите», в которой находится Алексей Навальный, вчера выпустила заявление, что клинические данные свидетельствуют о том, что он был отравлен. Его сторонники с самого начала возлагают ответственность за отравление на Кремль и лично Владимира Путина. В частности, оппозиционер Илья Яшин вчера выступил с заявлением с требованием проверить Владимира Путина на причастность к покушению на жизнь Навального, так как «преступления такого масштаба не могли быть организованы без одобрения, прямого приказа или как минимум без намека или кивка президента». Как в Кремле могли бы прокомментировать это заявление?

Дмитрий Песков: Мы не можем относиться, скажем так, серьезно к этим озвученным вами во второй части вопроса обвинениям. Это, скажем так, обвинения, которые абсолютно не могут никак быть правдой и скорее являются таким около-, я бы сказал, таким, знаете, пустым шумом. И серьезно мы относиться к этому не намерены.

Теперь что касается заявления клиники. Здесь не должно быть места каким-то вот таким шумливым пустым заявлениям. Здесь нужно спокойно анализировать сказанное и написанное. Мы пока ничего нового не узнали из этого заявления. Мы специально связались с нашими врачами и осведомились, собственно, как с профессиональной точки зрения можно отнестись к написанному. Дело в том, что факт вот этой пониженной холинэстеразы был установлен в первые часы нашими медиками в больнице в Омске. И атропин, о котором говорят немцы и который делают сейчас пациенту, его начали вводить в первый час пребывания пациента в реанимации. Снижение уровня вот этой холинэстеразы возможно по самым разным причинам. Возможно также при приеме и использовании различных медикаментов, различных лекарств. То есть лекарства, они понижают уровень холинэстеразы. Поэтому здесь очень важно выяснить, что же стало причиной понижения уровня холинэстеразы. Как раз вот эту причину ни наши медики, ни немцы пока установить не смогли. По крайней мере, это следует из заявления немецких коллег наших докторов. Нет вещества. К сожалению, его не удается установить, анализы не показывают.

Таким образом, вы, наверное, здесь сами отчетливо сможете проследить: сама аналитика медицинская абсолютно совпадает и у наших докторов, и у немецких — но выводы разнятся. Мы не понимаем, на основании чего наши немецкие коллеги так спешат, употребляя слово «отравление» и так далее. Эта версия, вы знаете, была среди первых, которые рассматривали наши врачи. Но еще раз повторяю: вещество пока не установлено. Может быть, у немцев есть какие-то данные. В этой связи, конечно, наши врачи готовы и сами предоставить образцы первых анализов и рассчитывают, имеют в виду предложить немецким коллегам обмениваться информацией и различными биологическими материалами. Ну, наверное, вот что можно сказать.

«Эхо Москвы»: Некоторые западные лидеры призвали российские власти к максимально транспарентному расследованию этого, как они говорят, возможного отравления. Как реагирует Кремль на эти призывы?

Дмитрий Песков: Собственно, врачи этим и занимаются. И российские врачи сначала, и немецкие врачи впоследствии занимаются первой стадией этого расследования. Они пытаются выяснить, что стало причиной того состояния, в котором сейчас находится пациент. Пока, к сожалению, безрезультатно.

«Эхо Москвы»: Когда мы говорим о расследовании, это ведь не только врачебное, но и расследование уголовное.

Дмитрий Песков: Для расследования должен быть повод.

«Эхо Москвы»: То есть сейчас то, что произошло с Алексеем Навальным, это недостаточный повод, чтобы начать расследование?

Дмитрий Песков: Сначала нужно найти вещество, понимаете, установить, что стало причиной этого состояния. То есть для расследования должен быть повод. Пока мы констатируем с вами нахождение пациента в коме.

«Эхо Москвы»: Дело в том, что это не первое нападение, отравление или даже убийство критиков Владимира Путина. А как в целом в Кремле оценивают результаты расследований подобных преступлений в прошлом? Отравление Владимира Кара-Мурзы, отравление издателя «Медиазоны» и лидера Pussy Riot Петра Верзилова. Насколько, на взгляд Кремля, или насколько Владимир Путин лично удовлетворен или не удовлетворен тем, как проходили предыдущие подобные инциденты?

Дмитрий Песков: Во-первых, мы с вами не знаем, идет ли речь об отравлениях. Вы упоминаете о каких-то фактах, которые имели место в других странах.

«Эхо Москвы»: Отравление Кара-Мурзы — может быть, но отравление Петра Верзилова произошло в Российской Федерации.

Дмитрий Песков: Я, к сожалению, не знаком с данными его медицинского обследования и данными о том, было ли это отравление, и если было, то отравление чем. Понимаете. Согласитесь, что в любой стране мира ежедневно происходит очень много отравлений. И здесь, если говорить о каком-то конкретном случае, нужно все-таки оперировать точной информацией. Я не располагаю этими данными. Если вы располагаете, то поделитесь.

«Эхо Москвы»: Тут скорее вопрос того, насколько считают необходимым в Кремле демонстрировать особенное отношение к подобным преступлениям против критиков режима, если это убийство или покушение на убийство против тех, кого принято называть оппозиционерами или критиками Кремля.

Дмитрий Песков: О каких преступлениях вы говорите?

«Эхо Москвы»: Например, убийство Бориса Немцова.

Дмитрий Песков: Это чудовищная трагедия. Вы знаете обо всех следственных действиях и так далее. То есть здесь я бы не говорил, не вычленял бы отсюда какую-то тенденцию об убийствах — происходящих в разных странах мира — тех, кто критикует президента России. Это не так. Я не могу с вами согласиться о том, что это какая-то тенденция.

Bloomberg: Вы говорите, что факт пониженной холинэстеразы был уже установлен российскими врачами и с первого часа начали вводить атропин. Но вы только сейчас нам об этом сообщили, а до сих пор нам про это никто не говорил и не сообщал.

Дмитрий Песков: Ну вы понимаете, это же все-таки медицинская информация. Это мы вот сейчас позвонили, спросили у врачей, что это такое вообще. Никто же из нас не знает, нормальный человек вообще не знает слова такого «холинэстераза». Я до вчерашнего дня тоже не знал, что это такое. И мы просто спросили: «Ребят, что это за холинэстераза и видели ли вы ее?» Они сказали: «Да, это первое, что мы сделали и, собственно, сразу увидели, и сразу это было понятно. И чаще всего это происходит…» Есть лекарства специальные, причем очень много медикаментов, которые активно используются в медицине, которые подавляют холинэстеразу. Таких лекарств много, но химических компонентов такого лекарства не зафиксировано, вот и все. И ни немцы, ни наши пока не ответили на вопрос, что подавило холинэстеразу. 

Bloomberg: Ну, немцы сказали, что они не могут сказать, какое конкретно вещество. Но они говорят, что мы нашли, мы видим картину отравления веществом. То есть они все-таки говорят, что они не могут назвать конкретное вещество… 

Дмитрий Песков. Ну каким веществом, согласитесь, что логики здесь нет. Наши врачи это тоже увидели, они так же не могут назвать это вещество, так же как и немцы. 

Bloomberg: Соответственно, сам факт наличия этого вещества, если к вопросу про расследование, там, уголовное, не уголовное… Какое-то подлинное установление этого вещества возможно? У нас же все-таки довольно мощная медицина. Наверное, эти анализы там…

Дмитрий Песков: Вот в этом и вопрос. К сожалению, оно у нас не найдено, и если это найдут немецкие коллеги, мы будем только признательны.

Bloomberg: В связи с этим еще такой момент. Скажите, а вот то, что Меркель попросила Путина провести расследование и установить виновных. Вот в этом смысле ее призыв вы считаете неуместным и к нему не имеет смысла прислушиваться — я правильно понимаю на данный момент?

Дмитрий Песков: Понимаете, там же дело в том, что мой коллега германский, он сразу стал говорить про вот эту вот «высокую долю вероятности» или «вероятность» отравления. Вот здесь мы только частично можем согласиться. Потому что он должен был сказать, что также есть вероятность такого-то варианта, такого-то, третьего и четвертого. Это все варианты, которые рассматривались нашими врачами. Но говорить только об одном мы считаем неверным. Считаем, это неверно на этой стадии.

Bloomberg: А на ваш взгляд, российские врачи, российские, скажем так, специалисты, потому что, может быть, это не только врачи, это, может быть, токсикологи, судмедэксперты… Они сделали уже все, с российской стороны никаких исследований не нужно уже проводить или они будут проводиться еще?

Дмитрий Песков: Я не могу сказать, я не знаю. Я просто не знаю вообще объем анализов, объем информации, которую могут дать анализы. Мы же с вами не специалисты. 

Bloomberg: Абсолютно. Ну просто потому что это такой, безусловно, резонансный случай. Сколько дней мы вас спрашиваем и будем, видимо, продолжать спрашивать, потому что и состояние Навального [тяжелое], и новые заявления по этому поводу приходят довольно регулярно. Ну да, это такой резонансный случай, поэтому хотелось бы понять, есть ли у Кремля какой-то план действий в этом направлении, как-то разобраться самим в этом? 

Дмитрий Песков: Ну Кремль в этом не может разбираться, мы анализы не берем и не изучаем. И результаты анализов мы не смотрим, это совершенно бесполезно смотреть, мы в этом ничего не понимаем. И мы не собираемся…

Bloomberg: Но Дмитрий Сергеевич, вы же сами сказали, что врачам звонили…

Дмитрий Песков: Ну, врачам звонили, но я же не анализы спрашивал. Я спрашивал, о чем говорят немцы. Вот и все.

Bloomberg: Видите, благодаря вам мы узнали, что и в России давали атропин. А скажите, пожалуйста, а президент Финляндии, вот он сказал на выходных, что разговаривал с Владимиром Путиным, как раз обсуждал вывоз Навального в Германию. Было ли это, действительно ли говорили про вывоз, организацию эвакуации Навального в Германию?

Дмитрий Песков: Эта тема действительно затрагивалась. Она не обсуждалась, она затрагивалась. Это не тема для переговоров, это не тема для обсуждения. Но действительно это упоминалось, да.

Bloomberg: Ну это как-то помогло? Президент, послушав финского коллегу, дал какие-то поручения, принять меры по лечению…

Дмитрий Песков: Нет, абсолютно не дал. А какие он должен был дать поручения? Врачам лечить пациента? Или врачам согласиться на его перевозку? 

Bloomberg: Ну да…

Дмитрий Песков: Нет, не давал, для этого не нужны поручения президента. Наши врачи, между прочим, трое суток боролись за жизнь пациента. Возможно, спасли эту жизнь. Потом наши различные органы максимально оперативно решили все проблемы с оформлением документов. В виде исключения причем, учитывая сложную ситуацию, учитывая пожелания супруги как можно скорее вывезти в Германию. Поэтому здесь никаких поручений президента не было, они и не нужны были. Здесь система прекрасно сама работает. 

«Би-би-си»: Во вчерашнем заявлении Меркель связывается напрямую политическая деятельность Навального с тем, что с ним случилось. Считают ли в Кремле, что его отравление связано с его политической деятельностью?

Дмитрий Песков: Мы пока не можем ничего считать, потому что мы не знаем, было ли это отравлением или не было, или у этого состояния другие причины. Мы пока не знаем. Если у немецких врачей есть какие-то основания для того, чтобы использовать такую версию в качестве доминирующей, то, наверное, какая-то информация будет предоставлена.

«Би-би-си»: Ну вы допускаете такое, что это может быть из-за его деятельности политической? Ведь он один из самых активных и ярких оппозиционеров в России.

Дмитрий Песков: Не понял вопроса.

«Би-би-си»: Тогда другой момент хотелось понять. Многие из нас видели своими глазами, какая слежка ведется за Навальным в последние годы. И недавно были статьи об этом. В чем опасность Навального для России, почему такая слежка за ним?

Дмитрий Песков: Никакой опасности нет. Насчет слежки не могу сказать, про слежку ничего не знаю. Я не знаю, кто за ним ходит, по каким причинам.

«Эхо Москвы»: Если уточнить, эта слежка за Навальным, о которой рассказали источники в спецслужбах…

Дмитрий Песков: Какие источники?

«Эхо Москвы»: В «Московском комсомольце» большая статья была.

Дмитрий Песков: Давайте все-таки, скажем так, мудро относиться к заявлениям источников и все-таки ориентироваться на какую-то официальную информацию. Я ничего не могу сказать вам про слежку, потому что я не располагаю такой информацией.

«Эхо Москвы»: То есть это происходит без ведома президента?

Дмитрий Песков: Президент не занимается слежкой, не занимается оперативно-разыскными мероприятиями. Какое он может иметь к этому отношение? Никакое.

«Эхо Москвы»: Ну он может быть в курсе, он же назначает руководителей спецслужб.

Дмитрий Песков: У президента очень много забот, очень много работы, тем более в такое непростое время, как постпандемийный период, вернее, с продолжающимися элементами пандемии. Понимаете? А вы говорите, давал ли он указания о слежке. Все-таки здесь нужно гораздо серьезнее относиться к таким формулировкам.

«Эхо Москвы»: Я только уточню, в курсе ли он? То есть если такая слежка ведется, то докладывали ли ему?

Дмитрий Песков: Я не знаю, ведется ли слежка. Есть спецслужбы, вполне можете туда обратиться. Я не знаю, ведется ли она. Если ведется, то кем, почему и так далее.

Bloomberg: Имеет ли смысл выяснить вам у силовиков, ведется ли за ним слежка?

Дмитрий Песков: У нас нет причины для того, чтобы это выяснять, мы не видим никаких причин для этого. Сейчас главное, чтобы пациенту помогли прийти в себя, помогли вылечиться. Будем надеяться, что действительно все усилия врачей возымеют действие.

«Би-би-си»: Вы пока ничего не собираетесь делать, пока немцы не скажут, что именно это было за вещество? Если они скажут, что это умышленное отравление, то Кремль заинтересуется?

Дмитрий Песков: Ну конечно, если будет установлено вещество и если будет установлено, что это отравление, тогда, конечно, это будет повод для расследования. Безусловно. И это можно рассматривать как одну из версий, но дело в том, что пока также много других медицинских версий, что могло стать причиной этого состояния.

«Эхо Москвы»: А какие докладываются другие возможные причины?

Дмитрий Песков: Это уже к медикам. Медики же рассматривали разные причины, которые могли возыметь такое действие на организм. Это прием лекарств, это отравление чем-то, это какая-то реакция организма на те или иные условия. Я здесь не могу медицински вам это объяснить. И наверное, не должен это делать. По крайней мере, эти все версии, они рассматривались в самые первые часы омскими врачами и специалистами из Москвы. Это все уже десять раз обговаривали, проверяли. Токсикологи искали вещества — не получилось, не нашли, не видят этого вещества. Может быть, его увидят немцы.

«Би-би-си»: То есть, с вашей точки зрения, пока ничего не надо делать? Вы ждете, что скажут немцы, и пока все?

Дмитрий Песков: Пока все — что? Для расследования того, что произошло, нужно установить причину. Причина как раз устанавливается врачами. Это и есть расследование. Наверное, мы уже исчерпали эту тему. Всем большое спасибо.

Вы совершили чудо «Медуза» продолжает работать, потому что есть вы