Перейти к материалам
истории

«У Путина начался настоящий обвал рейтингов» 300 депутатов выступили против поправок к Конституции и «обнуления». Мы поговорили с одним из инициаторов обращения — Юлией Галяминой

Источник: Meduza
Александра Зотова / PhotoXPress

Около 300 (293) депутатов разных уровней — от регионального до муниципального — из разных регионов России подписались под обращением к гражданам, в котором выступили против поправок к Конституции. Авторы обращения и подписанты подчеркивают, что главная цель изменений в основном законе страны — «обнуление» сроков президента Владимира Путина (хотя формально поправки подаются как набор социальных и политических мер, включающих в себя гарантию индексации пенсий, защиту русского языка, запрет на иностранное гражданство для чиновников и прочее). Поправки «разрушают российское государство и создают угрозу самому его существованию уже в ближайшем будущем», — говорится в письме. «Медуза» поговорила с одним из инициаторов обращения — московским муниципальным депутатом Юлией Галяминой.

— Как вы выходили на подписантов, ведь среди них есть не только московские и петербургские депутаты, но и политики из Сибири, Ивановской области, Якутии?

— У нас большие связи в регионах благодаря Школе местного самоуправления (основана в 2012 году как проект по подготовке политиков муниципального уровня; Галямина — один из соучредителей — прим. «Медузы»). Многие депутаты благодаря школе прошли в [муниципальные] собрания [своих регионов]. Мы выходили и на других людей, которых до этого не знали, смотрели, кто в региональных заксобраниях голосовал против поправок (условия одобрения поправок предполагают поддержку не менее чем двух третей региональных парламентов — прим. «Медузы»).

— Это, например, бывший депутат от «Справедливой России» из Якутии Сулустаана Мыраан, которая проголосовала против поправок и сложила полномочия?

— Да, она в том числе. Мы общались с ней через вотсап, это было впечатляющее знакомство.

— Мыраан представляет справороссов, среди подписантов есть выдвиженцы ЛДПР, много коммунистов. Это системные парламентские партии, но в Госдуме только КПРФ воздержалась от поддержки поправок, остальные фракции были «за». Не было жалоб от депутатов на давление со стороны партийного руководства за подписание петиции?

— Таких сообщений не было. В основном эти депутаты только выдвигались на выборы от партий, но в самих партиях не состоят. Поэтому надавить на них практически невозможно: их нельзя отозвать, воздействовать по партийной линии.

— А были ли представители «Единой России», которые хотели поставить подпись под обращением?

— С нами связывались единороссы, которые говорили, что поддерживают обращение, но подписать не могут. Но я даже их регионы не могу назвать, это небезопасно для людей. Обращение — это выражение позиции депутатов, не все из них могут поддерживать нашу кампанию «Нет» в полной мере.

— Будет ли какое-то продолжение у этой кампании?

— Мы планируем много разных шагов. Ближайший — это петиция для людей, которые смогут выступить против «обнуления».

— Депутаты, поставившие подписи, будут как-то помогать вам в кампании?

— Мы будем им посылать ссылки и материалы, но каждый будет помогать как может — возможности и ресурсы у всех разные.

— Вы говорите, что чувствуете поддержку большинства граждан России. Раньше большинство часто называли «путинским». Теперь оно стало протестным? Почему?

— Это вопрос скорее к социологам, что было раньше — и как трансформировалось. Мы сейчас как политики понимаем, что большинство наших избирателей, с которыми мы общаемся, выступают против [этих поправок]. Но как ученый я могу сказать, что изменение настроений уже произошло; отношение к Путину по сравнению с началом нулевых изменилось кардинально. Оно начало меняться уже в 2010-е годы, после Крыма был резкий скачок его популярности, а после 2018 года началось снижение, связанное не только с пенсионной реформой, с экономическим кризисом, но и с эмансипацией граждан. В связи с коронавирусом у Путина начался настоящий обвал рейтингов.

— Очевидно, ваше обращение не поможет отменить само голосование. Возможно, оно не повлияет и на его вероятный итог — формальное одобрение поправок населением. Тогда чего вы хотите добиться? Может, чтобы люди увидели, что депутаты, которых многие считают полностью лояльными власти, ее представителями — тоже против?

— Да, такое подразумевалось. Второй момент — это моральная поддержка людей, которые против, но боятся, опускают руки. У многих есть выученная беспомощность: «Я один в коконе сижу, выступаю против поправок, а всем нравится». Люди должны понимать, что они не одни. Можно сказать, что это создание общественного мнения. Граждане, даже имея сомнения, присоединяются к группе, которая не стесняется выражать свое мнение. Донесение до людей мысли, что они не одни, очень важно. Не знаю, сколько человек прочтет обращение. Но разными шагами мы дойдем до многих, даже минуя телевизор.

— В обращении вы призываете «всех граждан России к публичному несогласию с узурпацией власти». В какой форме, на ваш взгляд, его следует проявлять — учитывая, что акции протеста фактически невозможны из-за коронавируса?

— [Политолог] Кирилл Рогов написал хороший текст, где предлагает: скажи «нет» 20 разными способами в течение 20 с лишним дней перед голосованием. Эти 20 способов люди могут придумать сами, либо они могут присоединиться к нам. В ближайшие дни, как я уже говорила, мы запустим петицию, будем делать листовки и плакаты, чтобы люди могли их распечатать и вешать у себя в подъезде.

Уличные акции зависят от ситуации с коронавирусом. Мы не готовы, в отличие от Владимира Путина, призывать людей идти и заражаться. Мы не готовы подставлять людей под дубинки, но многие из них готовы выходить сами, они понимают, что это роковой момент для России, что нужно проявлять определенную стойкость и мужество. Если мы сейчас не сможем сделать этого, то будет еще хуже, страна уйдет от возможности исправить крен, в который она попала из-за несменяемости власти. Речь идет не только о политике, но и об экономике — и это касается каждого. Экономика больше не выдерживает политической системы, речь и о медицине, образовании, культуре.

— Что вы рекомендуете делать людям в дни голосования?

— У нас эпидемия коронавируса, и призывать всех идти на участки мы не можем. Но и говорить, что процедура голосования прозрачная и нас ждет честный подсчет, нельзя. Мы уходим от идеи, что свет клином сошелся на голосовании, демонстрация несогласия с «обнулением» может быть разная. Если люди могут прийти на участки, то хорошо — пусть придут и проголосуют. Если по разным причинам они не могут — из-за вируса, или если они считают процедуру унизительной и не хотят участвовать, — то мы предлагаем выразить протест по-другому: написать пост в соцсетях, записать ролик со своим мнением, устроить одиночный пикет с социальной дистанцией. Мы работаем над списком вариантов, но приветствуем любой креатив. Это же не управляемая акция — сидят москвичи и придумывают за всех, — это проявление народной воли. 

— А как вы относитесь к тем, кто призывает к бойкоту голосования?

— Люди могут бойкотировать голосование, но не молча. Молчаливый бойкот — это согласие. Позвоните знакомым, сделайте листовку, повесьте в окошке надпись «Нет!» Можно сделать массу вещей, не выходя из дома.

Андрей Перцев

Реклама