Перейти к материалам
истории

«Настоящий стрит-арт всегда нелегальный» Автор граффити «Поцелуи» Philippenzo — о согласовании уличных работ, протестах и искусстве против страха

Источник: Meduza
Василий Кудрявцев. Фото предоставлено «Артмоссферой»

В конце июля на территории центра современного искусства «Винзавод» появилось граффити художника Philippenzo (Филипп Козлов) — «Поцелуи вместо полиции». Это часть проекта «Стена», который организовали «Винзавод» и творческое объединение «Артмоссфера». Работу художника можно будет увидеть там до 25 августа. «Медуза» обсудила с автором уличное искусство о полиции, митинги и необходимость согласовывать граффити с департаментом ЖКХ.

— В ваших работах довольно много политических высказываний, например, у вас есть серия «Шлемы». Было еще несколько работ про полицию. Когда вас заинтересовала политика?

— Специально я никогда не планировал освещать эти темы. Современный художник создает работы на актуальные темы, злободневные, остросоциальные. Это и есть искусство — когда оно резонирует с окружающей действительностью. Меня [к этому] подтолкнула сама политическая и социальная обстановка в России, я как-то рефлексировал по этому поводу в своих работах. Роспись, которая обыгрывает шеврон полиции и поцелуи, — она про проработку страхов. Та же самая история с омоновскими шлемами, которые я делал в виде елочного шарика, либо хеллоуиновской тыквы — это в принципе о том же. Про преображение какого-то зла и агрессии, источника опасности и страха в мирные, позитивные, добродушные вещи. 

— Как появилась эта идея проработки страха?

— Кажется, это из бессознательного приходит. Такое часто бывает у художников. Не то, чтобы художник сел и решил: сейчас придумаю что-то в какой-то определенной технике или манере. Это приходит совершенно помимо воли — такой прием есть в арт-терапии. Многие в детстве подрисовывали рожки, усы каким-то своим неприятным знакомым или нелюбимым персонажам. Таким образом перебарывали в себе страхи, какое-то отвращение. Именно к этому я и прибегаю в своих работах.

— Почему вас так тронул именно полицейский произвол?

— Я очень свободолюбивый человек, всегда таким был. И я чувствую себя очень дискомфортно из-за укрепляющихся границ, рамок, запретов, тем более когда это исходит от структур, которые должны защищать тебя от посягательств на твою свободу. Но эти структуры наоборот становятся источником ограничений, покушаются на твои права — сколько раз мы слышали истории про подброшенные наркотики. Появляется дело — и человек уезжает в тюрьму ни за что, просто кому-то перешел дорогу.

Станислав Червяков / архив Philippenzo

— Как появились «Поцелуи»? Кажется, до этой работы вы делали подобный мерч?

— Я нарисовал такую картину — 50 на 60 сантиметров, где примерно в размер реального наспинного шеврона была сделана аппликация с объемными буквами — «Поцелуи». И на его фоне был отпечаток губ моей девушки. Затем я решил развить эту тему и сделал себе костюм из реальной полицейском формы. Первый шеврон я просто сам вручную нарисовал и пришил на куртку, потом я уже заказал небольшой тираж и купил несколько комплектов формы. И вот мы [в них] с моими друзьями в одном из московских клубов потусили. То есть это был не мерч, а такой творческий эксперимент. 

— Вы участвуете в политических акциях? Были на митингах?

— Да, для меня гражданская сознательность и чувство собственного достоинства очень важны. Естественно, я хожу на мирные акции, шествия, митинги, потому что мне не безразлично все то, что происходит в моей стране и в городе, в котором я живу.

— Какое у вас настроение после митингов 27 июля? Какая главная эмоция?

— Есть восторг, воодушевление — такой массовой акции я не припомню давно. [27 июля] я видел какую-то особую сплоченность, решимость заявить о себе и о своих правах, это меня воодушевляет и радует. Радует, что люди предпочитают выйти на улицу и сказать о том, что хватит, вместо того, чтобы сидеть на диване или ехать на дачу. Хорошо, что народ просыпается. С другой стороны, такая яростная реакция со стороны властей и полиции — обескураживает.

— Сейчас вы живете в Москве? 

— Я восемь лет назад переехал в Москву, но много путешествую и периодически приезжаю в родной Волгоград. Стараюсь как-то вкладываться в его культурную жизнь, провожу «Монстрацию» каждую весну. Делаю на улице какие-то свои проекты, но в основном я в Москве.

Агентство городских новостей «Москва»

— Недавно московское правительство впервые утвердило правила нанесения граффити на московских домах. Если кратко: они позволяют рисовать только на темы исторических событий, науки, спорта, искусства, а вот политических тем в этом списке нет. Граффити необходимо будет согласовывать с семью ведомствами под руководством департамента ЖКХ. Рисовать можно только с первого апреля до первого ноября. Что думаете об этом?

— Я об инициативе не слышал. Но меня, как и многих других уличных художников, мнение властей не интересует ровным счетом ни на сколько, потому что настоящий стрит-арт — это всегда нелегальный стрит-арт. Художник сам руководствуется своими принципами и выбирает площадку, тему и средства для ее реализации. Ни с какими ЖКХ, РПЦ, как это сейчас будет делать фестиваль «Стенография» в Екатеринбурге, согласовывать никто не будет. Это единственный правильный формат для настоящих уличных художников.

— То есть угрозы уличному искусству вы тут не видите?

— Я не считаю, что это как-то может помешать уличным художникам. Все мы прекрасно видим на примере истории с работой Покраса Лампаса на абсолютно легальной «Стенографии», что [согласование] неспособно уберечь от какого-то обычного муниципального чиновника или какого-нибудь ЖКХ-шного сотрудника, который захочет все закрасить, поэтому, как говорится, «согласуй, не согласуй, все равно получишь…» 

Вы читали «Медузу». Вы слушали «Медузу». Вы смотрели «Медузу» Помогите нам спасти «Медузу»

Дарья Невкрытая

Реклама