Перейти к материалам
истории

Хорошо театральный сезон открыли Как в Басманном суде рассматривали дело Кирилла Серебренникова, а рядом — протестовали против его ареста. Репортаж «Медузы»

Meduza
Вячеслав Прокофьев / ТАСС / Scanpix / LETA

Судья Басманного суда Москвы Елена Ленская 23 августа согласилась со следователями по делу «Седьмой студии» Кирилла Серебренникова — и отправила режиссера под домашний арест. У здания суда собрались несколько сотен человек, поддерживавших Серебренникова; уже после вынесения решения суда несколько из них были задержаны. Корреспонденты «Медузы» рассказывают, что происходило в Басманном суде и рядом с ним.

Люди подходили к зданию Басманного суда задолго до полудня, когда должен был начаться суд: за час до этого здесь уже было около 50 человек. Поддержать Кирилла Серебренникова к суду пришли как сотрудники и актеры «Гоголь-центра», так и зрители. Один из них, представившийся Александром, рассказал «Медузе», что попал сюда случайно — приехал по делам в Москву из Якутии и решил отправиться в Басманный суд, увидев новости о задержании режиссера.

К 12 часам у входа в здание Басманного суда собрались примерно 300 человек, некоторые из них вышли на дорогу; проезжавшие по Каланчевской улице водители нервно сигналили. Среди собравшихся были режиссеры, писатели, музыканты, телеведущие — Борис Хлебников, Татьяна Лазарева, Михаил Шац, Вася Обломов, Дмитрий Быков, Юрий Колокольников и многие другие.

Люди у Басманного суда, где принималось решение о мере пресечения Кириллу Серебренникову, 23 августа 2017 года
Люди у Басманного суда, где принималось решение о мере пресечения Кириллу Серебренникову, 23 августа 2017 года
Евгений Фельдман для «Медузы»

Режиссер Владимир Мирзоев объяснил «Медузе», что пришел к суду, чтобы «ответить на сигнал начальства [и] проявить солидарность с Кириллом». «Я думаю, сегодня все интеллектуальное сообщество должно ответить на этот вызов», — добавил Мирзоев. Он провел параллель с делом Михаила Ходорковского: «Была примерно такая же ситуация, такой же вызов. Если бы сообщество бизнесменов тогда выступило солидарно, я думаю, мы бы жили в другой стране».

«Система действует по своей логике, — сказал „Медузе“ журналист Леонид Парфенов. — Думаю, здесь нет ни одного человека, считающего, что это логика развития расследования. Это всеми понимается как общественно-политическое событие».

К двум часам дня у дверей Басманного суда стояли не меньше 400 человек, еще около ста расположились на противоположной стороне улицы. Полиция оттеснила людей на проезжую часть с помощью автозаков и время от времени вежливо просила собравшихся не нарушать правила дорожного движения. Когда люди на улице принялись скандировать имя режиссера, представившийся полковником полицейский взял мегафон и попросил «не нарушать работу суда». Его воззвание подействовало, но ненадолго — вскоре собравшиеся продолжили кричать «Кирилл!» и аплодировать.

Само заседание суда началось более чем с получасовым опозданием — и с тем же саундтреком: Серебренникова заводили в зал под скандирование «Кирилл! Кирилл!» и аплодисменты. В крошечный зал смогли попасть только несколько десятков человек — остальные из тех, кому удалось войти в здание, ждали вердикта в длинном коридоре Басманного суда, где на большом экране в коридоре показывали видеотрансляцию заседания. Оттуда сочувствующие режиссеру наблюдали, как следователь заявил, что Серебренников организовал «преступную группу», чтобы похитить 68 миллионов рублей, выделенных из государственного бюджета на проект «Платформа».

Серебренникова доставляют в суд
Meduza
Кирилл Серебренников в суде
Meduza

Сторона обвинения указывала, что против Серебренникова дали показания сразу несколько его коллег — в частности, бывший директор компании «Седьмая студия» Юрий Итин и бывший бухгалтер Нина Масляева (Итин находится под домашним арестом, Масляева — в СИЗО). Закончив короткое выступление, следователь попросил отправить Серебренникова под домашний арест, подчеркнув, что, по его мнению, режиссер, оставшись на свободе, может давить на свидетелей и уничтожить доказательства по делу. Также он указал, что у Серебренникова есть недвижимость за границей и вид на жительство в Латвии.

Более того, по версии следствия, Серебренников уже пытался уничтожить часть доказательств по делу «Седьмой студии», а продюсер Екатерина Воронова, сейчас находящаяся в розыске (о том, что она также является подозреваемой, стало известно 22 августа), и вовсе лично уничтожила часть «черной документации». Следователь также обвинил Серебренникова в попытке скрыться от следствия — он якобы нарушил обязательство о явке, уехав в командировку в Санкт-Петербург. Сам режиссер ранее говорил, что приходил на все допросы, причем один раз ему пришлось прервать съемки фильма о Викторе Цое «Лето», которые и проходят в Петербурге.

Суд над Кириллом Серебренниковым. Главное
Meduza

Адвокат режиссера Дмитрий Харитонов в свою очередь отверг все обвинения и попросил освободить режиссера под залог в 68 миллионов рублей, которые фигурируют в деле в качестве ущерба. Также он зачитал судье длинный список поручившихся за Кирилла Серебренникова. Всего прозвучало 34 имени; среди них — телеведущий Андрей Малахов, певец Филипп Киркоров, актриса Чулпан Хаматова, режиссер Федор Бондарчук, телеведущий Иван Ургант, актер Данила Козловский и президент Фонда Солженицына Наталия Солженицына; при этом, по данным «Медузы», поручителей на самом деле больше — среди них также издатель Ирина Прохорова и директор Эрмитажа Михаил Пиотровский. Трое поручителей — режиссеры Андрей Смирнов и Алексей Мизгирев, а также Прохорова — выступили на заседании.

Смирнов и Мизгирев заявили, что хорошо знают Серебренникова и уверены в его невиновности. «Я слышал, суд не уверен, что был спектакль „Сон в летнюю ночь“. Так вот, мы с женой на нем были, — сказал, в частности, Смирнов. — Все, что здесь происходит, вызывает у меня глубокое возмущение и недоумение. То, что он сидит в клетке, то, как его сюда привезли — в наручниках, — это недопустимо! Я считаю, что все это дело характеризует не Кирилла, а следователей и их методы».

После этого адвокат Харитонов попросил судью Елену Ленскую, которая рассматривала и другие громкие дела (например, дело губернатора Кировской области Никиты Белых), пригласить в зал суда Ирину Прохорову. Адвокат сообщил, что Прохорова готова заплатить за Серебренникова любую сумму в качестве залога; позже издатель опровергла эти слова, уточнив, что готова выплатить «любую посильную сумму».

Серебренников разговаривает со своим адвокатом Дмитрием Харитоновым в зале заседаний Басманного суда, 23 августа 2017 года
Серебренников разговаривает со своим адвокатом Дмитрием Харитоновым в зале заседаний Басманного суда, 23 августа 2017 года
Станислав Красильников / ТАСС / Scanpix / LETA

«Может быть, я повторюсь, но я считаю Кирилла Серебренникова выдающимся режиссером и гордостью нашей страны, — сказала Прохорова в зале суда. — Он вывел нас в передовые театральные державы. Я абсолютно ручаюсь за него и очень бы просила разобраться во всей этой ситуации. Я готова внести залог, чтобы человек не сидел в СИЗО и не было впечатления, что возвращаются времена, когда талантливый человек вместо того, чтобы творить, погибает».

После каждого такого выступления Серебренников благодарил говорившего. Поблагодарил он и собравшихся у суда, которых в зале было хорошо слышно: и адвокат, и судья, и сторона обвинения зачитывали свои позиции по делу под громкие аплодисменты и скандирование «Свободу!».

Сам Серебренников в суде держался очень спокойно. Он выступил несколько раз. В ответ на просьбу следователя отправить его под домашний арест режиссер заявил, что это «необоснованно жестокая мера, которая не позволит мне работать», и подчеркнул, что не собирается «никуда убегать от следствия». «Я бы хотел, чтобы меня отпустили, потому что я не виноват. Все обвинения кажутся мне невероятно абсурдными и невозможными», — продолжал Серебренников. В середине заседания режиссеру дали слово еще раз — и он подчеркнул, что гордится проектом «Платформа». «Мы не крали и не воровали, — сказал он. — Я думал, что мы для страны, для родины делаем такой яркий и мощный проект».

Перед тем как судья удалилась на вынесение вердикта, режиссер выступил в последний раз. «У меня нет ничего, кроме работы в российской культуре. Я стараюсь, чтобы наша страна была не провинциальной, региональной державой, а очень важной в мировом контексте, мощной культурной державой, — сказал он. — Я скромный человек, у меня есть только родители, маленькая квартира и дело, которому я посвящаю свою жизнь. Больше у меня ничего нет. Я честный человек и прошу суд разрешить мне работать, доснять фильм, доделать спектакль». С улицы доносились аплодисменты.

После этого Ленская удалилась на вынесение вердикта. На это у нее ушло меньше часа. Перед зданием суда в это время повисла напряженная тишина — в основном люди смотрели в телефоны, читая ленты новостей.

Вскоре после трех часов дня Ленская вернулась в зал и, заявив, что арест Серебренникова законен, а обвинение обоснованно, отправила режиссера под домашний арест до 19 октября, когда закончится срок следствия. Вопрос, может ли Серебренников посещать «Гоголь-центр», будучи под арестом, Ленская оставила на усмотрение следователя по делу. Серебренникову также запретили переписку, телефонные переговоры, встречи и выход на улицу без разрешения следователя. Во время оглашения решения собравшиеся у Басманного суда люди начали скандировать «Свободу!» и «Позор!».

Кирилла Серебренникова отправили под домашний арест. Видео «Медузы»
Meduza

Сам Серебренников воспринял решение, не проявив никаких эмоций, — кажется, другой меры пресечения он и не ждал. Собравшиеся в здании суда после вердикта тоже притихли; кто-то в толпе тихо сказал: «Хорошо театральный сезон открыли».

Через четверть часа Серебренникова вывели из зала заседания — и собравшиеся в суде начали петь «Хочу перемен» Виктора Цоя. Ее же подхватили и люди, стоявшие у Басманного суда. После этого начались задержания. Всего задержали не меньше четырех человек. Среди них была журналистка Анна Наринская, которая пыталась убедить пристава не задерживать ее подругу (вскоре ее отпустили). Также среди задержанных — два сторонника Алексея Навального, которые раздавали листовки и шары.

Адвокат режиссера Дмитрий Харитонов после суда сказал, что собирается обжаловать решение. Самого Серебренникова вывели через боковую дверь здания суда — он поприветствовал поддерживающих, показав им сжатый кулак. Дежурившие у парадного входа люди не сразу поняли, что произошло. Когда половина толпы все-таки ринулась к нему, режиссер был уже на полпути к своему дому на Пречистенке. Какая-то девушка развернула плакат «Верните нам нашего художника», и полицейские увели ее в автозак.

Павел Мерзликин, Евгений Берг