Перейти к материалам

 

истории

Год назад чеченского правозащитника Оюба Титиева задержали за хранение наркотиков. Вот самое важное, что произошло в его деле (Например, свидетели ничего не помнят, а следователи все путают)

Meduza
Саид Царнаев / Reuters / Scanpix / LETA

9 января 2018 года в Чечне задержали главу местного отделения «Мемориала» Оюба Титиева. Полиция заявила, что нашла в его автомобиле почти 200 граммов марихуаны. Титиева обвинили в хранении наркотиков — с учетом особо крупного размера правозащитнику угрожает до десяти лет тюрьмы. Сам правозащитник говорит, что наркотики ему подбросили после угроз со стороны чеченских властей. Весь прошедший год Титиев провел в СИЗО, сейчас суд над ним продолжается. «Медуза» рассказывает о самом важном, что произошло в этом деле за год.

Оюба Титиева задержали с пакетом наркотиков. Правозащитники уверены, что его дело —политическое

Оюб Титиев стал главой чеченского отделения «Мемориала» после гибели в 2009 году его предшественницы Натальи Эстемировой. Большая часть его работы была непубличной — уже позже стало известно, что он занимался, например, «делом 27», а также постоянно работал с десятками людей, жаловавшихся на нарушения их прав. В сентябре 2018 года «Медуза» опубликовала текст журналиста Шуры Буртина, который подробно рассказывает о деятельности Титиева и чеченского «Мемориала».

9 января 2018 года полицейские остановили автомобиль Титиева на окраине села Курчалой; при обыске полицейские достали из машины пакет с марихуаной. По версии самого Титиева, пакет ему подбросили, а затем сотрудники отделения полиции в Курчалое пытались склонять его к «признательным показаниям».

В «Мемориале» дело сразу назвали политическим; одним из аргументов правозащитников было то, что Титиев — правоверный мусульманин и последовательный сторонник здорового образа жизни. Российские и международные правозащитники много раз требовали освободить Титиева, вмешаться в его дело или хотя бы перенести суд из Чечни. В ответ глава республики Рамзан Кадыров, неоднократно жестко критиковавший деятельность чеченских правозащитников, потребовал прекратить вмешиваться в дело и давать подсказки следствию и суду.

Следствие продолжалось полгода. К нему было много вопросов

10 января Титиева арестовали — с тех пор он находится в СИЗО. С юридической точки зрения к делу много вопросов.

Например, утром 9 января правозащитника задержали незаконно — без всяких на то оснований. Обыск его машины проводился без понятых; затем Титиева задержали повторно — после того, как в машине якобы нашли наркотики. Как утверждают полицейские, вся система видеонаблюдения в Курчалоевском ОМВД 9 января «сломалась», поэтому подтвердить количество задержаний правозащитника невозможно. На суде также выяснилось, что еще 15 видеокамер на всем пути следования от места задержания Титиева до отделения полиции также вышли из строя. У Титиева пропали несколько мобильных телефонов и планшет.

В материалах «Мемориала» о деле Титиева говорится о множестве других процессуальных нарушений в ходе следствия. Например, таких:

  • Задерживавший Титиева полицейский дал показания, что пакет с марихуаной он якобы увидел с улицы — поэтому и остановил автомобиль. Лежал пакет при этом под сиденьем.
  • Под документами, формально подписанными разными следователями, стоят идентичные подписи.
  • Единственный свидетель, показавший, что правозащитник курил траву, сам дважды осужден по наркотической статье, но ни разу не попадал в тюрьму. Адвокаты Титиева говорят, что этот человек — наркозависимый полицейский осведомитель.

Свидетели по делу Титиева ничего не помнят

Суд над Титиевым начался в июле 2018 года. Практически на каждое заседание приезжали правозащитники и сотрудники дипмиссий США, Канады, Австралии и стран Европы.

Для формально обычного дела о хранении наркотиков в процессе Титиева очень много свидетелей. Всего было допрошено больше ста человек, включая весь личный состав отделения полиции Курчалоя. Редактор «Новой газеты» Елена Милашина, постоянно пишущая о Чечне, говорит, что полицейских допросили для того, чтобы показать: Титиева в отделении полиции утром 9 января они вообще не видели (таким образом обвинение пытается опровергнуть версию защиты о том, что Титиева задерживали дважды, первый раз — незаконно).

В своих показаниях сотрудники полиции на все вопросы отвечали «нет» или «не знаю». Иногда доходило до абсурда — люди с 15-летним опытом службы говорили, что не знают элементарных правил заступа в патруль, получения и сдачи оружия и даже не помнят, задерживали ли они кого-нибудь в течение всей карьеры.

Показания против Титиева дал и следователь, который вел дело. «Новая газета» цитировала его допрос:

Адвокат Марина Дубровина: Каким образом вы определили, что пакет в машину положил Титиев, а не сотрудники полиции?

Следователь Нурид Саламов: В ходе следствия было установлено.

Адвокат Дубровина: Каким образом вы это установили?

Свидетель: У самого Титиева спросите!

Ключевых свидетелей обвинения допросили в закрытом режиме

28 августа судья Марина Зайнетдинова попросила «не превращать процесс в шоу», а в конце сентября закрыла его для прессы и публики — так как там оглашались персональные данные чеченских силовиков и это могло угрожать «национальной безопасности Чечни».

Защита обращала внимание на то, что почти все эти данные уже были оглашены на других заседаниях; адвокаты заявляли, что закрытие процесса нарушит право Титиева на справедливое разбирательство. На мнение судьи это не повлияло, и на нескольких закрытых заседаниях допросили полицейских, которые непосредственно задерживали правозащитника, и двух их начальников. После этого процесс вновь был открыт.

Оюб Титиев виновным себя не признает. Суд над ним подходит к концу

В конце ноября показания дал сам Оюб Титиев — и сказал, что наркотики ему подбросили. Один из его адвокатов Илья Новиков утверждает, что арест Титиева прямо связан с «делом 27» и с угрозами главы парламента Чечни Магомеда «Лорда» Даудова — тот в декабре 2017-го обвинил правозащитников в том, что Instagram заблокировал аккаунт Рамзана Кадырова.

10 декабря суд продлил арест Оюбу Титиеву до 22 марта 2019 года. На нескольких последних заседаниях зачитывались материалы дела — его рассмотрение подходит к концу. Первое заседание суда в этом году пройдет 14 января. «Судебные заседания в шалинском суде проходят в такой доброжелательной обстановке, что стороннему наблюдателю могло бы показаться, что надежда на справедливый вердикт есть», — писала Маша Шищенкова из международной организации Front Line Defenders.

Еще в августе 2018 года Рамзан Кадыров заявил, что по окончании суда над Титиевым он закроет правозащитникам въезд в Чечню — «так же, как и для террористов, экстремистов». Глава Чечни сказал, что люди, «называющие себя правозащитниками, не имеют права ходить по моей территории».

Андрей Козенко