Перейти к материалам
Место падения рейса MH17 под Донецком. 17 июля 2014 года
новости

«Мы ничего больше не можем сделать, только надеяться на „Бук“». Нидерландский телеканал опубликовал переговоры подозреваемых по делу о сбитом над Донбассом «Боинге»

Источник: Meduza
Место падения рейса MH17 под Донецком. 17 июля 2014 года
Место падения рейса MH17 под Донецком. 17 июля 2014 года
Максим Змеев / Reuters / Scanpix / LETA

В распоряжении журналистов нидерландской телерадиокомпании NOS оказались записи перехваченных телефонных разговоров Сергея Дубинского, одного из четырех подозреваемых по делу о крушении под Донецком рейса MH17 в 2014 году. Телефон Дубинского, сообщает NOS, прослушивала украинская сторона.

Среди записей — разговор Дубинского, в ходе которого он обсуждает с неким «Библиотекарем» прибывший в Донбасс зенитно-ракетный комплекс «Бук». Также NOS цитирует фрагменты переговоров Дубинского и еще одного фигуранта дела о крушении «Боинга» — Олега Пулатова. Они обсуждают, куда отправить прибывший ЗРК. «Мы ничего больше не можем сделать, только надеяться на „Бук“», — говорит Дубинский Пулатову и командует ему поставить ЗРК в районе села Первомайское.

В одном из разговоров Дубинского и Пулатова упоминается третий фигурант дела — Леонид Харченко. Он, следует из записей, знает о «Буке» и его перемещениях в Донбассе.

Также из записей следует, что Дубинский после крушения «Боинга» несколько часов не знал о произошедшем. Один из собеседников Дубинского говорит, что ему звонят журналисты и спрашивают об упавшем к югу от Донецка «Боинге».

— Бой идет? — отвечает Дубинский (нидерландские журналисты предполагают, что он не расслышал и путает «бой» и «боинг»).

— «Боинг»! Самолет упал, — поправляет Дубинского неизвестный собеседник.

— А, — отвечает Дубинский. — Так наши сбили одну под Саур-Могилой, возле Малиновки. Наши сбили «сушку» (украинский военный самолет Су-25, — прим. «Медузы»).

Около 20:00 — спустя три с половиной часа после крушения «Боинга» — Дубинский звонит Пулатову и требует от него ответа на вопрос, стрелял ли «Бук». Пулатов отвечает, что «Бук» сбил «сушку», но «перед этим „сушка“ сбила „Боинг“». «Они пытаются нас в этом обвинить», — говорит Пулатов.

Спустя некоторое время Дубинский излагает эту версию событий в разговоре с четвертым фигурантом дела — Игорем Гиркиным (Стрелковым). В другом разговоре — Дубинского и Харченко — последний также утверждает, что «Боинг» сбил не «Бук», а «сушка».

Версия, что «Боинг» был сбит украинским штурмовиком Су-25, озвучивалась и ранее. В том числе и российским Следственным комитетом. Занимающаяся расследованием Объединенная следственная группа под руководством Нидерландов пришла к выводу, что лайнер сбили ракетой, выпущенной из ЗРК «Бук», который, по мнению следствия, принадлежал российской 53-й зенитно-ракетной бригаде, дислоцированной в Курске.

В других записях разговоров Дубинского, оказавшихся в распоряжении NOS, фигуранты дела обсуждают экстренную транспортировку «Бука» за пределы Донбасса. Также в переговорах неоднократно упоминается, что воюющие в Донбассе получают распоряжения из России. В частности, Дубинский говорит, что Гиркин не может отдать приказ оставить Славянск без разрешения Кремля.

Игорю Гиркину (Стрелкову), Сергею Дубинскому, Олегу Пулатову и гражданину Украины Леониду Харченко в 2019 году были предъявлены обвинения по делу о крушении «Боинга». Они вину не признали. Россия причастность к крушению «Боинга» в Донбассе отрицает.

Расследовательская группа Conflict Intelligence Team (CIT) отмечает, что опубликованные переговоры «опровергают заявления подсудимых в голландском процессе по MH17, что они не имели никакого отношения к „Буку“ и вообще не знали о нем».

Вы совершили чудо «Медуза» продолжает работать, потому что есть вы