Перейти к материалам
истории

После акций 23 января риск нового «болотного дела» кажется очень высоким. Вот что уже об этом известно — и чего участникам акций ждать в ближайшее время

Источник: Meduza
Михаил Терещенко / ТАСС / Scanpix / LETA

Акции протеста 23 января закончились рекордным числом задержаний — больше трех тысяч человек по всей России. Для большинства задержанных все закончится штрафом или в худшем случае административным арестом. Но некоторым из вышедших на улицы российских городов будет, очевидно, грозить и уголовная ответственность. К тому же перед Новым годом власти расширили возможности ее применения, а сопротивление полиции участники акций иногда оказывали довольно активно.

Какие уголовные дела уже возбуждены

На момент выхода этого материала известно более чем о десятке уголовных дел, возбужденных по итогам акции 23 января — в Москве, Санкт-Петербурге, Владивостоке, Новосибирске и Ростове-на-Дону.

Москва

Через несколько часов после окончания акции протеста в Москве Следственный комитет объявил о возбуждении нескольких уголовных дел. По версии ведомства, на Сретенском бульваре несколько человек избили сотрудника Росгвардии, а еще двум сотрудникам распылили в лицо слезоточивый газ. На Пушкинской площади, по данным СК, один из участников акции избил сотрудника ОМОНа. На Цветном бульваре протестующие блокировали автомобиль, повредили его и распылили в лицо водителю слезоточивый газ. 

Дела возбуждены по статье 318 Уголовного кодекса (применение насилия в отношении представителя власти). Ее активно использовали во время «болотного» и «московского» дел. Максимальное наказание — до пяти лет лишения свободы, в лучшем случае может быть назначен штраф до 200 тысяч рублей.

О «болотном деле»

Пять лет «болотному делу». Десять историй его участников

О «болотном деле»

Пять лет «болотному делу». Десять историй его участников

Кроме того, в сообщении СК фигурирует статья 167 УК РФ (умышленное повреждение имущества), максимальное наказание по которой — пять лет лишения свободы. И, наконец, статья 213 УК (хулиганство), которую поменяли прямо перед Новым годом.

В новой редакции появилась уголовная ответственность за хулиганство с применением насилия без предварительного сговора, а также совершенное группой лиц. За такие преступления предусмотрено наказание вплоть до семи лет лишения свободы. А под первую часть статьи о хулиганстве теперь будут попадать действия как с применением насилия, так и только с «угрозой его применения». Наказание — до пяти лет лишения свободы. Сайт Pravo.ru полагал, что статья будет использоваться против участников несанкционированных митингов.

Владивосток

Помимо Москвы рекордсмен по преследованию участников акций 23 января на данный момент — Владивосток. Там возбуждены три дела. Два — по части 1 статьи 318 УК (применение насилия в отношении представителя власти). Как утверждает местный Следственный комитет, в одном случае подозреваемый повалил росгвардейца на дорогу и дважды ударил; в другом — неизвестный в маске трижды ударил полицейского по лицу, после чего скрылся.

Еще одно дело во Владивостоке возбуждено по статье 267.1 Уголовного кодекса, «Действия, угрожающие безопасной эксплуатации транспортных средств». Виновного могут наказать штрафом от 150 до 300 тысяч рублей или посадить в тюрьму на срок до двух лет.

Новосибирск

В Новосибирске и Ростове-на-Дону уголовные дела возбуждены по части 3 статьи 212 УК — это призыв к участию в массовых беспорядках. Новосибирский СК пишет, что дело касается призывов в социальных сетях, по которым уже проведена лингвистическая экспертиза — она выявила «деструктивные призывы по отношению к представителям власти». Подозреваемому — 20 лет. Наказание по этой статье — до двух лет лишения свободы.

Ростов-на-Дону

В Ростове-на-Дону по аналогичному поводу задержан несовершеннолетний горожанин, который якобы призывал к массовым беспорядкам через «ВКонтакте», у него прошел обыск.

Санкт-Петербург

В Петербурге дело возбуждено по «болотной» части 1 статьи 318 из-за удара по лицу сотрудника ДПС на Сенатской площади. В соцсетях появилось видео, на котором, возможно, зафиксировано случившееся.

Казань и Москва, 21 и 22 января

За два дня до акции, 21 января, в Казани возбудили дело за призывы к массовым беспорядкам, которые были сделаны в соцсетях. А за день до протеста СК возбудил уголовное дело по статье о «вовлечении несовершеннолетних в противоправную деятельность» (пп. «а», «в» ч. 2 ст. 151.2 УК) из-за постов с анонсами акций в поддержку Навального. «Сторонники Навального размещают публикации в сети Интернет, социальных сетях „TikTok“, „ВКонтакте“, „Facebook“, „Twitter“, „Instagram“, на сервисе „YouTube“, в которых призывают несовершеннолетних к участию в несанкционированных митингах», — сказано в заявлении СК. Максимальное наказание по этой статье — три года лишения свободы.

Помимо уже возбужденных дел, есть еще несколько эпизодов, по которым проводится доследственная проверка. Перед акцией МВД объявило о доследственной проверке в отношении руководителей штабов Навального, которых подозревают в организации насильственных действий. Якобы они получили указание от своего руководства (соратников Навального — Леонида Волкова и Ивана Жданова) привлекать к акции молодых людей и несовершеннолетних. Особое внимание у МВД вызвали ролики в TikTok.

«Акцентировано внимание на широком освещении данных действий в социальных медиа с дальнейшим тиражированием в оппозиционных и иностранных СМИ», — заявили в пресс-центре МВД.

Что еще грозит протестовавшим

Нынешние акции протеста отличались не только масштабом, но и довольно активными по российским меркам столкновениями протестующих с сотрудниками правоохранительных органов.

Государственное агентство РИА «Новости» сообщило, что в Москве пострадали 39 сотрудников правоохранительных органов. Агентство отметило, что силовики получили несерьезные травмы. ТАСС, в свою очередь, сообщает о 42 пострадавших.

«Я однозначно вижу перспективы по статье 318 УК РФ (применение насилия в отношении представителя власти) и даже — в худшем случае — 317-й (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа), потому что, к сожалению, некоторые митингующие проявляли агрессию по отношению к сотрудникам [правоохранительных органов], — говорит „Медузе“ юрист правозащитной группы „Команда 29“ Валерия Ветошкина. — При этом мы можем вспомнить „московское дело“, когда некоторые обвинения были совсем абсурдны, потому что в реальности никакого насилия не было».

О «московском деле»

Наш срок. Наше дело Год назад главной темой в России были московские протесты — теперь о них как будто все забыли. «Медуза» выяснила, как живут главные герои прошлого лета

О «московском деле»

Наш срок. Наше дело Год назад главной темой в России были московские протесты — теперь о них как будто все забыли. «Медуза» выяснила, как живут главные герои прошлого лета

Максимальное наказание по статье 317 — это пожизненное заключение, ее будут применять, если суд сочтет, что имело место опасное для жизни насилие, считает юрист. При этом Ветошкина надеется, что власти не станут привлекать граждан по статье 212 — в части участия в массовых беспорядках: «Я бы не сказала, что то, что сегодня было, — это массовые беспорядки. Хотя наши правоприменители толкуют нормы как хотят».

Кроме того, с Нового года в статью 267 УК (приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения) добавили норму, согласно которой теперь уголовная ответственность наступает не только за порчу дорог, но и за их «умышленное блокирование» и создание помех движению транспорта и пешеходов — если это создало угрозу жизни или здоровью граждан. Раньше за это была предусмотрена только административная ответственность — причем Верховный суд высказывался против изменения нормы УК, говоря, что имеющейся статьи Кодекса об административных противонарушениях достаточно и нет данных о том, что она неэффективна. Тем не менее законопроект приняли в изначальном виде.

«Перспективы по новой редакции статьи 267 Уголовного кодекса очень тяжело оценить, потому что практики ее применения, понятно, еще нет, — объясняет Валерия Ветошкина. — Но ее нынешняя формулировка оставляет очень большие возможности правоохранителям. Можно вспомнить применение статьи 212.1 Уголовного кодекса в отношении той же [муниципального депутата] Юлии Галяминой, когда ей вменяли то, что организованные ею публичные мероприятия привели к ущербу в виде вытоптанных газонов и падению выручки близлежащих ресторанов. То есть уже были реальные примеры, когда правоприменители подтягивали ущерб за уши, и я бы не исключала в отношении 267 статьи такую же возможность. Более того, формулировка статьи разрешает, по сути, вменять ее тогда, когда реального ущерба не было, а была лишь угроза. Ну, то есть когда вменить больше нечего».

Поэтому одна из самых главных рекомендаций, которую всегда дают протестующим — нельзя блокировать улицы, отмечает Ветошкина: «Это действительно позволяет представителям государства привлекать [граждан] к ответственности и разгонять мирные шествия». 

Ждать ли нового «болотного дела»

Адвокат «Правозащиты Открытки» Сергей Бадамшин считает, что большую помощь силовикам оказывают современные технологии, которыми пользуются, в том числе, сами протестующие.

«Огромную помощь [в поиске участников акции полицейским], на самом деле, оказывают блогеры, телеграм-каналы и твиттер. Они активно снимают происходящее, все эти фото и видео доступны в интернете, в том числе, полиции, — говорит Бадамшин „Медузе“. — Кроме того, система распознавания лиц у нас активно работает со времен Чемпионата мира по футболу. И те, кто нарушают масочный режим на акциях — в группе риска. Поэтому именно за счет технологий будет более ускоренный режим идентификации [протестующих]. Если раньше [на митинг] приходил оперативник с камерой и потом [по этой съемке] опознавал активистов, то теперь технологии ушли далеко вперед». 

Руководитель исследовательских программ фонда «Общественный вердикт» Асмик Новикова полагает, что появление нового «болотного дела» после событий 23 января — вполне реальная перспектива.

«Мы видим, что уголовные дела возбуждаются моментально — даже в отсутствие конкретных подозреваемых. Они просто возбуждают их по факту, а далее будут отсматривать весь тот видеоконтент, который в огромном количестве, естественно, есть — и в открытом доступе. Ничего из того, что мы наблюдали в преддверии сегодняшних событий и сегодня, не говорит о том, что логика контрдействий со стороны власти изменится».

По мнению Бадамшина, масштаб последствий во многом станет ясен уже на следующий день после акций, утром в воскресенье, 24 января.

«Пошла информация о пострадавших сотрудниках полиции. И большой вопрос, как они пострадали — применяли к ним насилие, какие-то средства или они сами поскользнулись и упали? — говорит он. — Но по ощущениям, после того, что мы сегодня увидели, власть будет мстить. И месть эта будет масштабной».

О «болотном деле»

Пять лет «болотному делу». Десять историй его участников

О «болотном деле»

Пять лет «болотному делу». Десять историй его участников

Вы совершили чудо «Медуза» продолжает работать, потому что есть вы

Дмитрий Карцев и Анна Чесова

Реклама