Перейти к материалам
истории

Квалифицированный военный медик «Медуза» рассказывает о человеке, которого назвали руководителем отравителей Навального

Источник: Meduza

В совместном расследовании The Insider, Bellingcat и CNN о причастности группы сотрудников ФСБ к отравлению Алексея Навального руководителем этой группы назван Станислав Макшаков из Института криминалистики ФСБ. Как выяснила «Медуза», Макшаков — высококвалифицированный военный медик, который много лет исследовал воздействие на организм человека именно того типа ядов, которым, по версии клиники «Шарите» и ОЗХО, был отравлен оппозиционер.

14 декабря было опубликовано совместное расследование The Insider, Bellingcat и CNN при участии Der Spiegel, авторы которого пришли к выводу, что отравить Алексея Навального в Томске 20 августа пыталась группа из восьми сотрудников секретного подразделения ФСБ, действовавших под прикрытием Института криминалистики ФСБ. В расследовании были названы имена всех восьмерых.

Сам Алексей Навальный, The Insider и Bellingcat отвели роль руководителя этой группы сотруднику Института криминалистики ФСБ Станиславу Макшакову. Такой вывод расследователи сделали, сопоставив его контакты и хронологию событий, происходивших с Навальным. Именно с Макшаковым накануне отравления и в последующие несколько дней особенно активно созванивались и обменивались сообщениями все участники этой группы, а сам он оперативно контактировал с двумя генералами ФСБ: генерал-майором Владимиром Богдановым, директором Центра специальной техники ФСБ, и директором подчиняющегося ему Института криминалистики ФСБ генералом Кириллом Васильевым.

Как группа сотрудников ФСБ контактировала с Макшаковым в день отравления

(все перечисленные здесь люди, кроме Навального, — сотрудники ФСБ, говорится в расследовании, — прим. «Медузы»)

Второй всплеск ночной активности произошел вечером 19 августа — по всей видимости, именно тогда Навальный был отравлен в Томске.

В 16:21 по московскому времени (20:21 по томскому времени) Владимир Паняев отправил текстовое сообщение Макшакову. Примерно в этот момент Навальный отправился купаться в местной реке (традиция, которую Навальный старался соблюдать в своих поездках по регионам). Он находился вдали от отеля около двух с половиной часов. Он вернулся в Xander в 11 вечера и встретил свою команду, которая как раз закончила ужинать в баре Velvet при отеле. Проведя в баре буквально несколько минут, он отправился спать. Примерно в это же время, в 20:08 мск, Кривощеков позвонил Макшакову. В 20:37 Таякин коротко поговорил с кем-то через мессенджер, после чего позвонил Макшакову, одновременно поддерживая соединение для передачи данных. За следующие несколько минут он разговаривал с Макшаковым четыре раза, последний раз в 20:44. В Томске это было 0:44.

Навальный спустился [в вестибюль гостиницы 20 августа] в 6:05. Ровно в эту минуту (в 2:05 по Москве) Кривощеков отправил Макшакову СМС. Макшаков написал Таякину, после того тот тут же направился в офис. Он прибыл в здание на улице Академика Варги около четырех утра, как раз когда самолет Навального вылетел из Томска.

Ровно в шесть утра, сразу после приземления самолета [в Омске], Макшаков позвонил Кривощекову, а в 7:11 утра — генерал-майору Богданову.

Основной автор этого расследования, Христо Грозев из Bellingcat, рассказал «Медузе», что на эту группу сотрудников ФСБ и самого Макшакова они вышли, изучая во время подготовки предыдущего расследования звонки Артура Жирова, директора ФГУП НЦ «Сигнал», где, предположительно, был подготовлен яд, которым отравили Навального. Судя по биллингу звонков, Жиров часто общался с Макшаковым, хотя они работают в разных организациях.

Однако в начале 2000-х, как выяснила «Медуза», Макшаков и Жиров работали вместе — в военном институте, занимающемся химическим оружием, в городе Шиханы Саратовской области, откуда родом отравляющее вещество «Новичок». И Макшаков специализировался на воздействии фосфорорганических отравляющих веществ (к этому типу относится и «Новичок») на животных и людей, а Жиров работал над системами целевой доставки лекарственных средств для воздействия на центральную нервную систему.

The Insider называет Станислава Макшакова полковником, Навальный — военным ученым и дает ссылку на его патент о применении на учениях имитатора иприта (боевого отравляющего газа).

Заявку на этот патент подала в 2003 году войсковая часть № 61469, расположенная в городе Вольск-18 Саратовской области. Других патентов от Макшакова найти не удалось, зато та же войсковая часть в 2003 году подала заявку на изобретение Артура Жирова — нынешнего директора НЦ «Сигнал».

Соавтором изобретений у Макшакова и у Жирова (и еще во многих патентах от войсковой части № 61469) выступает Николай Иванович Алимов — в одной из заявок он назван командиром в/ч 61469. А в 2000 году он же был и начальником 33-го Центрального научно-исследовательского испытательного института Минобороны — об этом говорится в статье о 33-м ЦНИИИ в специализированном журнале «Вестник РХБ защиты».

То же самое и с Макшаковым: в базе научных публикаций нашлась его статья за 2007 год, где он назван кандидатом медицинских наук (найти его диссертацию «Медузе» не удалось) и сотрудником все того же ЦНИИИ Минобороны. А в 2008 году Макшаков участвует в конференции Военно-медицинской академии как сотрудник 33-го ЦНИИИ.

Нет, Станислав Макшаков не сменил работу. Войсковая часть 61469 — не что иное, как 33-й Центральный испытательный НИИ Министерства обороны, который находится в закрытом городе Вольск-18 (или Шиханы-2). Он приглашает на работу офицеров с ученой степенью кандидата химических наук по научной специальности 20.02.23 — «Поражающие действия специальных видов оружия, средства и способы защиты».

Источник «Медузы», работавший в эти годы в соседнем с 33-м ЦНИИИ институте ГосНИИОХТ, знает, что военный медик Станислав Макшаков до 2008 года был в этом ЦНИИИ начальником отдела (в звании полковника) и занимался вопросами токсикологии и отравляющих веществ.

А точнее, как видно из публикаций Макшакова в журнале «Современная медицина», он исследовал «особенности воздействия антихолинэстеразных веществ на нервную и психическую деятельность при введении их в различных дозах», а также пороговые воздействия антихолинэстеразных веществ на млекопитающих и действие фосфорорганических соединений на центральную нервную систему.

Именно таким веществом и был отравлен Навальный — германская клиника «Шарите», куда его 22 августа доставили на лечение, сразу диагностировала у него отравление ингибиторами холинэстеразы.

В сентябре власти Германии, куда после отравления в Томске был доставлен Алексей Навальный, заявили, что в его организме нашли следы отравляющего вещества, схожие с тем, чем в 2018 году были отравлены в Британии Сергей и Юлия Скрипаль. То, что в анализах оппозиционера были выявлены следы отравляющего вещества из группы «Новичков», в октябре подтвердила и Организация по запрещению химического оружия.

«Новички» — группа фосфорорганических боевых отравляющих веществ, которые разрабатывались и изучались в 1980-х по секретной программе советского химического оружия. Впервые о существовании этих разработок заявил бывший химик института ГосНИИОХТ Вил Мирзаянов в начале 1990-х.

Как и другие фосфорорганические вещества, «Новички» влияют на уровень ацетилхолина — вещества, которое важно для передачи сигналов между нервными клетками, — через подавление фермента холинэстеразы. При ингибировании холинэстеразы уровень ацетилхолина остается постоянно высоким, он очень сильно стимулирует рецепторы в нервных клетках, что критически влияет на центральную нервную систему и может привести к смерти. Особенно сильные ингибиторы холинэстеразы с начала прошлого века используются военными как отравляющие вещества — например, зарин, VX и, собственно, «Новички».

Юбилейная статья в специализированном журнале «Вестник РХБ защиты» от 2018 года рассказывает о славном пути 33-го ЦНИИИ (он был основан в 1928 году как Институт химической обороны), аккуратно обходя стороной тот факт, что этот институт занимался не только вопросами защиты от химического оружия, но и его разработкой и испытаниями. Не зря же «на базе Института в 1987 году был осуществлен беспрецедентный в мировой практике показ образцов химического оружия и специальной техники представителям зарубежных средств массовой информации и специалистам».

Но в истории 33-го ЦНИИИ (войсковой части 61469) есть не только парадные страницы. Например, в 1982 году на военнослужащих части «в добровольном порядке» испытывали новые боевые отравляющие вещества. Об этом рассказано в иске к войсковой части, поданном майором в отставке Владимиром Петренко в 1995 году: «В июле 1982 года командование в/ч № 61469 привлекло меня к выполнению „важной боевой задачи“, бесчеловечным опытам по испытанию на мне токсического воздействия новых разработок химического оружия… Со мной в паре был еще майор, затем на смену нам прибыли еще два молодых офицера в таком же добровольно-принудительном порядке».

Петренко подозревал, что на нем испытывали разрабатываемые тогда секретные отравляющие вещества «Новичок». Хотя разработками «Новичка» занимался находящийся там же в Шиханах филиал гражданского института ГосНИИОХТ, делалось это в тесной связке с военными, и испытания проводили совместно.

«В Шиханах был полигон, где оба института совместно испытали, например, разработанный в НИИОХТ советский аналог фосфорорганического отравляющего вещества VX», — так о сотрудничестве гражданских и военных химиков вспоминает работавший до 1992 года в Шиханах Вил Мирзаянов. Именно он предал огласке факты разработки «Новичка» в СССР.

Алексея Навального отправляют из Омска на лечение в Германию 22 августа 2020 года

В августе 2020 года, после отравления Навального, США ввели санкции против 33-го ЦНИИИ Минобороны и ГосНИИОХТ за участие в программе разработки химического оружия.

Бывшие коллеги по институту Станислав Макшаков и Артур Жиров уже не работают в ЦНИИ Минобороны. Нынешняя позиция Жирова известна — он директор НЦ «Сигнал», а вот о Макшакове в расследовании об отравлении Навального сказано только, что он полковник и сотрудник Института криминалистики ФСБ.

Источник «Медузы», работавший в связанных с химическим оружием структурах, уточнил, что Макшаков сейчас является заместителем начальника НИИ-2 ФСБ по науке. Переход Макшакова из института Минобороны в институт ФСБ не вызывает вопросов: два этих института сотрудничают.

В частности, лаборатория специального контроля войсковой части 61469 (33-й ЦНИИИ) и Центр специальной техники ФСБ России (головная организация Института криминалистики) тесно взаимодействуют «при исследовании объектов криминалистической экспертизы», следует из опубликованного (по ссылке файл .doc) Минобороны названия одного из ведомственных документов от 2005 года.

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Авторы: Татьяна Лысова при участии Дмитрия Кузнеца и Светланы Рейтер

Редактор: Валерий Игуменов

Реклама