Перейти к материалам
Памятник Ленину на Соборной площади Тарусы
истории

Уютный городок без улицы Ленина Как власти старинной Тарусы неожиданно провели десоветизацию, раскололи город пополам и взволновали всю Россию. Репортаж Андрея Перцева

Источник: Meduza
Памятник Ленину на Соборной площади Тарусы
Памятник Ленину на Соборной площади Тарусы
Евгений Фельдман для «Медузы»

В октябре 2020 года городская дума Тарусы с подачи главы района Руслана Смоленского вернула улицам в историческом центре дореволюционные названия. Авторы и сторонники идеи говорят, что переименование требуется, чтобы выделиться из тысячи городов, где улицы носят одинаковые советские имена, а также избавиться от прославления революционеров и чекистов. Против идеи выступили коммунисты, обвинившие тарусские власти в «декоммунизации». Многих местных жителей возвращение прежних имен улиц (среди них есть, например, Лесопильная, Кирпичная и Огородная) тоже не устраивает. Кроме того, оказалось, что «историческими» и «традиционными» многие тарусяне считают именно советские названия. Спецкор «Медузы» Андрей Перцев съездил в Тарусу, чтобы посмотреть, как старинный райцентр в Калужской области справляется с неожиданным политическим кризисом.

«Ты же тарусянин! Я ж голосовал за тебя!»

«Вы нас за людей не считаете! Вы не взяли ответственность, вы плюнули нам в лицо! Почему вы думаете, что так можно с народом? Откуда-то звонки из Москвы — „меняйте названия улиц“, а мы тут кто?» — кольцо жительниц Тарусы сжималось все плотнее вокруг заместителя председателя гордумы, единоросса Сергея Манакова.

Манаков оказался в числе шести депутатов, поддержавших 20 октября постановление о переименовании 15 улиц и площади в историческом центре города. Точнее — решения о возвращении большинству из них дореволюционных названий.

Площадь Ленина стала Соборной, улица Ленина — Калужской, улица Урицкого — Лесопильной, Луначарского — Кирпичной, Пионерская — Огородной. Улица Каляева превратилась в Боголюбскую, улица Розы Люксембург — в Посадскую, а Декабристов — в Городскую набережную. Улицы, появившиеся уже в советское время, название сохранили. Например, уцелела улица, названная в часть Клары Цеткин; также Таруса потеряла Пионерскую, но оставила при себе Комсомольскую. Автором идеи массового переименования был глава Тарусского района Руслан Смоленский — он долгое время работал заместителем губернатора региона, но прямого отношения к Тарусе не имел.

Диалог рассерженных тарусян и Сергея Манакова произошел на пикете, который (через неделю после решения о переименовании) организовало в городе областное отделение КПРФ. Против возвращения тарусским улицам исторических имен выступили не только калужские коммунисты, но и лидер партии Геннадий Зюганов. «Это не восстановление памяти — это унижение великой советской эпохи, Победы наших отцов и дедов. Мы официально выступим против этого и примем все необходимые меры. Собрались пять-шесть человек, никого не спросили и решили переименовывать. Идут по пути бандеровцев, нацистов и фашистов», — гневался лидер КПРФ.

Постепенно пикет коммунистов превратился в стихийный народный сход (куда пришли в основном люди старшего и среднего возраста). «Я считала вас нормальным, думала — вот мужик придет к власти», — с досадой говорила одна из участниц акции Манакову, бывшему подполковнику полиции; Манаков отвечал, что вообще-то был депутатом еще в прошлом созыве.

Депутат калужского заксобрания от КПРФ Владимир Ханси тоже наседал на Манакова: «Вы местный? Почему вы три года назад не выступили с такой инициативой [переименования улиц] — а именно с приходом [Руслана] Смоленского [на должность главы Тарусского района]?»

«Пришло время задуматься о прошлом», — начал отвечать тарусский депутат, но его тут же перебила активистка: «Ты представляешь, о прошлом они задумываются! О каком?!»

Евгений Фельдман для «Медузы»

Городской депутат от ЛДПР Евгений Руденко тоже заглянул на сход. К визиту он явно подготовился: надел деловой костюм с депутатским значком. Жириновец тут же получил свою порцию гнева. «Жень, ты должен быть против! Ты же тарусянин! Я ж голосовал за тебя!» — негодовал пожилой мужчина в маске.

Быстро выяснилось, что Руденко на сессии, где принималось решение о переименовании улиц, вообще не присутствовал — был на отдыхе; а если бы и пришел, то воздержался. Это объяснение участников схода-пикета устроило.

Депутата Алексея Калмыкова, который на историческом заседании был — и воздержался от голосования, на площади встретили одобрительными криками. Сам он в ответ на вопрос о мотивах такого решения подвел корреспондента «Медузы» к своему знакомому: «Вот он все скажет, мне добавить нечего». «Я житель улицы Луначарского, здесь родился и живу! В советское время не только плохое было, но и много хорошего!» — сформулировал свою позицию знакомый депутата.

Протестующие ругали местную власть («Приехали варяги и указывают, что нам тут делать и как жить»), жаловались, что с ними никто не посоветовался, — и обсуждали социальные проблемы. «Бани нет в городе, многих отделений в больнице нет — везут людей в Калугу. „Кирпичную“ табличку хотят вернуть, а кирпичного завода уже нет. Лесопильная улица? А лесопилки там нет!» — восклицал пенсионер Виктор Иванов. Однако он быстро вернулся к основной теме пикета: «Под маской возвращения, возрождения, двухглавыми орлами по стране ездит белоэмигрантская банда, которая хочет возродить фашистскую монархию!»

Из бесед с собравшимися на площади жителями выяснилось, что основных претензий у них две. Во-первых, люди опасаются, что им придется менять документы — хлопотать и тратиться. Во-вторых (и кажется, это серьезно), некоторым тарусянам просто не по душе новые старые названия. «Я-то рада: я теперь на Ивановской живу. А людям названия не нравятся: Кирпичная — что это?» — говорила женщина, представившаяся бывшей учительницей.

Никто не хочет жить на Лесопильной

Тарусский депутат от ЛДПР Евгений Руденко так оценивает число сторонников и противников переименования: «Примерно поровну». Причина отторжения, по его мнению, кроется в неожиданности решения: «Как обухом по голове дали. Если бы разъяснили и обсудили, то, может, большинство были бы и за».

Руденко тоже не нравятся многие исторические названия. «Я, например, за переименование улиц Каляева, Урицкого… Но только Урицкого переименовали в Лесопильную, а почему не в Купеческую, например? Говорят, что историческое название! А Посадская была Кладбищенской, почему у нее не историческое название тогда? Люди пишут мне в соцсетях: „Женя, нас в Лесопильную переименовали“. А нельзя назвать ее улицей Поленова, например? Никто не хочет жить на Лесопильной или Огородной! Вы бы хотели?»

Глава города, единоросс Елена Котова и депутат Сергей Манаков не соглашаются с такой точкой зрения. «В течение 30 последних лет были постоянные обращения в городскую думу по поводу переименования улиц, по поводу переименования площади. Когда мы [гордума] переезжали из одного здания в другое, к нам обращались почетные граждане Тарусы по поводу переименования улицы Розы Люксембург: „Уважаемые депутаты, не хотите ли наконец работать на улице с историческим названием?“ По поводу улицы Каляева совсем недавно был поднят вопрос», — рассказывает Котова (с ней корреспондент «Медузы» общался у городского памятника Владимиру Ленину). Сергей Манаков добавляет: «Каляев — террорист, пропаганды терроризма в нашем городе не должно быть».

По словам Котовой, переименование стало логичным итогом того, что происходило в городе в последние годы: «Формирование комфортной городской среды, конкурс малых городов — исторических поселений. Удалось сделать очень много, привлечь столько сил и средств к дальнейшему обсуждению стратегии Тарусы! Но мы возвращались к одному — в чем смысл этого города? Его градостроительный план был подписан еще Екатериной Великой, каждый раз, рассматривая исторические карты, мы думали: каким город был, каким он стал. Изнутри поднывает — потеряли мы указания на древность Тарусы. Тысячи наших городов — везде есть масса улиц с одинаковыми названиями. Мы должны себя определять!»

Евгений Фельдман для «Медузы»
Евгений Фельдман для «Медузы»
Евгений Фельдман для «Медузы»
Евгений Фельдман для «Медузы»

Предложение главы района Руслана Смоленского о переименовании улиц «помогло» новому, избранному 13 сентября составу тарусской думы принять решение, признает глава города Елена Котова: «Дума разношерстная, но мы сошлись на одном: да, мы хотим, чтобы так было!»

Один из калужских политтехнологов, знакомых со Смоленским, предположил, что одной из целей переименования улиц мог быть пиар самого главы района: «Смоленский — умный человек, он уже работал на федеральном уровне [был замглавы одного из направлений в Агентстве стратегических инициатив], считался одним из возможных преемников губернатора Анатолия Артамонова. Глава района — это давно не его уровень».

И правда, обсуждать тарусские новости принялась вся страна. Депутат Госдумы от КПРФ Николай Иванов направил Руслану Смоленскому телеграмму на официальном бланке, в которой предложил «отменить ошибочное решение». Лидер «Коммунистов России» Максим Сурайкин обвинил тарусские власти в «антикоммунизме» и растрате десятков миллионов рублей на переименование. Зато публично Руслана Смоленского и городских депутатов поддержал владелец патриотического телеканала «Царьград» Константин Малофеев. Активные дискуссии о переименовании развернулись и в соцсетях.

Сам Смоленский в разговоре с «Медузой» говорит, что причины инициативы именно исторические. «Обсуждались разные варианты переименований, все варианты сводились к одному: Таруса — одна из уникальных территорий Центральной России, которая имеет не только старую часть, но и древнерусскую часть. Стремление подчеркнуть историческую уникальность Тарусы всегда было», — уверяет он. По словам Смоленского, администрация района еще до пандемии предварительно договорилась с Институтом археологии РАН по планам проведения археологических исследований в части города, где располагались княжеский двор и посад, эта инициатива была поддержана нынешним губернатором Владиславом Шапшой.

Глава района, по его признанию, удивляется тому, как на переименование отреагировал Зюганов: «Улиц, переулков, проспектов Ленина в России — 9352. Что такого, что в одном из городков теперь нет такой улицы? Таруса небольшой городок, он уютный, прекрасный, в нем депутаты приняли такое решение. Остались же еще в стране 9351 улица Ленина».

Тарусский коммунист, бывший городской депутат Александр Голованов перед разговором с корреспондентом «Медузы» возлагает к памятнику Ленину искусственные цветы. «Наши отцы и деды так улицы называли! Ну, надо было им [городским властям] переименовать — провели бы референдум, а так вся Таруса против, весь город на ушах стоит. Люди привыкли к своему городу. Все это идет из Москвы, и все это мы уже видели на Украине — названия улицам меняли, памятники сносили, а потом и государство снесли», — негодует он.

И Елена Котова, и Сергей Манаков предположения о «массовой декоммунизации» или «массовой десоветизации» в Тарусе отвергают. «Улицы переименованы только в историческом центре! Все, что чуть дальше, — вся советская история там сохранилась: улицы Клары Цеткин, Ворошилова, Советская! Мы не стали покушаться ни на что, никто о декоммунизации и десоветизации и речи не вел. Как-то безграмотно и глупо к этому сводить, суть-то не в этом! Чего же так Тарусу унижать, она выше сиюминутного!» — говорит глава Тарусы. Она раз за разом повторяет, что власти исходили из «историчности» названий и хотели вернуть городу «аутентичность».

Везде должна быть улица Ленина

Однако многие жители Тарусы понимают «аутентичность» и «историчность» названий по-своему. «Я против и многие против! Мы в больнице подписи собираем против переименования. Во всех городах есть улица Ленина, и я на ней живу. Наша больница уже 40 лет стоит на улице Карла Либкнехта. Зачем [переименовывать]? Других занятий нет?» — возмущается в разговоре с «Медузой» фельдшер-лаборант городской больницы Татьяна Степанюк.

Сам Руслан Смоленский признается, что ожидал «негатива» в ответ на решение гордумы. «Все новое у нас вызывает резкое неприятие. К примеру, мы переводим сбор мусора в Тарусе с обычных контейнеров в 0,75 кубического метра на современные евроконтейнеры. Должны подготовить площадки для новых контейнеров — чтобы его забрать, нужна специальная машина с манипулятором, для ее работы некоторые площадки пришлось переносить буквально на несколько метров. Вы не поверите, насколько сложно было объяснять, что надо переносить эти площадки», — приводит он пример.

Евгений Фельдман для «Медузы»
Евгений Фельдман для «Медузы»

Зато решение главы района и депутатов нашло поддержку у многих представителей городской интеллигенции. Например, его активный сторонник — известный кардиолог и писатель Максим Осипов. «Никто не призывает забывать Ивана Грозного и его времена, но когда ему в Орле ставят памятник, это не память — это прославление. Если улица названа именем Урицкого, это прославление», — объясняет он свою точку зрения. Возражения со стороны противников переименования Осипов понимает, но не принимает: «Привыкли называть улицы именами палачей — ну, что тут поделаешь…»

Настроения большинства жителей Тарусы Осипов объясняет так: «Например, у нас в свое время появился парк искусств — на месте морга и старых гаражей в самом центре, которые выглядели отвратительно. Но когда появился парк искусств, восторгов не было. Возникло ощущение, что кто-то пришел к тебе домой и переставил мебель. Да, он подмел, выбросил мусор. Спасибо, с одной стороны, с другой — это мой дом, я сам хочу распоряжаться».

Однако сам Осипов выступает даже с более радикальной идеей — он хочет демонтировать памятник Ленину, который по-прежнему стоит на площади, которая еще в прошлом месяце носила его имя (теперь она Соборная): «Я бы сам взялся, да кто ж мне даст». Городские власти уверяют, что о подобном даже не подумывают. «Сам памятник нельзя сносить, он имеет историческую и культурную ценность. Мы к нему привыкли, пусть стоит, он наш!» — говорит «Медузе» глава Тарусы Елена Котова.

Попали в нужный нерв

Пока найти общий язык у сторонников и противников переименования не очень получается. Глава города уверяет, что большинство жителей перемены поддерживают, коммунист Александр Голованов утверждает, что «против вся Таруса». На пикете-сходе одна из жительниц пожаловалась, что в «официальных СМИ» демонстрируют якобы подставных тарусян, которые выступают за возвращение исторических названий: «Показывали по ТВ какую-то женщину, такой в городе нет!» «Нет, есть такая! Я ее учила в школе», — возразила ей другая участница пикета.

Руслан Смоленский рассказал «Медузе» об угрозах, которые стали поступать ему и городским депутатам. «Пятница и суббота [23 и 24 октября] были самым тяжелым и кризисным периодом, массово пошли жесткие угрозы, что леворадикальные структуры готовы выехать и помочь нам осознать нам наши ошибки. Но решение депутатов было жесткое — мы идем до конца. Если идет такое давление, мы на правильном пути, мы попали в нужный нерв», — говорит глава района. Более конкретно об угрожающих Смоленский говорить не стал, но пообещал, что в случае чего за дореволюционные названия заступится «Союз добровольцев Донбасса».

Евгений Фельдман для «Медузы»

Жителей пытаются убедить, что городскому и районному бюджету замена табличек ни во что не встанет: оплатить ее вызвались не только местные бизнесмены, но и владелец «Царьграда» Константин Малофеев. «Для местных бизнесменов это уже дело принципа — муниципалитет ни рубля на переименование потратить не должен, это их гражданская позиция», — заявляет Руслан Смоленский. По словам Елены Котовой, никакой сиюминутной замены паспортов после переименования не будет: «Просто в паспортах, которые выдаются по плану, будет уже новое название улицы».

«Мы долго думали и спорили, но решение принято», — твердо настроен Руслан Смоленский. Коммунистам местные власти предложили такой компромисс: на домах появятся таблички с указанием советского названия улицы. Например, «бывшая улица Ленина». В обкоме КПРФ над предложением думают.

По словам главы администрации района, решение гордумы вызывает неприятие «крайнего спектра каждого крыла — для одних одни исторические персонажи негодяи, для других — другие»: «Если мы будем негатив друг на друга лить, как же мы жить вместе будем, строить Россию — с таким неприятием собственной истории?»

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Андрей Перцев, Таруса (Калужская область)

Реклама