Перейти к материалам
Григорий Свердлин и Дарья Байбакова
истории

В Москве все-таки открылась «Ночлежка». Местные жители два года боролись с этим «Медуза» рассказывает, какую помощь смогут получить бездомные в приюте

Источник: Meduza
Григорий Свердлин и Дарья Байбакова
Григорий Свердлин и Дарья Байбакова
Наталия Буданцева

В Москве официально заработала консультационная служба петербургского фонда помощи бездомным «Ночлежка». А через месяц откроется приют организации, он сможет принять до 24 человек. Несмотря на успешный опыт в Санкт-Петербурге, в Москве «Ночлежка» долго не могла найти помещение: против выступали районные власти и жители. «Медуза» рассказывает, как фонду удалось решить конфликт с соседями и какую помощь в новом центре смогут получить бездомные.

Среди новостроек и зданий бывших типографий стоит неприметное двухэтажное здание. Раньше на кирпичном фасаде была вывеска «ООО Фурнитурный завод». Теперь стены дома бледно-розовые, а под новым козырьком — желтая табличка «Ночлежка, благотворительная организация». 

«Два с половиной года длилась эта эпопея. И огромное-огромное количество людей было с нами. Огромное всем спасибо!» — обращается к пришедшим на открытие глава фонда Григорий Свердлин. А затем вместе с директором московского филиала Дарьей Байбаковой перерезает желтую ленту на входе. 

«Ночлежка» — одна из старейших благотворительных организаций России. Она появилась в Санкт-Петербурге в начале 1990-х годов. Сначала бездомным раздавали талоны на еду, затем стали помогать с решением бытовых и юридических вопросов. Сейчас в Санкт-Петербурге работают три приюта (реабилитационный на 50 мест, ночной на 40 мест и для людей с алкогольной зависимостью на 14 мест), консультационная служба по социальным и юридическим вопросам, пункт выдачи одежды и средств гигиены, а также «ночной автобус» — волонтеры пять раз в неделю выезжают в отдаленные районы и раздают нуждающимся горячую еду и одежду. А с октября по апрель «Ночлежка» организует пункты обогрева — специальные палатки, в которых можно переночевать во время заморозков. 

В Москву «Ночлежка» пришла только два года назад и в основном занималась просветительской деятельностью. Например, весной 2019 года фонд вместе с Еврейским музеем и Центром толерантности провел выставку «Инстадрама», предлагающую прохожим взглянуть на привычные вещи глазами бездомного человека. А через год — уже во время карантина из-за коронавируса — запустил акцию «Ты не один», участники которой оставляли на улицах Москвы и Петербурга пакеты с продуктами и товарами первой необходимости. 

Были у «Ночлежки» и более масштабные задумки — в 2018 году фонд попытался запустить в столице «Культурную прачечную». Это место, где любой может бесплатно постирать свои вещи, принять душ и сходить в туалет. Такая прачечная с ноября 2016 года работает в Петербурге. Однако в Москве против проекта выступили жители Савеловского района, где «Ночлежка» нашла помещение. В итоге от идеи пришлось отказаться. 

Помещение для приюта тоже было найти не просто. Оно, по словам руководителя фонда Григория Свердлина, должно соответствовать нескольким требованиям. Во-первых, быть близко к центру города и вокзалам, где собираются многие бездомные. Во-вторых, к зданию должно быть легко пройти. «Чтобы это не была какая-то промзона, куда людей пускают только через проходную, — объясняет Свердлин. — При этом мы не могли разместиться внутри жилого дома. То есть по закону могли, но с точки зрения здравого смысла, конечно, нет». 

На поиски, продолжает руководитель «Ночлежки», ушло как минимум полгода. В итоге фонд остановился на Беговом районе Москвы. «Потом мы еще долго вели переговоры с собственником по поводу стоимости аренды, по поводу того, что здесь будет [приют]. Все же слышат „бездомные“ и представляют себе какой-то подвал из романа Горького „На дне“», — говорит Григорий Свердлин. 

Зал ожидания
Наталия Буданцева
Душевая и прачечная
Наталия Буданцева
Душевая для людей с инвалидностью
Наталия Буданцева
Библиотека
Наталия Буданцева

Чтобы не повторить неудачу с прачечной, «Ночлежка» совместно с консалтинговой компанией КСИlab провела исследование, включавшее уличные опросы в Беговом и Тверском районах. Оно показало, что 81% из 300 опрошенных жителей считает, что бездомным нужна дополнительная социальная помощь. Также представители фонда провели несколько встреч с муниципальными депутатами, управой и местными жителями, ответив на волнующие их вопросы. 

Но избежать конфликта с будущими соседями все равно не удалось. По оценкам самого Григория Свердлина, только 50 человек из 42 тысяч жителей района активно выступили против открытия приюта. Среди них — муниципальный депутат Зоя Андрианова. На встрече жителей района с «Ночлежкой», которая прошла в сентябре 2019 года, она заявила представителям фонда: «Сторонники вашего проекта принесли в наш район социальную нервозность, нас [местных жителей] обвиняют в фашизме и во всех смертных грехах. Почему вы навязываете добро со зверским оскалом?»

Вместе с другими жителями Бегового района Андрианова организовала в соцсетях инициативную группу. В том же сентябре они собрали полторы тысячи подписей против проекта «Ночлежки».

На планы фонда муниципальный депутат пожаловалась даже Владимиру Путину. «В район, находящийся в пяти километрах от Кремля, будут стекаться бездомные со всех концов города, страдающие алкоголизмом и другими зависимостями, а также страдающие инфекционными и паразитарными болезнями», — говорится в обращении Андриановой.

Также муниципальный депутат указала, что «Ночлежка» получает иностранное финансирование и с 1993 года «инициирует создание избирательных участков для голосования граждан РФ, не имеющих регистрации, на выборах федерального уровня». А потому, считает Андрианова, фонд необходимо проверить по закону об «иностранных агентах». В фонде обвинения депутата отвергают.

«Мы много с ними [теми, кто выступал против приюта] беседовали. Даже нескольких возили за свой счет в Петербург, чтобы показать, как проект выглядит там. И чтобы люди увидели, что никакого совершенно ужаса там не происходит, толпы бездомных не стоят вокруг наших приютов, — говорит Свердлин. — Кого-то мы убедили, и они, наоборот, стали нашими активными сторонниками. Кому-то надоело слушать про эту историю. Кто-то, наверное, по-прежнему против. Андрианова, я думаю, не успокоится никогда». 

Здание в Бумажном проезде «Ночлежка» арендовала на пять лет. Здесь уже начала очный прием консультационная служба фонда. А в ближайшее время откроется приют. «Мы ждем одну последнюю бумажку. Я думаю, что все будет хорошо и в течение месяца уже будем сюда селить людей», — говорит Свердлин. 

Комната сотрудников «Ночлежки»
Комната, где хранятся вещи, пожертвованные «Ночлежке»
Наталия Буданцева

По его словам, в работе фонд руководствуется системой «разных порогов». Например, волонтеры «ночного автобуса» (теперь он есть и в Москве) помогают абсолютно всем — в том числе нетрезвым людям. Консультационная служба последних не принимает. «Если человек придет нетрезвым [на консультацию], мы попросим его вернуться трезвым. Потому что заниматься трудоустройством, восстановлением документов и прочим не имеет смысла, если человек как минимум не готов быть трезвым», — поясняет руководитель «Ночлежки».

Одним бездомным достаточно разовой консультации, других фонд берет на «длительное социальное сопровождение». «Часть людей мы селим в приют, потому что понимаем, что без этого человек погибнет на улице, — говорит Свердлин. — Или понимаем, что если мы его не поселим, шансов, что он справится с ситуацией, сильно-сильно меньше. Но всех заселить мы, конечно, не сможем». 

Сколько бездомных в Москве, сказать в фонде затрудняются. В Санкт-Петербурге «Ночлежка» старается вести статистику — для этого запрашивает у властей данные о госпитализации и смертности среди людей без регистрации. В Москве такая работа только начинается.

«В Петербурге ежегодно фиксируется смерть порядка тысячи бездомных людей, в Москве — порядка трех тысяч, — говорит Свердлин. — При этом точно сказать, сколько живых есть на улицах, в рабочих домах, хостелах и так далее, мы не можем. По нашим оценкам, в Петербурге их порядка 50 тысяч. В Москве, видимо, раза в три больше». 

Консультационная служба «Ночлежки» расположена на первом этаже нового центра. Специалисты по социальной работе ведут прием в понедельник, среду и пятницу, с 10 утра до пяти вечера. Юристы — в то же время, но только по понедельникам и средам. Вторник и четверг — всегда не приемные, так как в эти дни сотрудники занимаются сопровождением клиентов в государственные учреждения. Однако в центре круглосуточно находится дежурный. 

Чтобы попасть на прием, достаточно получить талон в терминале, который стоит в зале ожидания. Рядом табличка, объясняющая, с какими вопросами идти к соцработнику, а с какими — к юристу.

Там же висит памятка о том, что женщины могут получить консультацию соцработника-женщины в отдельном кабинете (об этом можно попросить любого сотрудника службы). Здесь же — кулер с водой, чай, кофе, который предоставляют известные по многим кофейням города обжарщики West4 Roasters, сахар, одноразовые маски и санитайзер. Есть розетки, бесплатный Wi-Fi, книги и инвалидное кресло. 

Соседняя комната заполнена стеллажами — здесь хранятся пожертвованные «Ночлежке» предметы гигиены, одежда и обувь. Эти вещи сотрудники фонда выдают бездомным. Рядом на стене надпись краской: «Граждане! При нашем равнодушии эта сторона жизни наиболее ОПАСНА». 

Еще одно помещение первого этажа занимают душевая и прачечная (стиральные и сушильные машины пока не поставили). Душевых три, одна из них оборудована для людей с инвалидностью. Воспользоваться ими смогут только жильцы приюта. «Мы посмотрим на запрос, как много людей будет приходить. Первоначальный план — работать с теми, кто живет в приюте (мы ожидаем 24 человека, это довольно много), а дальше будем смотреть по количеству людей», — говорит директор московского филиала «Ночлежки» Дарья Байбакова. 

Сам приют находится на втором этаже — попасть в него можно только по лестнице. Поэтому маломобильных жильцов сотрудники центра будут переносить на руках. Здесь три комнаты, каждая на восемь мест: две мужские и одна женская. «Мужчин среди бездомных людей больше, поэтому и здесь мужских мест тоже будет больше», — объясняет Григорий Свердлин. 

Ограничений по времени проживания в приюте нет. В среднем, говорит Свердлин, в «Ночлежке» проводят около пяти месяцев. Но бывают случаи, когда требуется более долгое проживание — например, необходимо время для оформления инвалидности и получения места в интернате. Больше половины постояльцев приюта не возвращаются на улицу, отмечает Свердлин.

Помимо спален, на этаже есть библиотека, или комната отдыха, где волонтеры фонда будут обучать жильцов полезным навыкам — например, английскому языку и работе за компьютером. Также постояльцы смогут здесь отдохнуть и почитать книжку — их «Ночлежка» принимает в дар. 

Есть и кухня, где по плану жильцы будут готовить себе еду. «У нас есть продукты, которые нам жертвуют люди или предоставляют продуктовые сети на основе партнерства. Из них люди могут готовить, у каждого ведь свои предпочтения, — говорит сотрудник „Ночлежки“ Николай Рубановский. — Плюс это учит какой-то самостоятельности. Это очень важно, на самом деле. Потому что если давать все человеку вот так [просто], это не способствует [возникновению у него] усилия, желания к чему-либо. Когда человек приходит к нам в службу, мы очень акцентируем внимание на том, что, например, он сам должен сходить в МФЦ, мы за него это делать не будем. Он должен проявить инициативу». 

«Через приют за год пройдут 60–70 человек. Если говорить про консультационную службу, то это около 300 человек в месяц, и соответственно 3000–3500 человек в год», — говорит Григорий Свердлин. 

Команда «Ночлежки»
Наталия Буданцева

Для того, чтобы человек вернулся к обычной жизни, продолжает он, иногда достаточно небольших усилий. И приводит примеры: в 2019 году консультационная служба в Петербурге помогла 124 людям восстановить паспорт, еще 100 — с трудоустройством и проживанием. «Понятно, что такие истории помогают выбраться с улицы», — резюмирует Григорий. 

Одна история спасения есть уже и у московского филиала «Ночлежки». В фонде рассказывают, что ночью несколько недель назад мимо центра шел парень, увидел табличку центра и стал ждать открытия. В итоге ему помогли найти работу и заселиться в хостел.

«Спустя два года помочь этому парню было бы сильно сложнее, — говорит Григорий Свердлин. — Потому что у него с большой вероятностью уже бы появилась алкогольная зависимость. И главное — сил и ресурсов у него было бы гораздо меньше. Он бы уже вряд ли верил, что можно выбраться с улицы». 

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Кристина Сафонова

Реклама