Перейти к материалам
Полицейские преклоняют колено в знак солидарности с участниками массовых протестов против убийства афроамериканца Джорджа Флойда. Атланта, штат Джорджия, 1 июня 2020 года
истории

Зачем американские полицейские преклоняют колено перед участниками акций против полицейского произвола?

Источник: Meduza
Полицейские преклоняют колено в знак солидарности с участниками массовых протестов против убийства афроамериканца Джорджа Флойда. Атланта, штат Джорджия, 1 июня 2020 года
Полицейские преклоняют колено в знак солидарности с участниками массовых протестов против убийства афроамериканца Джорджа Флойда. Атланта, штат Джорджия, 1 июня 2020 года
Dustin Chambers / Reuters / Scanpix / LETA

Один из самых ярких образов нынешних протестов против полицейского произвола и расизма в США — фотографии самих полицейских, которые кладут щиты и дубинки на землю, братаются с демонстрантами и маршируют вместе с ними. Иногда они даже преклоняют колено в знак солидарности с участниками массовых акций. «Медуза» рассказывает, откуда взялся этот жест и что он означает.

В США продолжаются массовые протесты против полицейского произвола и расизма. Они начались в Миннеаполисе, где 25 мая 2020 года во время задержания по подозрению в мелком мошенничестве четверо полицейских убили 46-летнего афроамериканца Джорджа Флойда. Сначала протесты охватили Миннеаполис, а потом перекинулись практически на всю страну. Крупные акции проходят в нескольких десятках крупнейших американских городов, в том числе в столице США Вашингтоне, где президенту Дональду Трампу на какое-то время пришлось укрыться в бункере Белого дома. Протесты сопровождаются стычками с полицией, отрядами Национальной гвардии и других силовых ведомств США, а также вандализмом и грабежами магазинов и других коммерческих заведений. 

Также отмечается беспрецедентный уровень целенаправленного насилия полиции против журналистов, освещающих протесты: Комитет защиты журналистов (Committee for Protection of Journalists) зафиксировал как минимум 125 таких случаев за три дня протестов. По репортерам, операторам и фотографам открывают прицельный огонь из травматического оружия, им прыскают в лицо перцовым спреем — даже после того, как они показывают свои удостоверения прессы (такой случай произошел, например, в Миннеаполисе с корреспондентом РИА Новости Михаилом Тургиевым).

Однако в ряде случаев полицейские не только не вступают в силовую конфронтацию с протестующими, но и демонстративно отказываются от нее. Например, в штате Теннесси бойцы Национальной гвардии 2 июня сложили свои щиты на землю перед участниками протеста, а шериф округа Дженесси в штате Мичиган вышел на марш вместе с другими гражданами.

Кроме того, многие видели снимки, как полицейские встают на одно колено перед колоннами митингующих. Таких случаев отмечено уже множество по всей стране. В частности, так поступили бойцы Национальной гвардии Миннесоты, обратившись с примирительной речью к демонстрантам со ступеней капитолия в столице штата, городе Сент-Пол. А управление полиции города Санта-Крус в Калифорнии опубликовало в официальном твиттере фотографию своих сотрудников, преклоняющих колено рядом с протестующими.

Почему это происходит?

Самое простое и прагматичное объяснение таких жестов со стороны полиции — это попытка разрядить напряженную обстановку. Которая, как видно из многочисленных видеозаписей, чаще всего заканчивается успехом: демонстранты братаются с полицией и все мирно расходятся.

Однако этот жест — преклонение колена — означает не подчинение или просьбу о прощении, а выражение солидарности. В качестве знака протеста его популяризовал Колин Каперник — бывший квотербек клуба Национальной футбольной лиги (НФЛ, имеется в виду американский футбол) «Сан-Франциско Форти Найнерс». Перед началом игр сезона НФЛ 2016 года во время исполнения гимна США темнокожий спортсмен вместо того, чтобы встать, опускался на одно колено. Когда на это обратили внимание, Каперник заявил в интервью, что он отказывается «вставать в честь флага страны, которая угнетает своих темнокожих граждан», и выразил солидарность с движением Black Lives Matter. Вскоре к этой одиночной акции протеста присоединилось еще несколько сотен игроков НФЛ — особенно после того, как президент Трамп потребовал от руководства лиги уволить Каперника.

Примирительные жесты со стороны полиции к протестующим могут также объясняться разным подходом к охране правопорядка. Полиция США — не единое ведомство, как МВД в России, а множество разных органов на разных уровнях подчинения, от федерального до муниципального и окружного, а также шерифов, которые занимают выборные должности. В разных административных единицах и в разных штатах подход к охране правопорядка может значительно отличаться. 


Полиция Нью-Йорка и участники массовых протестов против убийства Джорджа Флойда. 2 июня 2020 года
William Volcov / ZUMA Wire / Scanpix / LETA
Бойцы Национальной гвардии США и участники массовых протестов против убийства Джорджа Флойда. Лос-Анджелес, Калифорния. 2 июня 2020 года
Kyle Grillot / AFP / Scanpix / LETA

Одна из популярных концепций, сформулированная еще в начале XIX века в Англии, — так называемая community policing, то есть тесная работа полицейских с населением. Этот подход отличается от «реактивного правоохранения», когда офицеры полиции только реагируют на вызов диспетчера, выезжают на место предполагаемого преступления и при необходимости задерживают подозреваемого, но не устраняют первопричину преступности. «Работа с населением» предполагает, что за каждым офицером полиции закреплен определенный участок, где он живет сам и близко знаком со всеми жителями, которые помогают ему предотвращать преступность, а не только реагировать на нее. 

Поэтому в ряде юрисдикций полицейские обязаны жить там, где они работают. Хотя многие, особенно в крупных мегаполисах с более криминальным центром (населенным преимущественно темнокожими) и благополучными «белыми» окраинами, предпочитают обходить это правило и ездят на работу из пригородов, а потом уезжают домой — не поддерживая никакого контакта с населением района, который патрулируют, что сводит на нет весь смысл концепции community policing. На этом, в частности, построен сюжет фильма «Полицейские» (Cop Land, 1997) Джеймса Мэнголда с Сильвестром Сталлоне в роли шерифа в пригороде Нью-Йорка и Харви Кейтелем в роли коррумпированного городского полицейского. Сам Мэнголд у себя в твиттере рассказал, что наблюдал это явление своими глазами, поскольку жил в городке, населенном исключительно белыми сотрудниками оперативных служб, которые уезжали на работу в мегаполис, нарушая правила community policing.

Разрыв ежедневного общения между населением и полицией может привести к росту отчуждения между ними: жители видят полицейских как враждебную силу и источник насилия, а не защиты. А полиция не ощущает ничего общего между собой и населением, не чувствует личной ответственности перед ним, что приводит к безразличию к его проблемам или агрессии (на эту тему написано много научных работ в профильных изданиях).

Поэтому даже если акции солидарности полицейских с протестующими не более чем тактический ход, направленный на деэскалацию насилия, он все равно укладывается в концепцию community policing: если жители видят, что полицейские хотя бы на словах разделяют некие общие ценности с ними, шансы на силовую конфронтацию значительно снижаются.

Вот как объяснил свои действия в интервью передаче Good Morning America на телеканале ABC шериф округа Дженесси Крис Суонсон, который приказал своим сотрудникам снять шлемы, положить на землю дубинки и присоединиться к демонстрантам в городе Флинт, штат Мичиган: «Я знал, что преимущества значительно перевешивают риски. И когда ты на деле доказываешь, что ты имеешь в виду — мол, я готов стать беззащитным, встать в один ряд с вами и показать, что я хочу быть частью решения проблемы, — перемены происходят прямо на глазах».

Суонсон добавил: «Общество доверяет нам, поэтому мы не можем просто сидеть и ничего не делать: нам нужно показать, что мы готовы выслушать людей и откликнуться на их призыв».

Хотите почитать о полицейском произволе в России? Специально для этого у нас есть спецпроект «Голунов».

Вы совершили чудо «Медуза» продолжает работать, потому что есть вы

Алексей Ковалев