Перейти к материалам
истории

Дочь Назарбаева отстранили от власти — как он это допустил? И при чем тут эпидемия коронавируса в Казахстане? Интервью политолога Аркадия Дубнова

Источник: Meduza
Валерий Шарифулин / ТАСС / Sipa / Vida Press

2 мая стало известно о том, что президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев уволил с поста председателя сената Даригу Назарбаеву — старшую дочь первого президента страны Нурсултана Назарбаева, который до сих пор официально носит титул «елбасы» — лидера нации. Спикер верхней палаты парламента — второй по значимости пост в государственной иерархии страны (не считая самого елбасы), Назарбаева заняла его в марте 2019 года, почти одновременно с тем, как Токаев стал президентом, — и уже тогда многие аналитики предрекали конфликт между ними. «Медуза» поговорила с экспертом по Центральной Азии Аркадием Дубновым о том, означают ли последние события, что Токаев стал единоличным руководителем страны.

«Токаев решил упредить возможность тихого переворота»

— Как возникла эта ситуация?

— Отставка Дариги Назарбаевой — очередной этап транзита власти в Казахстане, его кристаллизация с разрешением противоречий, которые были заложены в этот процесс изначально. Уходя в отставку, Назарбаев назначил Даригу на пост спикера сената. Это случилось год назад, почти одновременно с тем, как Токаев стал президентом. И весь этот год она демонстрировала амбиции, сравнимые с амбициями главы государства.

— Понимал ли Назарбаев, что создает такой конфликт?

— Думаю, он не просто понимал, а рассчитывал на такого рода систему сдержек и противовесов. Ему было важно сохранить контроль над своим преемником, который не принадлежит к кругу его семьи. Поэтому вторым лицом в государстве отрядили его старшую дочь, с тем чтобы при неблагоприятной для интересов его семьи ситуации поменять коней на переправе.

Однако с самого начала слабость Дариги заключалась в том, что она не была избрана в сенат, а вошла в него по президентской квоте еще при своем отце. И точно так же другой президент мог ее отозвать. Я так понимаю, что Токаев решил упредить возможность тихого переворота, которая реально возникла во время пандемии.

16 марта в Казахстане было введено чрезвычайное положение. Недавно Дарига отправила в Конституционный совет (так называется Конституционный суд в Казахстане) запрос о том, есть ли у нее как председателя сената право оспаривать решения, которые Токаев принял в условиях чрезвычайного положения. Некоторые из них, по мнению сената, могли выходить за рамки его компетенций. По внешнему рисунку это напоминает недавнюю попытку сенатора Клишаса оспорить решения Собянина. Если бы Конституционный совет подтвердил правоту Назарбаевой, это создавало бы ситуацию реального двоевластия и угрозу для положения президента.

— И Токаев решил разрешить конфликт таким образом?

— Да, но это еще не конец истории. Пока перед нами система уравнений, в которой неизвестных больше, чем уравнений. В матанализе это предполагает невозможность найти точное значение неизвестных. Самое главное, мы пока не знаем реакции самого елбасы на происходящее. Мы только допускаем, что это было сделано по согласованию с ним. И второе — мы не знаем точно, какой пост готова будет занять Дарига Назарбаева после достаточно унизительного увольнения и, говоря грубым сленгом, какая «обратка» от нее последует. Она не смирится с устранением из формальной власти и, я думаю, будет вести свою игру и дальше, но уже исходя из тех возможностей, которые у нее остались.

— То есть она попытается взять реванш?

— Если вы подразумеваете под реваншем возвращение во власть, то нет, при действующем президенте Токаеве это невозможно. Другое дело, что она девушка молодая, ей 7 мая исполнится только 57 лет, и она владелица огромной медиаимперии, которую она использует для атаки на позиции президента Токаева и на его команду. Которую он как раз начал формировать, назначив на пост спикера сената близкого к себе человека — Маулена Ашимбаева.

— Получается, что стихийно складывается демократия? Оппозиционный медиахолдинг, конкуренция…

— Давайте все-таки не говорить про демократию, про оппозицию в привычном смысле слова тоже. Давайте говорить о схватке элит. До тех пор, пока жив Назарбаев, ресурсы его имени значат еще много. Как говорят в Казахстане, «имя хорошего отца для плохого ребенка — это сорок лет жизни».

Аркадий Дубнов
Михаил Терещенко / ТАСС / Vida Press

— А есть ли какие-то сведения о состоянии здоровья самого Назарбаева?

— Нет ничего, что подтверждало бы или опровергало слухи о его нездоровье. Пару дней назад Венедиктов у себя в твиттере опубликовал такую информацию. У меня серьезные источники среди высших чиновников Казахстана, они не подтверждают эти слухи. Но кто знает? Это, конечно, не Туркмения с точки зрения информационной закрытости, и тем не менее резиденция Боровое расположена в 250 километрах от столицы, информация может быть тщательно отфильтрована, никаких точных сведений о том, как Назарбаев отнесся к увольнению своей дочери, нет…

«Семейные скандалы отбрасывали тень на самого Назарбаева»

— Возможно ли в принципе, что Токаев принял решение уволить дочь Назарбаева, не получив согласия самого Назарбаева?

— Такая вероятность есть. Я исхожу из того, что это было сделано по согласованию с ним, но, повторюсь, пока нет ничего подтверждающего или опровергающего этого.

— Скандалы в семье самого Назарбаева могли сыграть свою роль в этой ситуации?

— Безусловно. Они отбрасывают, я бы сказал, дискредитирующую тень на положение Назарбаевой, ее отца, семьи и всей страны.

— Говорили, что последней каплей оказалось то, что у Дариги обнаружили вид на жительство в России…

— Нет, если говорить конкретно, то я имею в виду скандалы, связанные с сумасбродными откровениями ее младшего сына Айсултана, когда он заявил, что приходится Назарбаеву не внуком, а сыном, то есть фактически обвинил мать и деда в инцесте. Второе — обнаружение зарубежной недвижимости на имя Дариги и ее старшего сына Нурали. А вот наличие или отсутствие у нее российского гражданства — это, я думаю, самый последний аргумент, который был бы использован против Дариги.

— Может ли теперь Дарига повторить печальную судьбы Гульнары Каримовой?

— Нет, уголовное преследование и тюрьма в Казахстане ей не грозят.

— Почему? Другая политическая культура?

— Да нет, культура как раз похожая, пусть даже власть Назарбаева не может быть приравнена к всевластию Каримова: все-таки по сравнению с узбекским деспотом он выглядит как просвещенный автократ. Просто урон, который был нанесен Гульнарой, измерялся миллионами, если не миллиардами долларов, выведенных из страны. Все-таки Назарбаевой вряд ли могут быть предъявлены такие обвинения, хотя, конечно, она не безгрешна, как и все дети такого рода лидеров — да и сами лидеры.

— Какова роль силовиков во всем этом?

— Там есть мощная силовая структура — Комитет национальной безопасности, который сегодня ассоциируется с очень влиятельным, многоопытным и, я бы сказал, эффективным менеджером, которого зовут Карим Масимов. Это бывший премьер-министр, руководитель президентского аппарата, человек, лично преданный Назарбаеву. Именно его Назарбаев назначил главой спецслужбы через несколько дней после внезапной смерти Ислама Каримова — потому что доверял ему и верил, что обеспечит стабильность в любой форс-мажорной ситуации. Чтобы транзит не пошел по узбекскому сценарию, когда неизвестно, как могло повернуться. И позиция этой спецслужбы будет играть решающую роль в дальнейшем развитии событий. И лично Масимова.

«Проблема бюрократической шизофрении решена»

— Получается, что за год пребывания у власти Токаев показал себя самостоятельным политиком?

— Безусловно. Я не являюсь поклонником Токаева, но он объективно представляет другое поколение лидеров — он в каком-то смысле современнее, в каком-то смысле просвещеннее в силу образования и личной истории. Поначалу он выглядел очень странно и подвергался жесточайшей критике с первого же дня своей власти, когда он предложил переименовать столицу в Нур-Султан. Но в целом те проблемные ситуации, с которыми он столкнулся за это время, он встретил с открытым забралом, не боялся реагировать на них публично и лично — выезжая на место событий, встречаясь с людьми. От предыдущего формата правления это отличало его чрезвычайно выгодно. Кроме того, он пытался противодействовать зажиму прессы и ограничению свободы митингов, не приветствовал жесткие разгоны. Правда, не всегда это помогало — и, в частности, потому что довольно провокационно вели себя те, кто выходил на улицы.

— Иными словами, он показывает себя политиком другого типа по сравнению с Назарбаевым?

— Безусловно, более либерального, я бы сказал, вероисповедания.

— Это все санкционировано самим Назарбаевым?

— Я бы сказал, что он демонстрирует доверие своему преемнику. Хотя и давал понять, что не всегда эти решения приветствует. Один и два раза Назарбаев делал заявления, из которых следовало, что он оставляет за собой право поправить Токаева. Это должно было показать публике, что он сохраняет или делает вид, что сохраняет контроль.

В итоге элита находилась в состоянии смятения, стараясь понять, где находится центр принятия решений — в Акорде (так называется резиденция президента) или в Библиотеке (так, с большой буквы, называют новую резиденцию елбасы). Эта бюрократическая шизофрения, конечно, не способствовала номенклатурной стабильности. Теперь, я думаю, это проблема решена. Токаев стал общепризнанным лидером.

— От авторитарного лидера ждешь, что он будет за семью до конца. Почему Назарбаев не стал?

— Ваша изначальная посылка не совсем верна, пример того же Каримова это опровергает. Я жду, что в ближайшее время она будет опровергнута и примерами других соседних стран. Не думаю, что очень благополучным будет транзит в Таджикистане по семейному принципу. Я даже допускаю, что не все подобные планы туркменского деспота [Гурбангулы Бердымухамедова] будут благополучно осуществлены. Есть некие особенности в каждом из этих «станов», которые несовместимы с абсолютным своеволием при транзите.

Если лидеры хотят сохранить себя в истории или хотя бы свои ресурсы на весь остаток собственной жизни, они вынуждены несколько умерять аппетиты своих детей. Достаточно вспомнить Аскара Акаева — когда подросли его дети, именно это сильно подвело «главного демократа» Центральной Азии и привело к его свержению в 2005 году. Вот и ответ на ваш вопрос: для Назарбаева его заслуги и имя в истории важнее аппетитов старшей дочери.

Понятно, что елбасы к власти не вернется. Понятно, что главная цель системы власти в Казахстане — благополучно довести его до 80-летнего юбилея, который случится через два месяца, и увековечить его роль в качестве демиурга современного Казахстана. Для этого — не допустить хаоса в случае слишком активных действий Дариги или внешних оппозиционеров. И Назарбаев этого заслуживает, потому что, говорю совершенно искренне, он — выдающийся лидер, сильно отличающийся от всех руководителей соседних стран просто в силу широты своего кругозора.

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Дмитрий Карцев

Реклама