Перейти к материалам
истории

Из-за пандемии волонтеров не пускают в детские приюты, ПНИ и дома престарелых Теперь они забирают подопечных к себе домой и выходят на работу, когда персонал не справляется

Источник: Meduza
Елена Ростунова / Alamy / Vida Press

Из-за мер безопасности, введенных во время пандемии коронавируса, остановилась работа волонтеров, которые посещали жителей закрытых учреждений: детдомов, психоневрологических интернатов (ПНИ), домов престарелых. Учреждения закрылись на вход для «посторонних». MeduzaCare разбирается, как изменилась волонтерская помощь во время пандемии.

Статья, которую вы читаете, — это часть нашей программы поддержки благотворителей MeduzaCare. В апреле 2020 года она посвящена благотворительности во время карантина. Все материалы можно прочитать на специальном экране.

Зачем нужны волонтеры в закрытых учреждениях?

С начала пандемии закрытые учреждения перестали пускать волонтеров — из-за этого необходимой помощи лишились детские приюты, дома престарелых, психоневрологические интернаты. «Для большинства людей [запрет на посещение подопечных] может показаться несущественной неприятностью, потому что есть представление, что волонтер — это человек, который дарит ребенку радость, старается разнообразить его будни, и это что-то необязательное и опциональное, — рассказывает координатор проекта „Быть рядом“ благотворительного фонда „Волонтеры в помощь детям-сиротам“ Мария Рыльникова. — Однако волонтер — единственный человек, который приходит к ребенку просто так, без профессиональных целей, просто как человек к человеку, чтобы узнать, как тот себя чувствует, о чем думает, что его беспокоит». Например, к детям больше не могут приходить наставники — взрослые волонтеры, которые помогают им подготовиться к жизни за пределами детдомов (жизнь внутри учреждения мало напоминает реальный мир), выбрать профессию.

Почти в каждом детском доме на одного проживающего приходится один сотрудник, но это совершенно разные специалисты: повара, уборщики, охранники, медсестры, педагоги, воспитатели и психологи. «У каждого из них есть свой список обязанностей, который не оставляет времени на простой разговор с ребенком», — объясняет Рыльникова.

До пандемии волонтеры посещали жителей домов престарелых от нескольких раз в неделю до одного раза в месяц — в зависимости от региона, рассказывает координатор фонда «Старость в радость» Александра Кузьмичева. Теперь пожилые лишились и этих нечастых визитов. «Это дает многим из них новый смысл, — говорит Кузьмичева. — Бабушка сидит, и ей ничего не хочется, даже вставать и есть, а волонтеры дарят ей орхидею в горшке. Через месяц приезжают и видят, что она об этой орхидее очень заботится, что у орхидеи отросток пошел. Просят им этот отросток отсадить и вырастить — бабушка сияет. Она даже стала ходить по комнате». По словам координатора фонда, для пожилых людей каждый впервые приезжающий волонтер — желанный гость, на второй раз он уже становится внуком.

Волонтерская помощь играет большую роль и в жизни людей, которые живут в психоневрологических интернатах. Фактически волонтеры их единственные проводники в самостоятельную и более свободную жизнь. Волонтеры учат подопечных готовить (в ПНИ это запрещено), выбирать себе одежду (ее закупают централизованно по самой низкой цене), самостоятельно ходить в магазин. Присутствие в интернатах людей из внешнего мира также помогает предотвращать нарушения прав проживающих со стороны администрации (это случается очень часто).

Сейчас, говорит президент благотворительной организации для людей с тяжелой инвалидностью «Перспективы» Мария Островская, в ПНИ особенно остро не хватает хозяйственной помощи, так как в учреждениях в основном работают сотрудники старшего поколения. Иногда некому вынести мусор. «Волонтеры нужны, хотя бы чтобы помочь со стиркой, вывозом мусора, с хозяйственными вещами, которые не требуют прямого взаимодействия с жителями», — говорит она.

Как решают проблему?

В начале апреля министры здравоохранения, просвещения, труда и соцзащиты подписали письмо, которое разрешает сотрудникам НКО посещать учреждения для детей-сирот и психоневрологические интернаты. Но волонтеры в эту категорию не попали. 

По мере возможности недостаток общения пытаются компенсировать видеосвязью. Сотрудники фонда «Старость в радость» сомневались, что пожилые люди захотят общаться по интернету, но, к их удивлению, видеоформат прижился. Теперь вместо очных встреч раз в неделю волонтеры могут связаться с подопечными хоть каждый день. На сайте фонда можно найти расписание «поездок онлайн». Ближайшие мероприятия — волонтерский концерт «C Днем весны и труда» в Тульской области и видеопоездка в Урюпинский ПНИ в Волгоградской области.

Однако для некоторых жителей закрытых учреждений общение по видеосвязи просто недоступно, например для жителей психоневрологических интернатов с двигательными нарушениями или серьезными интеллектуальными нарушениями, объясняет директор фонда «Жизненный путь» Иван Рожанский.

«Мы и много других фондов, которые обратились в министерство труда и соцзащиты, пытаемся добиться, чтобы постоянные волонтеры могли находиться в учреждениях вахтовым методом (не возвращаясь вечером домой, — прим. „Медузы“) при соблюдении всех мер безопасности, — рассказывает глава фонда „Волонтеры в помощь детям-сиротам“ Елена Альшанская. — Кажется, что закрыть доступ логично — эпидемиологические меры. Но при этом сотрудники интернатов каждый день приезжают на работу на общественном транспорте. Это точно такие же люди с такими же действиями».

Из волонтеров на смену сотрудникам

Из-за того, что на вахтовую систему перешли не везде (то есть сотрудники каждый день возвращаются с работы домой), велик риск вспышек коронавируса в закрытых учреждениях. Первым из них стал дом престарелых в Вязьме, где заразились в том числе сотрудники учреждения — из-за этого возникла критическая нехватка персонала.

На помощь дому престарелых пришли волонтеры — 30 добровольцев устроились на полноценную вахтовую работу. «Больше всего откликнулось местных жителей среднего возраста. Некоторые из них до этого когда-то работали в доме престарелых, кто-то — сиделками или санитарками», — рассказывает глава фонда «Старость в радость» Лиза Олескина. После недолгого обучения волонтеры заменили значительную часть персонала.

Авторы исследования Центра перспективных управленческих решений о 24 уязвимых группах в период пандемии утверждают, что государство должно гарантировать возможность выхода на работу волонтеров в закрытые учреждения. «Если заболеет персонал, должна быть возможность заменить его волонтерами», — говорит директор центра Мария Шклярук.

Поменяться местами

Один из способов избежать массового заражения коронавирусом в закрытых учреждениях — расселить их. Именно такую рекомендацию дало правительство РФ. Жителей интернатов предлагают передать родственникам, опекунам или проектам сопровождаемого проживания.

После публикации этих рекомендаций директора региональных домов престарелых обзванивали родственников проживающих, но только единицы согласились забрать пожилых людей домой. «[Не забрали к себе] не потому что родственники плохие, — объясняет координатор фонда Александра Кузьмичева. — Просто у них в стабильное время не было ресурса заботиться о своих старших, откуда в кризис-то появится?»

НКО быстро отреагировали на рекомендации, но, несмотря на все усилия, выбраться из закрытых учреждений удалось лишь немногим. Например, фонд «Перспективы» вместе с петербургской Городской ассоциацией детей-инвалидов и центром системной поддержки людей с расстройством аутического спектра «Антон тут рядом» забрали из интернатов 26 человек. Кто-то приютил людей у себя дома, кого-то расселили в центры дневного пребывания (в обычное время опекуны могут привести туда людей с инвалидностью, чтобы заняться своими делами или отдохнуть, сейчас некоторые из них переоборудуют под постоянное проживание, — прим. «Медузы»). Фонд «Жизненный путь» забрал семь человек из разных московских ПНИ. Теперь они живут с волонтерами в тренировочных квартирах — помещениях, где люди из психоневрологических интернатов учатся самостоятельной жизни.

Арина Муратова — три года как волонтер «Жизненного пути». Уже две недели она живет в тренировочной квартире вместе с подопечной Ниной из интерната № 22. «Пусть это и очень точечная история, но хоть таким образом мы разгружаем систему», — говорит Арина.

Арина и Нина живут в разных комнатах. Одновременно с волонтерством Арина удаленно работает. По будням они с Ниной вместе готовят еду, делают зарядку. По выходным смотрят фильмы, собирают пазлы и занимаются рукоделием: Арина вышивает, а Нина плетет фенечки. Кроме того, у фонда есть онлайн-программы для подопечных и волонтеров, так что девушки слушают лекции по финансовой грамотности и занимаются спортом по видеосвязи вместе с другими ребятами.

Арина рассказывает, что первое время она боялась, что не справится. До переезда девушка забирала подопечных только на выходные или праздники. «Мне было просто страшно, как мы будем адаптироваться друг к другу и насколько каждому из нас будет хватать пространства, свободы», — рассказывает она.

Спустя неделю жизни в одной квартире с Ниной Арина поняла, что ее все устраивает. Нина, по словам Арины, социально адаптирована и в будущем вполне готова к самостоятельной жизни. «Мне абсолютно нормально будет так жить все майские праздники, а там, возможно, мы придумаем другую схему, например, одну неделю я, другую неделю — другой волонтер [будет жить с Ниной]», — рассказывает Арина.

Московские детские дома также объявили, что готовы отдать своих воспитанников в замещающие семьи на период пандемии. На данный момент фонду «Волонтеры в помощь детям-сиротам» удалось расселить шестерых детей — всего 40 приемных семей и волонтеров фонда готовы принять детей из закрытых учреждений. Сейчас они ждут разрешения от чиновников. «Это, конечно, очень мало с точки зрения реальных потребностей, но это уже очень много для конкретных детей, которые, надеюсь, окажутся в семьях», — написала в фейсбуке глава фонда Елена Альшанская.

По словам Александры Кузьмичевой, волонтеры в домах престарелых, как правило, не настолько тесно связаны с пожилыми людьми, как, например, добровольцы в детских домах. Несмотря на скученность учреждений — а в интернатах могут проживать до 500 человек — вопрос о расселении не стоит.

Вы можете стать видеоволонтером благотворительного фонда «Старость в радость» или поддержать фонды «Волонтеры в помощь детям-сиротам» и «Жизненный путь», благотворительную организацию «Перспективы», центр «Антон тут рядом».

Оксана Гандзюк