Перейти к материалам
Ухань, 31 января 2020 года
истории

«В супермаркетах у нас проверяют температуру» В Ухани остались около 200 россиян. Мы поговорили с несколькими из них о том, почему они все еще там

Источник: Meduza
Ухань, 31 января 2020 года
Ухань, 31 января 2020 года
Cai Yang / Xinhua / Sipa / Scanpix / LETA

5 февраля два самолета Минобороны РФ вывезли 144 россиянина из китайского города Ухань, где продолжается вспышка коронавируса 2019-nCoV. Эвакуированные проведут две недели на карантине в тюменском санатории. При этом, по официальным данным, в провинции Хубэй, где находится город, граждан России было почти на 200 человек больше. «Медуза» поговорила с россиянами, которые остались в эпицентре распространения коронавируса, о том, что сейчас происходит в городе и почему они все еще в нем находятся.

Эмма

научный сотрудник, в городе Ухань находится три месяца, попросила не раскрывать ее фамилию

Я приехала в Ухань по рабочей визе. Я занимаюсь наукой, и до этого мне довелось побывать здесь в командировке. Мне очень понравился город, люди здесь очень отзывчивые. Я здесь всего три месяца, но уже так привыкла, будто живу тут как минимум полгода.

В [начале] января уже ходили слухи [про вирус], но я думала, что это сезонная простуда. Когда стало известно, что это вспышка нового вируса, многие забеспокоились. Я восприняла происходящее спокойно — была уверена, что проблема скоро решится. К сожалению, ситуация приобрела большой масштаб, но китайские медики делают все, чтобы спасти людей. Меня поразило, как оперативно они построили больницу и поместили город-миллионник под карантин, чтобы не допустить дальнейшего распространения вируса.

У меня не было мыслей уехать, когда город закрывали. Я сразу решила, что буду в спокойной обстановке работать из дома. Я живу в международном общежитии — здесь охраняемая территория, посторонних не пускают, рядом есть больница, аптеки и супермаркеты. В общежитии осталось мало людей: многие уехали на китайские новогодние каникулы еще до закрытия города, некоторые страны эвакуировали своих граждан. Есть те, кто, как и я, решили остаться. Обстановка, конечно, изменилась, но люди, которые все еще здесь, продолжают жить как жили: готовят еду, общаются. Только наружу мало кто выходит.

В городе стало очень тихо и пусто. Это обычное дело для китайского Нового года, но сейчас «каникулы» затянулись из-за карантина. Я не замечала на улице какой-либо паники: люди выходят за покупками, гуляют с собаками. Просто их стало намного меньше. И еще люди стараются особо не разговаривать друг с другом. Все носят маски, естественно.

В большей степени я ощущаю все как опасное приключение. Сначала немного пугали ежедневные СМС с призывами соблюдать меры предосторожности и избегать людных мест. И люди в химкостюмах, которые регулярно обрабатывают улицы, казались жутковатыми. Но теперь я уже привыкла. Регулярно созваниваюсь с родными и успокаиваю их — они нервничают больше меня. Мне очень помогает юмор. Когда встречаюсь здесь с друзьями, которые нервничают, я стараюсь шутить и как-то развеселить их. Но вообще я не замечала, чтобы местные были сильно напуганы. Люди спокойно стоят в очереди в супермаркете, никто не ругается и не кричит. Единственное — люди стараются сделать все свои дела побыстрее и покинуть людное место.

Конечно, жизнь изменилась. Кафе и рестораны закрыты, тренажерный зал тоже — никуда особенно не сходишь. Но супермаркеты открыты, все продукты там есть. Позавчера в общежитии нам всем выделили по целому пакету овощей, чтобы не приходилось слишком часто выходить наружу.

При въезде на территорию и у входа в общежитие у нас проверяют температуру. В супермаркетах тоже замеряют. Постоянно напоминают, чтобы мы обращались к персоналу при первых признаках плохого самочувствия. Кроме того, есть круглосуточные контакты для помощи иностранцам. К счастью, никто из моих знакомых не заболел. Только одна китайская коллега рассказала, что ее тетя заразилась коронавирусом и лежит в госпитале.

Я сама увидела на сайте посольства объявление, чтобы россияне, находящиеся в провинции Хубэй, оставили свои контакты. Отправила свои данные, но мне не звонили и не писали. А когда собирали данные уже для эвакуации, я не стала их отправлять — потому что изначально решила остаться. У меня много работы, которую я могу делать дома. Считаю такой вариант вполне безопасным, мне совсем нет нужды паниковать и искать помощи. Да и я не считаю, что уехать в Россию было бы безопаснее: китайские медики уже имеют опыт лечения коронавируса. А подвергать свою страну опасности мне бы не хотелось.

Дарья Кузнецова

ведет блог о жизни в Ухани, в городе полтора года

Полтора года назад я переехала в Ухань по учебе, с тех пор здесь и осталась. На момент, когда стали поступать первые новости о вирусе, я находилась в соседнем городе на практике. И до последнего я не осознавала всего размаха эпидемии — и что город могут закрыть на карантин.

В Ухань я должна была вернуться на празднование китайского Нового года. В ночь на 23 января я возвращалась в город на абсолютно пустом поезде. И как только въехала в город, через восемь часов объявили о карантине. Город закрыли, и я не смогла больше выехать.

Ухань — очень большой, красивый и живой город. На китайский Новый год здесь всегда организуют различные мероприятия и празднования. Теперь все мероприятия отменили, большую часть времени все сидят дома. Если и выходят на улицу, то надевая маску и соблюдая все меры предосторожности.

В наших соцсетях действительно много паники и шума, потому что люди воспринимают одну и ту же информацию по-разному. Если говорить о китайцах, то все осознают сложность ситуации и понимают, что лишняя паника и истерики никому не помогут. Единственные, кто сейчас действительно нуждаются в помощи, — это заболевшие, их родные и врачи. И сейчас весь Китай сфокусирован на том, чтобы помочь именно им. За две недели карантина произошло много разных событий, многие из которых поражают оперативностью и скоростью реакции руководства Китая. Например, строительство двух больниц; приглашение врачей из других городов, для которых организовали специальные самолеты. Все службы всего Китая мобилизованы и направлены в первую очередь на разрешение проблемы. И это, конечно, восхищает.

Наверно, сейчас основные сложности связаны с передвижением по городу. Из-за того что общественный транспорт не работает, людям без личного транспорта достаточно проблематично передвигаться на дальние расстояния. По большей части все вынуждены оставаться дома — либо прогуливаться по своему району. Лично мне было сложно привыкнуть к маске, которую нужно обязательно носить. Без нее вас могут не пустить в магазин или общественное место. При входе в магазин или общественное помещение людей проверяют тепловизором и отмечают изменения температуры. Тщательно проверяют продукты в магазинах.

Со мной связывались [из посольства] по поводу эвакуации. Я не могла улететь: это связано с моими документами, которые я не могла получить, так как работа всех служб сейчас приостановлена. Мой вопрос не касался желания [эвакуироваться].

Обновлено. В первоначальной версии этого материала присутствовал комментарий россиянина Рияза Тимерясова, который утверждал, что находится в Ухани. Позже Тимерясов объявил, что намеренно распространил недостоверную информацию, чтобы ввести в заблуждение журналистов — и на самом деле он находится в России. «Медуза» удалила его комментарий из текста. Приносим свои извинения читателям.

Беседовал Павел Мерзликин

Реклама