Перейти к материалам
истории

Закончился третий сезон «Рассказа служанки» — мнения насчет него разделились. Что произошло в финальной серии? Осторожно, спойлеры!

Источник: Meduza
Jasper Savage / Hulu

На американском Hulu и в российском Videomore вышел финальный эпизод третьего сезона «Рассказа служанки». Последняя серия рассорила зрителей: одни хвалят ее за неожиданные сюжетные повороты, другие ругают за излишнюю сказочность. Кинокритик Егор Москвитин рассказывает, чем закончился сезон и почему, несмотря на споры, зрители все равно будут ждать новых серий.

Осторожно, в этом тексте очень много спойлеров! Если вы не хотите узнать, чем закончился третий сезон «Рассказа служанки», лучше посмотрите на гигантского пингвина.

Что произошло

Финальная серия начинается с размышлений Джун (Элизабет Мосс) о том, что в идейных конфликтах побеждает не тот, у кого больше сторонников, а тот, кто безжалостен и готов идти в своей жестокости до конца. Джун обещает себе, что и сама станет беспощадной — и держит слово: в середине эпизода она наведет пистолет на ребенка, а в финале застрелит пленного солдата. Всю серию служанки и марфы готовят побег. Их цель — перевезти в Канаду 52 ребенка, но к самолету их приходит гораздо больше (шоураннер Брюс Миллер говорит, что всего их было 165). Операция завершается успехом, но сама Джун остается в Гилеаде. Пока все остальные пробираются на самолет, она отвлекает охрану и бежит в лес, где ее ранят. В Канаде самолет с детьми, марфами и служанками встречают Люк Бэнкол, Мойра и Эмили. А раненую Джун находят в гилеадском лесу другие служанки. Рядом с ней лежат пистолет, штурмовая винтовка и мертвый солдат — как обещание, что в следующем сезоне война в Северной Америке станет по-настоящему кровопролитной. 

Что будет в четвертом сезоне

Шоураннер Брюс Миллер намекает, что власти Гилеада «сорвутся с цепи». Дети — основной ресурс страны и гарант уважения к ней на мировой арене, поэтому возмездие будет максимально жестоким. Сериал перестал быть экранизацией книги еще в конце первого сезона, поэтому дальнейшее развитие сюжета авторы придумывают на ходу. И Миллер говорит, что подготовка к четвертому сезону начнется с консультаций людей из настоящего ООН — только они могут спрогнозировать, как поведет себя в кризисной ситуации страна-изгой. Начнет ли Гилеад полномасштабное вторжение в Канаду? Или ограничится локальной спецоперацией и дипломатическим давлением? Ясно лишь то, что командоры постараются вернуть своих детей, а оставшаяся в Гилеаде Джун — найти дочку Ханну. И к ней наверняка присоединятся родные и близкие из Канады — Люк или Мойра. 

Что касается четы Уотерфордов, то их положение, кажется, теперь может изменить только война. Серене Джой (Ивонн Страховски) почти удалось убедить канадские власти, что в Гилеаде она лишь выполняла приказы режима. Но после того, как командор Фред (Джозеф Файнс) дал против жены показания, ее обвинили в изнасилованиях. Так что теперь их обоих ждет суд. 

Jasper Savage / Hulu
Jasper Savage / Hulu

Чем хорош этот финал

В первую очередь — эмоциональной развязкой и искусным клиффхэнгером, обещающим эскалацию конфликта в следующем сезоне. Пока в Канаде дети воссоединяются с родителями, а Люк плачет у трапа самолета в надежде увидеть жену или дочь, в Гилеаде готовится новый виток войны. Командора Лоуренса (Брэдли Уитфорд), участвовавшего в подготовке побега, наверняка ждет казнь — как и тех служанок и марф, что не ушли в леса. Джун осталась в стране не только для того, чтобы помочь другим улететь, но и чтобы найти свою дочь и разделить ответственность с боевыми подругами. В конце серии шестеро служанок несут раненую Джун по лесу, а она читает строки из Исхода — и все это здорово напоминает финал третьего сезона совсем другого сериала — «Игры престолов», в тридцатом эпизоде которого к Дейенерис Таргариен тянулись тысячи рук освобожденных ею рабов. 

В «Рассказе служанки» Джун тоже проделывает сложный и страшный путь от жертвы к мстителю — финал рифмует начало и конец этого пути, поэтому он так красив. В начале сериала героиня бежала по лесу в сторону Канады, и ее догоняли не союзники, а каратели. Заканчивается он тоже в лесу — но на этот раз на помощь Джун приходят другие служанки. В первом сезоне женщин заставляли взять камни, чтобы наказать одну из служанок. В третьем сезоне эти камни летят уже в мужчин. Таких зеркальных сцен очень много — и они напоминают зрителю о том, какой путь он проделал вместе с сериалом за два с лишним года. И поскольку «Рассказ служанки» стал одним из символов борьбы за равноправие женщин в реальном мире (достаточно вспомнить, как часто атрибуты вымышленной вселенной используются в настоящих гражданских акциях), то в оптимистичном финале сезона есть нотка сладкой ностальгии. Зрители и герои в этом эпизоде как будто превращаются в бойцов одного и того же Сопротивления.

Jasper Savage / Hulu

За что финал критикуют

Примерно за то же, за что после пятого сезона начали критиковать «Игру престолов» — за нарушение собственных правил игры. Оба сериала в первых сезонах приучали зрителя к мысли о беспомощности сил добра и о невозможности счастливого финала. О том, что героические порывы могут принести лишь моральное удовлетворение — но за него придется заплатить свободой и жизнью, при этом окружающий мир так и останется гиблым и безразличным местом. Этот жестокий реализм шел вразрез с законами фэнтези и фантастики, зато обеспечивал психологическую достоверность поведения героев (редкость для эпических историй) и задавал аудитории сложнейшие и очень личные вопросы. Что дальше случилось с «Игрой престолов», все уже знают: положительные герои в ней начали воскресать и по-голливудски спасать друг друга «в последний момент». Логика сказки восторжествовала.

То же самое, к ужасу части фанатов, сейчас происходит и в «Рассказе служанки». События последней серии напоминают не реалистичную антиутопию, а сюжет «бондианы». Героини готовят грандиозный побег, в который вовлечены десятки людей, но у них все получается — даже после предательства одной из заговорщиц. Больше полусотни детей, часть из которых родилась уже при Гилеаде и потому не знает другого мира, спокойно и тихо садятся в самолет — хотя для многих из них это означает расставание с родителями. Хорошо вооруженные мужчины не могут остановить женщин с камнями. Джун ранят, но она остается в живых в духе Джона Сноу. Кинокритик Бет Элдеркин, до этого хвалившая сериал, разводит руками и констатирует, что из «кошмарной антиутопии он превратился в сказку о мести».

Jasper Savage / Hulu

Сериал полностью отрывается от реальности — но именно сложные отношения с ней и делали его таким интересным. Первый сезон, в котором герои бежали в Канаду от нового американского режима, в начале 2017 года удачно играл с растерянностью демократов после избрания Дональда Трампа президентом. Тогда сериал общался с аудиторией не языком утешения (как многие другие шоу), а языком страха. Второй сезон совпал с подъемом движения #MeToo, и уже тогда его начали упрекать в том, что он чересчур запугивает зрителя откровенными сценами сексуального насилия. Но по-настоящему страшным в «Рассказе служанки» всегда было то, что его пророчества казались самосбывающимися, а самые дикие фантазии напоминали реальность. В финале третьего сезона Джун объясняет маленькой девочке отличия между Канадой и Гилеадом так: «В той стране никто не накажет тебя за чтение; никто не скажет, о чем ты должна думать, кого любить и во что верить. Тебе не придется быть женой или матерью, если ты этого не захочешь». И даже самый твердолобый зритель в этот момент понимает, что Гилеад существует на самом деле. 

Но в том же третьем сезоне «Рассказ служанки» нарочно сгущает краски — и зритель начинает подозревать, что сериал просто эксплуатирует его страхи. К примеру, в серии, где Джун впервые попадает в Вашингтон, она видит, что в столице служанок не просто заставляют время от времени носить кляпы во рту, как в других штатах Гилеада. Вместо этого сериал придумывает новый символ молчания и бесправия женщин — губы, скрепленные металлическими кольцами. Это эффектный и страшный образ — но он идет вразрез с логикой вселенной, которая до этого пугала своим реализмом. Задача служанок в Гилеаде — вынашивать потомство, поэтому здоровье этих женщин — большая ценность. Железные скобы во рту не позволили бы им нормально питаться и соблюдать гигиену. Журналисты сравнивают эту нелепость с жанрами body horror и torture porn — и не понимают, стоило ли превращать убедительную антиутопию в очередной сиквел «Пилы».

Поэтому третий сезон, несмотря на свой эффектный финал, оставляет фанатов в легкой панике. С одной стороны, ставки повышаются — зрители уже предвкушают масштабную гражданскую войну — сюжет, который делает интересными не только «Игру престолов» и «Мир дикого запада», но и «Мстителей» со «Звездными войнами». С другой стороны, «Рассказ служанки» во время сказочного побега растерял свои прежние — самые изощренные — инструменты пыток аудитории. Он больше не пугает непредсказуемостью, потому что Джун застрахована от смерти: Элизабет Мосс — единственная суперзвезда шоу, а ее героиня — рассказчица, без которой невозможно продолжить сюжет. Да и для онлайн-сервиса Hulu сериал остается флагманским шоу. Но самое обидное — то, что эта история уже не кажется правдоподобной и честной, потому что в Гилеаде силам добра начало везти, как в сказках. А в реальности, как известно из новостей, так не бывает.

Вы совершили чудо «Медуза» продолжает работать, потому что есть вы

Егор Москвитин

Реклама