Перейти к материалам
Иван Голунов на выходе из главного следственного управления ГУ МВД по Москве 11 июня 2019 года
истории

Как российские издания, телеканалы и соцсети следили за делом Ивана Голунова. Исследование «Медиалогии»

Источник: Meduza
Иван Голунов на выходе из главного следственного управления ГУ МВД по Москве 11 июня 2019 года
Иван Голунов на выходе из главного следственного управления ГУ МВД по Москве 11 июня 2019 года
Артем Геодакян / ТАСС / Scanpix / LETA

6 июня в Москве задержали корреспондента отдела расследований «Медузы» Ивана Голунова, его обвинили в покушении на сбыт наркотиков. Через пять дней, 11 июня Голунова отпустили, прекратив уголовное преследование — расследование начали уже в отношении полицейских, которые вели его дело. В первый день после задержания о Голунове в соцсетях говорили больше, чем о президенте Владимире Путине. По данным «СКАН-Интерфакс», журналист «Медузы» замыкает топ-5 самых упоминаемых персон в СМИ за весь июнь. «Медуза» попросила компанию «Медиалогия» измерить, насколько часто в СМИ и соцсетях говорили о деле Ивана Голунова и о «народной» статье 228 УК, по которой ему предъявляли обвинения.

Главным источником информации о деле Голунова были онлайн-издания, которые следили за развитием ситуации с момента, когда стало известно о задержании журналиста — утром 7 июня.

20 июня во время «прямой линии» президенту Владимиру Путину задали вопрос о статье 228 в контексте дела Голунова. Президент не назвал имя журналиста, но однозначно заявил: смягчать статью о незаконном хранении и распространении наркотиков не будут. «Никакой либерализации здесь быть не может», — сказал президент. Это вывело обсуждение статьи 228 на первый план по сравнению с делом Голунова, который к тому моменту уже неделю был на свободе.

О задержании Голунова стало известно в пятницу, поэтому печатная пресса полноценно начала следить за его делом только в понедельник 10 июня. В этот день три главных газеты страны («Ведомости», «Коммерсант» и РБК) впервые в истории вышли с одинаковой первой полосой — «Я/Мы Иван Голунов». Эти слова стали лозунгом акции солидарности с Голуновым, а затем — протеста против полицейского произвола. Именно в день несогласованного протестного марша в Москве количество упоминаний дела Голунова в прессе достигло максимума.

В первые дни главные российские телеканалы освещали дело Голунова только отдельными новостями. 9 июня канал «Россия 24» выпустил, а затем повторил внеочередной выпуск программы «Дежурная часть», целиком посвященный версии следствия: они дважды заявили в эфире федерального телевидения, что, вопреки предварительным данным экспертизы, уверены в причастности Голунова к преступлению. Затем позиция каналов изменилась, ведущие начали призывать к освобождению коллеги-журналиста.

Как только преследование Голунова было прекращено, телеканалы перестали рассказывать о деле Голунова. Проблему «народной» статьи 228 в контексте этого дела в федеральном телеэфире, судя по данным «Медиалогии», не затрагивали вовсе — ее упомянули лишь когда об этом рассказал Путин.

В социальных сетях за делом Голунова следили только до момента, когда уголовное преследование было прекращено и журналиста отпустили из полиции. После «прямой линии» с Путиным об уголовном деле окончательно перестали говорить. Интерес к статье 228 на пике обсуждения дела Голунова также возрос до нескольких тысяч упоминаний в день.

Михаил Зеленский

Реклама